Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Мы никогда не обращаем внимания на рейтинги»

Главный редактор «Редкой птицы» Светлана Сильванович — о жизни воробья, женщине, появившейся из собачьего хвоста, и о том, кто заказывает и покупает детскую книгу

Текст: Сергей Алексеенко
Фото:  страница Facebook Светланы Сильванович

Ваше издательство интригует всем: своими книгами, своим названием, наконец, своей молодостью — официально оно существует лишь с 2014-го! Каково происхождение «Редкой птицы»?

Светлана Сильванович:  Вообще-то на рынке мы с 2001 года — именно тогда образовалось издательство «Форум». Оно специализировалось на выпуске учебников, психологической, педагогической литературы. Сама собой пришла мысль: коль скоро мы делаем книги для родителей и воспитателей, почему бы не начать издавать что-нибудь и для детей?

Тем более, подобный уход в сторону у вас уже случался — тогда он был связан с фантастикой…

Светлана Сильванович:  Да, мы в 2005 году завели в «Форуме» серию фантастики «Другая сторона». Это был эксперимент, к сожалению, не очень удачный. Книги при этом были замечательные — чего стоили «Шайтан-звезда» Далии Трускиновской или трилогия «Рыцарь Ордена» Сергея Садова! Они занимали высокие места и на конкурсах, на харьковском «Звёздном мосту», на конвенте «Зиланткон». Но мы сами не были готовы войти в переполненную нишу фантастики. Наверное, это всё-таки не наш профиль. Через три года проект пришлось свернуть. К детской книге мы подошли уже с умом.

А откуда такое название — «Редкая птица»?

Светлана Сильванович:  Конечно, первое, что приходит в голову, особенно в свете последних событий — это цитата про середину Днепра. Но мы ничего такого не имели в виду. Редкая птица — это, скорее, дух тех людей, которые издают все эти книжки. О них нам с самого начала говорили: «Это ни на что не похоже». Такими мы и хотим оставаться.

Чем же книги вашего издательства отличаются от прочих?

Светлана Сильванович:  Мы вначале пытались придумать какую-то концепцию, но вскоре поняли, что это невозможно. Есть некое понимание того, что нам интересно, но просто так его не сформулируешь. Хотя кое-что выделить можно. Дело в том, что сейчас, мне кажется, очень мало уважения к факту. Книг много: интересных, прекрасно иллюстрированных. Но вот таких, которые при этом не гнали бы, извиняюсь, пургу про каких-нибудь пингвинов, очень немного. Дети каждый день видят воробья. Почему бы им не рассказать, чем этот воробей живёт, что ест, как кормит своих воробьят? Здесь нет ничего фантастического! Наоборот, это самые простые вещи. Только о них почему-то детям не рассказывают. Вот этот пробел и было решено восполнить. При этом мы не собираемся никого занудно поучать.

Кто может написать такие книги?

Светлана Сильванович:  Это должны быть не просто рассказчики, а люди, которые точно 2знают, о чём пишут. Специалисты. Например, у нас есть «Небольшая книга о совах». Её автор — Владимир Бабенко, орнитолог, доктор биологических наук. «Сколько иголок у ежа?…» принадлежит перу Хеннинга Визнера, который почти 30 лет был директором Мюнхенского зоопарка. Он явно немало знает о животных. Или, например, серия «Рисуем с художниками». Её ведёт Марина Пивень, искусствовед. У этих книг весьма оригинальная концепция — в них одновременно идёт и изучение творчества художника, и обучение рисунку. Пока в серии вышла только книга о Матиссе, но непременно будут и Шагал, и Верещагин, и Наталья Гончарова.

Таким образом, вы публикуете не только отечественных, но и зарубежных авторов. Как вы находите последних?

Светлана Сильванович:  Когда я бываю в разных странах, то всегда захожу в книжные магазины. Если мне какие-то книги нравятся, я их фотографирую, потом мы списываемся с авторами… Всё как у всех. Единственное, на что мы никогда не обращаем внимания, — рейтинги. Что быстро продаётся и какими тиражами, нас не волнует. Нравится — всё, берём. Объёмы в любом случае невелики, так как и на Диком Западе, и на Диком Востоке по-настоящему оригинальных книг не так уж и много. Это довольно быстро выяснилось.

Тем не менее, один из ваших главных проектов — «Караван сказок» — мало того что «импортный», так ещё и пользующийся популярностью у себя во Франции. Как вы на него вышли?

Светлана Сильванович:  Этот проект ведёт Галина Кабакова, доктор филологических наук, дочь известного художника Ильи Кабакова. Сначала мы в «Форуме» издали её книги по культурологии. А потом я поехала в Париж, познакомилась с ней поближе и поделилась своими мыслями, мол, хорошо бы уже для детей что-то издать: интересное, необычное и вместе с тем профессиональное. А она ответила: «Вы знаете, у меня есть своё детское издательство». Издательство это называется «Flies France», в нём выходит популярная серия «Караван сказок». В ней 26 книг, из них мы пока издали только шесть. В каждой собраны сказки, объединённые какой-то темой. Например, «Сказки о сокровищах». Или «Сказки о кошках». Многие из них никогда до этого не публиковались. Удивительно интересно.
9ab35556ce5ceb0bc26df4b8c61fc0e6
Те же люди делают другую, взрослую серию — «У истоков мира»…

Светлана Сильванович:  Это сборник этимологических сказок и легенд. Проще говоря: народные сказки о сотворении, собранные во время разных фольклорных экспедиций. Сказки роскошные, бывают среди них и грубоватые, и с чёрным юмором, но всегда оригинальные. Я эту книгу открываю и читаю с любого места, просто для удовольствия. Ну где ещё вы узнаете, что женщина сотворена из собачьего хвоста? Хотя, конечно, не всем такое по нраву. Однажды к нам подошла женщина с дочерью, полистала «У истоков мира» и сказала: «Есть только одна книга, где о сотворении мира сказано правильно, — Библия. А вашу книгу я покупать не буду, потому что не хочу, чтобы у моей дочери изменилось мировоззрение». Дочери при этом на вид не меньше 25 лет. Это меня просто в недоумение ввергло.

После этой истории возникает вопрос о читателях книг, изданных «Редкой птицей». Получается, это не только дети?

Светлана Сильванович:  Знаете, меня очень смущает само словосочетание — «детская литература». Я бы сказала, что мы делаем книги для детей и их родителей. Половину наших книг совершенно точно покупают взрослые, при этом говорят: «Для себя». А вообще я всё время мечтала издавать книги для средних интеллигентов. Чтоб это был не постструктурализм, который я не люблю и не понимаю, но и не такой уровень, когда всё на пальцах объясняют.

И много существует таких «средних интеллигентов»?

Светлана Сильванович:  Не слишком много, конечно же. Думаю, из-за этого с книгами вроде 4наших, вряд ли какой ещё издатель рискнул бы иметь дело. Не очень понятно, как и кому их предлагать. Ведь книгоиздание — это всё равно коммерция. Она должна приносить деньги. У меня на этот счёт имеется совершенно математический аргумент. Книга попросту не может существовать в единственном экземпляре! Раз есть я, есть люди, которые работают в нашем издательстве, и нам такие штуки нравятся, то наверняка найдутся тысячи три читателей, которым они тоже покажутся интересными. Кстати, не только в России. Наши книги покупают и в Германии, и в Израиле, и в Украине. Вышло так, что о нас повсюду довольно быстро узнали — наверное, благодаря социальным сетям.

Вернёмся всё-таки к детям. Им интересны книги «Редкой птицы»?

Светлана Сильванович:  Ещё как! Более того, дети напрямую на нас влияют. Подходит к нам на ярмарке семья и начинается: «Мама, папа, а бывают ли книги про ворон?» Я им обещаю, что в следующем году у нас обязательно будет книга про ворон. Приходится держать слово. Книга про ворон уже написана, сейчас готовятся рисунки, и к ярмарке Non/fiction она появится на нашем стенде. А феврале у нас выйдет книга о насекомых, потому что в феврале будет Минская ярмарка, на которую придёт мальчик, которому я год назад обещала книгу про насекомых.

Оригинальный метод формирования тематического плана! Вы всегда советуетесь с детьми таким образом?

Светлана Сильванович:  Отчего же. Конечно, у нас есть и самостоятельно придуманные проекты. Вот сейчас мы как раз работаем над серией книг для самых маленьких. Помните сборники задач по математике или физике, где сначала идут простые вещи для самых маленьких, потом — для тех, кто постарше, а в самом конце — интересные факты, которые и взрослым полезно знать? Вот по такому принципу мы и хотим организовать новую серию.

О чём будут эти книги?

Светлана Сильванович:  Точно могу сказать, что там будут «Велосипеды» и «Кино». «Велосипеды», конечно, сложнее, потому что недавно в одном издательстве вышла совершенно потрясающая энциклопедия велосипедов и нам надо это учесть. В «Кино» будет не слишком распространённая постановка вопроса: не «Кто делает кино?», а «Как делают кино?» То есть больше не про историю, а про процесс, про то, как это становится возможным. Разумеется, это будет не самый наш оригинальный проект, но и концепцию нарушать не будет. Потому что там будут интересная работа иллюстраторов.

Да, роль иллюстратора в детской книге велика. Где вы находите художников для своих книг?

Светлана Сильванович:  С ними ровно та же история, что и с авторами. Сначала мы думали, что обнаружим миллион художников на любой вкус. В действительности же каждого приходится долго искать, и не всегда эти поиски успешны. Например, мы вышли на изумительную художницу из Украины, а та отказалась с нами сотрудничать из политических соображений. Было очень обидно. Конечно, легче работать с переводными вещами, потому что там мы по лицензии фактически покупаем оригинал-макет, который нам уже нравится. Если речь идёт о «Караване сказок», то с иллюстрациями там всё, само собой, замечательно, ведь их выбирает человек, с детства росший в среде художников и имеющий к этому вкус.

Мы говорим об оригинальных книгах и не можем не обсудить одну важную проблему. Мало издать что-то необычное. Надо, чтобы это необычное кто-то нашёл и решил приобрести. То есть речь идёт о выборе. Как он должен, по-вашему, происходить в случае с детским чтением?

Светлана Сильванович:  Самое правильное, что, на мой взгляд, могут сделать родители, — 3дать деньги ребёнку. Пусть он сам ходит, смотрит и покупает. Однако, это встречается редко. Чаще приходится наблюдать такое: приходят родители с ребёнком. Тот бросается на какую-то книгу. Мама возражает: «А может, лучше эту? Или ту?» В конце концов, ребёнок сдаётся: «Хорошо, купи хоть какую-нибудь». И мама берёт ту книгу, которая нравится ей. Такое происходит постоянно.

Что же делать с такой, действительно распространённой ситуацией?

Светлана Сильванович:  Видите ли, я вполне понимаю таких родителей. Ведь купленная таким образом книга становится частью семейных чтений. А читать книгу, которая тебе не нравится, очень скучно. Вот взрослые и покупают книги, исходя из своего вкуса.

Не страдает ли при таком подходе сам ребёнок, его индивидуальность?

Светлана Сильванович:  Как психолог, закончивший Гештальт Институт, заявляю: чудаком и оригиналом невозможно стать, им можно только родиться. Никакая книга тут не поможет. Влияние на ребёнка прежде всего оказывает то, что происходит в семье. Так что я считаю, что ситуация, когда родители покупают книги, которые нравятся им самим, абсолютно нормальна. Я сама так делала.

Всё же есть нюанс: чаще всего взрослые покупают не то, что им нравится, а просто то, что им знакомо…

Светлана Сильванович:  Ну да, спросом пользуется общеизвестное. В этом нет ничего плохого. Я сама очень люблю «Доктора Айболита». Недавно я слышала стихотворение о том, как не повезло Корнею Чуковскому — ведь он не рос на стихах Чуковского! И правда, не представляю, как это возможно.

Трудно, однако, не отметить, что на подобных суждениях основан рынок детской литературы, который почти целиком состоит из проверенных названий, а всё оригинальное оказывается в меньшинстве?

Светлана Сильванович:  Естественно, это не должно быть директивой для всех издательств! Что касается «Редкой птицы», то с самого начала было понятно, что у нас будут маленькие тиражи. Тем не менее, проблемы в этом я не вижу. Мы постоянно в работе, у нас регулярно выходят новые вещи. Да, это максимум четыре книги в месяц, а чаще — две-три. Но нам интересно, мы получаем удовольствие, читатели тоже. Без этого глупо было бы детскими книгами заниматься.

И всё-таки, что главное в вашем непростом деле?

Светлана Сильванович:  Энтузиазм! Если бы я задумывалась о том, сколько и куда вложено денег, то я бы, как сороконожка, так и не тронулась с места и по сю пору мы издавали бы исключительно учебники. К счастью, происходит наоборот: сначала мы ввязываемся куда-то, а потом уже считаем.

Рискованная стратегия…

Светлана Сильванович:  На самом деле наши книги продаются. Отчасти мы двинулись в детскую литературу ещё и потому, что на образование — по крайней мере, на закупку учебников — перестали выделять деньги. Детские книги, как ни странно, расходятся лучше, чем учебники. Впрочем, «Форум» никто не отменял, учебники издаются хорошие, и их по инерции продолжают покупать. Плюс там выходят книги по культурологии, плюс различные работы на заказ. Так всё и поддерживается на плаву. Денег на издание нам никто не даёт.

А если бы давали?

Светлана Сильванович:  Может, это было бы неплохо. А может и плохо. Ведь тогда непременно возникли бы обязательства. Пока у нас ни перед кем обязательств нет. Есть только мы и наш интерес, и в этом кайф.

27.10.2015

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Издательство›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ