Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Конкурс короткого рассказа Дама с собачкой или курортный роман

Маргарита Соседова «Ди о Во»

«Не избалованная солнцем Динка предавалась загару до умопомрачения, переворачиваясь как блин на сковородке. Ей непременно стать, как Наоми Кэмпбелл»

Они встретились, как в песне: на жарком юге. Он — южанин. Бывший моряк. В легких летних брюках и белоснежной рубахе нараспашку. Загорелый до шоколадного блеска, а голос с едва заметной хрипотцой. Он был старше ее на 19 лет.

Она — разведенная и истосковавшаяся по любви грудастая шатенка с зелеными глазами. На момент их знакомства Динарке Килиной было 36.

На юг ее давно звала подруга, но сначала Динара переживала тяжелый развод, потом длились судебные тяжбы. Наконец Динка оставила сына-подростка на попечение родителей, купила чересчур откровенный купальник и пустилась во все тяжкие.

Женщины сняли в аренду просторную комнату. В нескольких шагах от моря, между прочим.

В первый же день они отправились на пляж, где провалялись до самого вечера. Не избалованная солнцем Динка предавалась загару до умопомрачения, переворачиваясь как блин на сковородке. Чтобы стать, как Наоми Кэмпбелл. Не меньше!

Расплата наступила ближе к рассвету, когда сгоревшая кожа Килиной начала пузыриться и пульсировать. От малейшего прикосновения к воспаленному телу хотелось лечь и умереть. Но даже лечь было невозможно, и два тягостных дня Динка стояла под тентом во дворе, ждала, когда полегчает.

А на третий день в гости пришли Иркины знакомые.

Первым в комнату ворвался, словно ветер, седой незнакомец. Полы его расстегнутой невесомой рубахи развевались, как флаги на флагштоках. На затылке была надета белая бескозырка с надписью «Новороссийск». Когда он увидел Динку с облупившимся лицом, рассмеялся.

— Владимир Семенович, — представился кареглазый и начал выкладывать из бумажных пакетов гостинцы.

Несколько часов в обществе Семеныча и двух его попутчиков пролетели незаметно. Мужчина в бескозырке рассказывал уморительные истории из своей морской жизни. Динка смеялась до слез и, пардон, до икоты.

Когда наступил вечер, гости засобирались домой. А Семеныч неожиданно пригласил Килину прогуляться по набережной. Она согласилась.

Гуляли они до утра. Кавалер рассказывал про себя, город и флот. Динка слушала и не могла наслушаться.

Каждый день Семеныч наведывался в домик у моря. Он приносил угощения, устраивал экскурсии по городу и порту. А по ночам начал писать Динке смски, в которых называл ее «принцесса» или «леди Ди». Килина пряталась от Ирки под одеялом и, как одержимая, строчила сообщения седому кавалеру. Ей до смерти нравилось имя «Ди» и вся эта безумная авантюра тоже.

Наступил день отъезда. Семеныч провожать не пришел, и вообще куда-то испарился, но как только Динка села в вагон — началось…
«Извини, что не проводил. Были дела…».

Грудь Килиной наполнилась особенным воздухом, а щеки стали горячими, словно их только что жарко целовали. Телефон продолжал передавать послания, и Динара начала отвечать.
Больше соседи по плацкартному вагону лица ее не видели. Наблюдали только затылок. Склонившись над телефоном, она писала смс. Килина даже в туалет с ним ходила, засунув в лифчик, чтобы, не дай бог, не выпал.
Во (а теперь морского волка принцесса Ди называла именно так) бомбил новую пассию с Урала сообщениями, не переставая.

Килина вернулась домой уже не разведенной, а влюбленной. Жизнь заиграла красками. Черно-белый фильм стал цветным. Она поделилась счастьем с подругами и коллегами на работе. Не со всеми, конечно, но как принцесса могла промолчать?!

— Вы целовались?- тактично интересовались одни.

— Какой он в постели? — спрашивали в лоб другие.

Динка, то краснея, то бледнея, пыталась объяснить, что это нечто другое. Иное. Что у них с Во растет взаимное чувство. Оно пока крошечное, с маленькое зернышко, и поэтому Килина так над ним трясется.

Но подруги одержимости немолодым и далеким кавалером не разделяли.

А между тем переписка Ди и Во перешла на новую ступень.

«Тебя много в моей жизни!», «Боюсь в тебе утонуть!», «Ди, ты — чудо».

Килина потеряла рассудок. По утрам они вместе умывались и чистили зубы. Завтракали, потом бежали на работу, после чего ехали вечером в автобусе, возвращаясь домой. Она даже спала с ним. Не с телефоном, нет. На подушке рядом с Динкой лежал он — Во. Оранжевый, с поцарапанным экраном «Нокиа» был просто проводником. Мостом, соединяющим души.

Неожиданно Во начал пропадать. Не писал по нескольку дней. Боги, как же она страдала тогда! Бродила, как привидение, и думала, чем и когда могла обидеть любимого.

Потом Во возникал, и Динке снова хотелось жить и нескончаемо любить. Так прошло несколько недель. Во писал, она отвечала и ждала, когда он замолкал.

Однажды Динка написала ему о своих чувствах. Ей казалось, что время пришло. Что уже можно. Но вместо ожидаемого «я тоже люблю!» в ответ пришел смайлик. Килина смотрела на присланный кружочек с точками вместо глаз, ничего не понимая или отказываясь понимать. Потом он написал, что Ди заблуждается и вовсе не влюблена. Просто неадекватно к нему относится. Но, решив, что и этого ей мало, поведал о той самой Настоящей любви.

Несколько лет назад Во увидел в автобусе прекрасную незнакомку и подошел. Дальше — как у Булгакова: «любовь выскочила перед ними, как убийца». А затем женщина заболела и умерла. Такая вот печальная история.

У Динки после прочтения разболелась голова. Она весь вечер, не моргая, смотрела в потолок, а сын несколько раз потрепал ее за плечо. Не померла ли мать часом? Сердце Килиной обливалось слезами. Получается, та женщина была для него настоящей, а она — так…Просто Ди по переписке. Дура с Урала!

Словно в подтверждение горестных мыслей от Во пришло новое сообщение:

«Мы просто выдуманные персонажи. Ди и Во. ДиВо. Воздух и вода».

Динка схватила телефон и со всей силы сжала в руке. Словно это была шея Семеныча. Она не воздух! Она женщина. Теплая. Живая. Настоящая.
Впервые за два месяца Килина решила позвонить Во и все ему высказать. Конечно, он не ответил. А потом вообще перестал писать.

Объявился южанин через два дня. Это снова были смс. Моряк извинился. Умолял простить. Принцесса сдалась без боя. Она скучала. Во написал, что Динка нравится ему не только как друг, но и как женщина. Это было его признание.

А через пару недель Килина получила посылку — тяжелый фотоальбом «Новороссийск» в подарочной упаковке. Каждая страница в нем кричала о любви. После такого подарка она не имела права на бездействие. Свой ответ Чемберлену Килина собрала быстро: бальзам на лечебных травах и сувенирный дорогущий кинжал. Какой моряк без кинжала! Вместе с этим джентльменским набором на дно коробки с логотипом «Почта России» легло душераздирающее письмо о женской любви на шести страницах.

Ответ от Во пришел, когда Килина была на службе. «Посылку получил. Не хотел отвечать на этот бред. Но решил еще раз объяснить: мне -55, сыну — 32, в браке — 29 лет. Ничего менять не собираюсь. Очнись!»

Буквы в рабочей тетради начали расти на глазах, намереваясь выскочить из тетради. В ушах зазвенело, словно Динке залепили смачную пощечину. Телефон в руке дрожал. Точнее, рука с телефоном дрожала. Звуковой сигнал оповестил о новом сообщении. «Письмо прочитала жена. Смеялась. Я его порвал, а ножик отдал внуку, пусть играет». Леди Ди впала в ступор, сидела не двигаясь и смотрела в одну точку. «Бред». «Смеялась». «Порвал».

Подошла кладовщица Олеся, поинтересовалась: здорова ли Динка?

Килина не шевелилась. «Очнись». «Ничего не собираюсь менять». «Ножик».

Олеся видела, что коллеге очень плохо, но не знала, чем ей помочь.

Всю ночь, оскорбленная женщина не спала. Она умирала. Смс от Во пришло утром. «Мир?» — интересовался моряк, словно они отобрали друг у друга ведерки в песочнице. «Предлагаю забыть Ди и Во. И стать абстрактными персонажами. Просто переписка, и пусть все живут!» — не дожидаясь ответа, предложил морской волк.

К утру Динка собрала себя в кучу. Она ответила, что согласна забыть письмо, кинжал (который «ножик») и вообще все, что навыдумывала за эти полгода. Несколько дней Килина старательно играла новую роль, но вместе с этим начала понимать, что слепила образ любимого Во сама. И он позволил ей это сделать. Чтобы не говорил, а точнее — не писал Владимир Семеныч, он испытывал к Динке притяжение. Только очень боялся себе в этом признаться. Всю ответственность ухажер переложил на женские плечи. Удобно и никаких обязательств.

Килина набрала длинное, состоящее из нескольких частей смс и отправила его в Новороссийск. Она писала, что не может, а главное — не хочет больше себя обманывать. Что ей очень больно и мерзко от того, что Во плюнул ей в душу и отрекся от нее. Что можно с человеком прожить много лет, но так и не узнать его. А можно вот так: увидеть и раствориться.

Через час пришел ответ: глупый и совсем не в тему анекдот.

В конце предложения стоял традиционный смайлик.

Килина восстанавливалась тяжело. Еще пару месяцев она вздрагивала от звука приходящих смс. Но больше с юга ей никто не писал.

Так прошел год. Динка начала встречаться с симпатичным водителем Максимом, а прошлогоднюю страстную переписку вспоминала все реже и чаще с улыбкой.

Однажды Килиной пришло сообщение с незнакомого номера.

— Ди, открой личико.
— Помечтай, Во.
— Сейчас позвоню.

….

— Почему трубку не взяла?

— Не хочу.

— Ты изменилась…

— Учитель хороший был.
— Царство ему небесное! А я уже не люблю смс, не ругайся.

— С чего мне ругаться. Мне все равно.

— Быльем поросло?

— Да.
— А у меня клумба! На ней растут ДИвные цветы, я хорошее не хороню.
— Кто-то в это хорошее однажды сходил по-большому.
— Да нет, просто этот кто-то был мудрее и думал не только о себе.
— Забудь.
— Зачем? Это же было. Пусть клумба будет, пришел, посмотрел, улыбнулся. Ты была права…Поцелуй Бога.

— Как мило.
— Если бы мог, написал про это книгу… Но увы.
— А ты напиши. Вместе посмеемся. И жену позовем.

— Зря ты так. Я виноват. Но не могу тебя забыть. И не знаю, как положить на бумагу чувства, которые тогда испытывал. Они сразу блекнут. Пробовал записать… Не греет. Ты грела.

— Прощай, Во.

— Удачи, любимая!

Килина удалила переписку, вышла на балкон и сделала глубокий вдох. Динка была довольна. Она взяла телефон и набрала сообщение: «Я соскучилась!» и нажала кнопку «отправить».

Ответ пришел быстро.

«Я тоже! Скоро буду»

Максим возвращался домой.

25.07.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹«Дама с собачкой». Конкурсные работы›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ