Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Год Даниила Гранина начался в декабре

Предстоящий год объявлен в России Годом Гранина — поскольку родился писатель 1 января, торжества по случаю его 100-летнего юбилея в Санкт-Петербурге начались еще до Нового года

Текст: Ольга Штраус, Санкт-Петербург
Фото: Игорь Кравченко, с сайта fotokto.ru

В Президентской библиотеке открылась мульмедийная выставка «Гранин и молодежь» и состоялась презентация одноименного сборника: здесь опубликованы 66 выступлений писателя перед университетской аудиторией, ответы на вопросы, которые задавали ему студенты XXI века.

На «Книжном салоне», прошедшем в Петербурге, состоялась презентация книги «Воспоминания о Гранине». Авторы — коллеги, соратники и друзья писателя, среди которых много известных ученых, а также — члены его семьи.

По словам дочери писателя Марины Чернышевой-Граниной, издание этой книги именно сейчас было крайне важным.

 

Здесь собраны воспоминания людей, с которыми папа учился в школе, работал, воевал, его коллеги-писатели, — говорит она. — Многих уже нет с нами. И эти воспоминания ушли вместе с ними, поэтому мне казалось, что сохранить их слова — самая важная, самая сложная работа.

 

Еще одна уникальная издательская новинка в преддверии юбилея — книга «Последняя тетрадь», выпущенная «Редакцией Елены Шубиной». Об этом сборнике хочется рассказать особо. Его редактор-составитель Наталья Соколовская подчеркивает:

Гранина сейчас переиздают много. Он выходит в издательстве «Азбука» в серии «Малое собрание сочинений», в серии «Русская литература. Большие книги»… С «Последней тетрадью» — другая история. И отношение к ней иное, другой степени нежности. Когда человек уходит из жизни и оставляет нечто вроде завещания — это ценно. В сборник же вошли тексты, которые были обнаружены на даче писателя действительно в последней тетради, в которой он делал записи. Кроме того, в книгу вошел еще один «корпус фрагментов», как назвал его автор предисловия писатель Яков Гордин. Этот «корпус фрагментов» публиковался в восьмитомном собрании сочинений Даниила Гранина. Там эта книга называлась «Изменчивые тени». Она необыкновенно атмосферна и очень современна. Хотя вовсе не совпадает с пафосом сегодняшнего дня: вся проникнута гуманистическими, антивоенными настроениями. И хотя она такая светлая, здесь часто встречаются слова «война» и «блокада». Потому что, как писала Ольга Берггольц, «надо говорить только о том, что война есть позор и бесчестье людей». И именно в этом ключе говорит об этом солдат, прошедший войну, Даниил Гранин.

Наталья Соколовская напоминает: предстоящий 2019-й — это не только год 100-летнего юбилея писателя. Это еще и год 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Год 40-летия выхода «Блокадной книги». И в этой связи она просит обратить особое внимание на текст «Неизвестный солдат», опубликованный в книге:


Гранин. Последняя тетрадь «Мы не хотим осмыслить цену Победы. Чудовищная, немыслимая цена. Правду о войне выдают порциями, иначе бы она разрушила все представления о сияющем лике Победы. Все наши полководцы, маршалы захлебнулись бы в крови. Все наши монументы, Триумфальные ворота выглядели бы ничтожно перед полями, заваленными трупами. Из черепов можно было соорудить пирамиды, как на верещагинской картине. Цепь пирамид — вот приблизительный памятник нашей Победе. В «Блокадной книге» мы с Адамовичем написали цифру погибших в блокадном Ленинграде: «около миллиона человек». Цензура вычеркнула. Нам предложили — 632 тысячи — количество, которое дано было министром Павловым, оно было оглашено на Нюрнбергском процессе…
Пример Ленинградской блокады характерен. Даже добросовестные историки не учитывают погибших на «Дороге жизни», в машинах, что уходили под лед, и тех, кто погибал уже по ту сторону блокады от последствий дистрофии, и те десятки, сотни тысяч, что в июне-августе бежали из пригородов в Ленинград и там вскоре умирали от голода неучтенными…»


Автор предисловия к «Последней тетради» Яков Гордин не согласен с редактором, что книга получилась «очень светлой».
«Наоборот, — говорит он, — это очень жесткая, я бы даже сказал, местами жестокая книга. И по отношению писателя к себе, и по отношению к эпохам, в которые он жил.
Гордин обращает внимание на два эпиграфа, которые он предпослал своему предисловию:

«Для меня грехи мои с годами стали неотступны. Свои заслуги не вспоминаются, а вот угрызения совести покоя не дают. Д. Гранин, «Последняя тетрадь».
«Глупец один не изменяется, ибо время не приносит ему развития, а опыты для него не существуют. А. Пушкин, «Александр Радищев».

Вопрос «меняются ли люди и как?» представляется Якову Гордину в данном случае ключевым.

Проблема трансформации человека, который не глупец и для которого опыты жизни существуют — одна из главных психологических проблем. И с этой точки зрения мне было необыкновенно и интересно читать эту книгу. Я знаю Даниила Александровича с 1959 года. И Гранин, с которым мы говорили в 1965 году, когда он помогал мне, тогдашнему собкору «Литературки», предотвратить строительство турбазы в Пушкинском селе Михайловском, и Гранин, с которым мне случалось разговаривать на разных этапах «дела Бродского» — это совсем не тот Гранин, с которым мне довелось общаться в последние 10—20 лет. Оставаясь собой, Даниил Александрович менялся, и менялся очень своеобразно. Естественно, что человек меняется в разные эпохи. Происходит естественный процесс накопления понимания, что такое хорошо и что такое плохо. И в своей «Последней тетради» писатель Гранин скрупулезно и безжалостно фиксировал эти изменения взаимоотношений человека и мира. Для психологов, историков, социологов это драгоценный материал. Можно только позавидовать ученым, которые будут всерьез исследовать творческую биографию Гранина — ведь в книге есть «записи для себя», которые Даниил Александрович вовсе не собирался обнародовать. Но они содержат очень важные сведения для понимания его художнической сути. И для понимания того, как проходит думающий человек сквозь резко меняющиеся исторические ситуации.
Не случайно один из центральных персонажей воспоминаний Гранина — Сталин. Вот как он пишет о нем: «После войны, когда собрал он свой хурал, хоть помянул бы тех, кто живота не пожалел, защитив этих кремлевских шакалов. Ни слова сочувствия вдовам, инвалидам, сиротам. Их ведь, считай, полстраны в остатке. Поклонись им, падло, до земли, на колени встань, прощения проси, упырь!»

Писательница Елена Чижова восхищается изощренной композиции этой книги, устроенной по принципу контраста и пронизанной внутренними рифмами. А еще она вспоминает, что при поколенческой разнице в возрасте с Граниным — поразительное дело! — можно было всегда свободно, открыто говорить обо всем, не боясь натолкнуться на непонимание или обиду. Однажды она написала статью, где резко полемизировал с писателем и принесла ее ему показать. Заявила: если вы сочтете, что публиковать это не надо — не буду. Подразумевала: дружба с вами мне важнее личного мнения. Он прочел статью и тут же позвонил: «Публиковать надо непременно! Это важно еще и потому, что это — диалог поколений».

Молодые читатели, которые уже успели подержать «Последнюю тетрадь» в руках, отмечают, что она напоминает им… ленту фейсбука. Отрывочные воспоминания, реакция на события сегодняшнего дня, размышления по поводу. И в этом смысле книга — даже по форме — получилась очень современной.

А Марина Чернышева-Гранина, не только дочь, но и руководитель Фонда Гранина, подчеркивает:

Книга дорога еще и потому, что здесь есть материалы, которые никогда не издавались. Это действительно последняя тетрадь, последняя работа отца.

Она рассказала о том, что сделано Фондом Гранина в ходе подготовке к юбилейному году:

 

Небольшая группа литературоведов во главе с Игорем Николаевичем Сухих начала работу по изданию полного собрания сочинений. Оно будет, видимо, в 13-ти, а может, в 14-ти томах. Главная особенность заключается в том, что здесь будет приведена история создания каждой книги, будут представлены материалы о прототипах героев.
Пока готов первый том, в который вошли самые первые произведения отца, с 1949 по 1955 год. Главная повесть там — «Искатели». И совершенно неожиданно, разбирая папины архивы, я нашла очень интересный материал, полученный им где-то в 2000 году с сопроводительным письмом, где пишется: наконец проблема, над которой работал ваш герой, решена. Решили ее мы, группа такая-то. В папку был вложен научный труд, свидетельство о награждении за эту работу. И еще они просили папу, как автора «Искателей» написать рецензию на их труд, так как считают моего отца родоначальником исследования той проблемы, которой занимался его герой.

 

Марина Чернышева-Гранина отмечает: в таких фактах вдруг открывается необычная «польза» художественной литературы, трогательно, что многие люди науки считают себя последователями литературных героев.

Помимо издательских, Год Гранина будет отмечен еще рядом событий. Так, запланировано проведение двух научных конференций — о жизни и творчестве писателя и о Второй мировой войне. На доме, где писатель прожил почти всю свою творческую жизнь — с 1955 по 2017 год — появится мемориальная доска. А памятник Даниилу Гранину, по всей вероятности, будет установлен на Дальневосточном проспекте — напротив библиотеки, что носит его имя.

Кроме того, по решению правительства Санкт-Петербурга учреждены 10 именных стипендий имении Гранина, которые будут вручаться студентам за лучшие работы в области литературоведения.

18.12.2018

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Гранин 100›:

Подписка на новости в Все города Подписаться
Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ