Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Стивен Камарата Слышать ребенка

Педагогика для младенцев

Как перестать беспокоиться и стать интуитивным родителем

Текст: Ольга Барабаш
Фрагмент и обложка книги предоставлены издательством «Альпина Паблишер»

Стивен Камарата «Воспитание без шаблонов: Научитесь слышать своего ребенка»

The Intuitive Parent: Why the Best Thing for Your Child Is You / Stephen Camarata. Пер. с англ. — М.: «Альпина Паблишер», 2016. — 274 с.

обложка Воспитание без шаблоновНасыщенный занятиями режим дня двухлетней дочки одной американской актрисы недавно возмутил интернет. Каждые полчаса у малышки расписаны под чтение, письмо, французский, китайскую каллиграфию и балет. К вечеру кроха капризничает и падает от усталости. Бабушка просит пожалеть девочку, но мать непреклонна.


Мать вдохновлена теорией так называемых «критических периодов». Согласно ей нужно успеть дать знания ребенку в раннем возрасте, иначе потом способности угаснут.


Родители по всему миру стали заложниками этой теории. Ведь ее подтвердили серьезные научные журналы. В результате ответственные папы-мамы испытывают чувство вины за якобы упущенное время.

Чтобы позволить им наслаждаться общением с детьми, американский профессор психиатрии Стивен Камарата выпустил книгу «Воспитание без шаблонов».


Вместо компьютерных программ для маленьких гениев, сотен карточек со словами и математическими примерами автор предлагает просто общаться с ребенком, отвечая на его вопросы и наблюдая, что его заинтересовало.


Если еще умудриться получать от этого удовольствие, то весь процесс будет тем, что Камарата называет «интуитивным воспитанием».

Будучи отцом семерых детей и дедушкой нескольких внуков, автор доказывает пользу своей методики личным опытом, а как ученый — данными исследований.


Целых 25 лет Камарата изучал развитие детей, и у него есть чем убедить читателя.


В том числе результатами студентов, которых в младенчестве пичкали вторыми иностранными языками, но никакого преимущества им это не дало.

Впрочем, читатель сам должен обладать немалым интеллектом, чтобы осилить подробные научные обоснования. Сомнительно, что такой родитель сможет «отключить голову» и действовать только на основе интуиции, воплощая идеи автора в собственной семье.

Чтобы папы-мамы не растерялись, Камарата предлагает несколько проверенных схем: как развивать мыслительные способности ребенка, как учить его пользоваться уже усвоенной информацией. Плюс, выводит формулу «интуитивной похвалы» для развития у ребенка уверенности и стойкости перед трудностями.

И предупреждает, как хвалить не надо.

Хотя название русского перевода говорит об отсутствии готовых решений, на самом деле шаблоны в книге есть. Но их смысл в том, что декларирует английский подзаголовок оригинала:


«Все, что нужно вашему ребенку, это вы сами!»


Впрочем, даже у самых аккуратных последователей воспитательных методик опускаются руки, стоит им столкнуться с детскими капризами, нытьем и тем более истерикой. Поэтому еще один лайфхак от автора — как вести себя во время этого кошмара.

Стивен Камарата «Воспитание без шаблонов: Научитесь слышать своего ребенка»

Издательство «Альпина Паблишер», 2016

РОДИТЕЛИ, ВОСПИТЫВАЮЩИЕ ДЕТЕЙ ИНТУИТИВНО,
ЗНАЮТ, КАК РЕАГИРОВАТЬ НА ИХ ИСТЕРИКИ

Научитесь слышать своего ребенка  Стивен КамаратаПрактически все дети в возрасте от двух до четырех лет устраивают истерики, если не могут добиться своего. Причин этого много: например, детям не хватает слов, чтобы выразить, что они хотят. А поскольку их чувство времени ограничено тем, что происходит «здесь и сейчас», то отложенное вознаграждение или не удовлетворенная немедленно просьба может привести к вспышке гнева. Неудивительно, что детские истерики являются объектом изучения психологов последние сто лет. Примечательно, насколько одинаковы результаты этих исследований.
Истерики — не результат плохого воспитания. Скорее, это естественная часть развития. Родители не должны беспокоиться или расстраиваться, когда у ребенка случаются вспышки гнева: эти эпизоды учат его регулировать эмоции и вести себя сдержанно, когда он расстроен. Учитывая, что мир не всегда отвечает ожиданиям малыша, расстройств ему не избежать.
Как мы говорили в главе 7, родители играют жизненно важную роль, помогая малышу справиться с разочарованием, отчасти становясь образцом для подражания. Лучшее, что могут сделать родители во время истерики, — это сохранять спокойствие и ждать, когда ребенок угомонится. Некоторые родители попали под влияние популярного мифа о том, что любые отрицательные эмоции вредят детям и плохо сказываются на его эмоциональном развитии. Когда их малыш расстраивается или они чувствуют, что это вот-вот произойдет, они стараются отвлечь его разговорами, игрушками, едой или каким-то интересным занятием. В результате ребенок начинает считать, что родители обязаны обеспечивать ему благоприятные условия и что неприятных ситуаций следует избегать любой ценой. Так родители не дают ребенку научиться контролировать собственное настроение и психическое здоровье.
Сделать это проблематично по нескольким причинам. Прежде всего, ребенок должен научиться успокаиваться и справляться с неприятностями. Любой человек сталкивается с разочарованием, но его мозг должен уметь справляться с неудачами. Отвлекая ребенка от истерики или «исправляя» неудачу, вы нарушаете этот важный процесс развития.
Кроме того, отвлекая ребенка от истерики едой или игрушкой, мы только усиливаем будущие истерики: ведь любое вознаграждаемое поведение усиливается. Об этом основополагающем принципе выработки условных рефлексов легко забыть в разгар скандала, когда больше всего хочется успокоить ребенка. Однажды моему младшему сыну понравилась в магазине Walmart игрушка, динозавр. Когда мама отказалась купить ее, мальчик улегся на пол, начал кричать и дрыгать ногами. Если бы мать уступила и купила ему игрушку или дала ему сок, чтобы он успокоился, ребенок усвоил бы: крики, валяние на полу и дрыганье ногами — эффективный способ контролировать поведение его матери, причем этот способ вознаграждается. Догадайтесь, как он повел бы себя в следующий раз, захотев что-нибудь?
Чем закончилась та ситуация? Поскольку это был наш шестой ребенок, мы с женой уже поняли, что лучше ходить в магазины вместе. И в тот день в Walmart вместе с моей женой пошел я и наши младшие дети. Когда случилась истерика, я не сказал ни слова, просто взял сына на руки и вышел с ним из магазина, а жена продолжила делать покупки. Я сел с ребенком в машину и подождал, пока он успокоится, а затем мы вернулись в магазин.
Конечно, пока я нес орущего мальчика по магазину, другие покупатели кидали на меня весьма осуждающие взгляды. Могу представить, что они думали обо мне. Но меня это не особо волновало, потому что гораздо важнее было помочь сыну научиться справляться с разочарованием. Главное — изо всех сил игнорировать истерику и ждать, пока ребенок не успокоится. Не менее важно и вознаградить его за то, что он успокоился. В данном случае вознаграждением послужило наше возвращение в магазин, где нашему сыну нравилось. Обратите внимание: мы не купили динозавра и не пытались отвлечь его сладостями или другой игрушкой. Мы просто переждали истерику.
Что в это время происходило в мозге ребенка? Когда мы расстроены, наш мозг насыщается нейротрансмиттерами. Это важно для реакции на стресс: если нас собирается съесть хищник, мы должны настроить мозг на то, чтобы двигаться как можно быстрее.
Поэтому «стрессовые» эмоции имеют приоритет в любых видах деятельности — это вопрос выживания. То же самое происходит с детьми. Только они не сталкиваются с хищником, а не получают желанную игрушку, слышат слово «нет» или вынуждены против своего желания сидеть в автомобильном кресле. Эти проблемы взрослым кажутся незначительными, но для ребенка они не менее серьезны, чем угроза быть съеденным хищником. Дети, у которых истерика, очень расстроены, они испытывают огромный стресс, в их мозг хлынули нейротрансмиттеры, и они не знают, как контролировать эмоции. В природе, когда опасность минует, происходит отток нейрохимических веществ, которые вызывают реакцию «борьба или бегство», и к нам возвращается рациональность. То же нейрохимическое «остывание» произойдет и в мозге ребенка, если мы дадим процессу идти своим чередом.
К сожалению, родителям трудно оставаться спокойными во время истерики их ребенка на публике, потому что окружающие могут осуждать их. Представление о «счастливом» детстве и желание выглядеть «идеальной» матерью или отцом в глазах других родителей нарушает этот естественный процесс. Помню еще один случай, когда все тот же младший сын устроил довольно сильную истерику в магазине Target. Думаю, вы, как и я, ненавидите яркие игрушки и конфеты, которые во многих магазинах выставляют у касс. Они часто вызывают стресс у родителей и провоцируют истерики у маленьких детей. Если очередь в кассу длинная, это только усугубляет ситуацию. Мой сын сидел в тележке, ожидая вместе с мамой, когда подойдет очередь.
И тут он захотел одну из машинок. Когда моя жена сказала «нет», он закатил истерику хуже, чем обычно, с очень громкими криками. Моя бедная жена была смущена, потому что люди в очереди начали возмущенно на нее посматривать, но она не хотела просто оставить тележку и вывести ребенка из магазина. Супруга была в стрессе и боролась с искушением уступить, потому что ситуация была неловкой и окружающие явно выражали сомнения в том, что она хорошая мать. У меня была вторая тележка (в то время у нас было шестеро детей, так что нам приходилось закупать много продуктов), и я не мог, как обычно, забрать сына.
Вдобавок я стоял в очереди через несколько человек от жены, и в тележке у меня сидели еще двое детей.
Чтобы отвлечь внимание от жены, я крикнул: «Эй, леди, успокойте своего ребенка! Посмотрите, как хорошо ведут себя мои!»
Эти слова вызвали именно тот эффект, на который я рассчитывал: очередь отвлеклась от моей жены и стала неодобрительно смотреть на меня. Теперь они направили свое презрение в сторону невоспитанного мужика, который критикует бедную женщину.
Я едва сдерживал смех и не возражал против того, что теперь эти люди утешали мою бедную жену, сочувствовали ей и считали меня придурком.
А если бы она уступила, каковы были бы последствия? Предыдущие истерики нашего сына были послабее той, и они игнорировались. А тут он закатил ну очень громкий скандал. Значит, ребенок сделал бы вывод: чем громче кричишь, тем больше вероятность получить желаемое, и если просто повысить громкость в публичных местах, то можно будет контролировать поведение матери. С другой стороны, истерики — это нормальная часть развития, они необходимы, чтобы научиться контролировать эмоции и справляться с неприятностями. Если родители понимают это, они готовы реагировать спокойно и позитивно. Мне было безразлично, что думают о нас другие родители в очереди, потому что я знал: истерика сына ни в коей мере не означает, что моя жена — плохая мать.
Поскольку истерики обычно повторяются, важно иметь наготове план действий. Когда ребенок кричит, трудно мыслить рационально, потому что крики и злость вызывают у родителей стресс и их мозг тоже наводняют нейротрансмиттерами. Но если у вас будет наготове заготовленная реакция, это уменьшит стресс, и вы дадите ребенку возможность научиться справляться с неприятностями и собственными эмоциями.
Главное, что в конце концов ребенок сам успокоится. Иногда дети бывают очень упрямы, так что вам понадобится время и терпение. Главное — не вознаграждать истерики у упрямых детей, потому что впредь они будут увеличивать их интенсивность, пока не получат желаемого. Будьте готовы переждать любую истерику. Успокоившись, ребенок обычно ищет поддержки и утешения у родителей. И если вы сумеете вести себя последовательно, истерики в результате прекратятся.
Мало кому из детей нравится ездить в автомобильном кресле, но необходимо, чтобы они научились воспринимать его как средство безопасности. Как-то раз моя младшая дочь, наш седьмой ребенок, сильно разволновалась, когда я пристегивал ее в кресле.
Незадолго до этого она стала ездить лицом вперед, и я решил, что ее расстроила смена положения. В любом случае за этим последовала одна из самых жутких ее истерик. К счастью, по части истерик ей далеко до некоторых из ее старших братьев и сестер, но все равно криков было очень много. Я подождал. Примерно через десять минут она перестала кричать и просто грустно плакала. Затем, все еще в слезах, она сказала мне: «Обними!» Конечно, я вынул ее из кресла, крепко обнял и сказал, как сильно люблю ее. Вскоре она уже снова улыбалась, и я без проблем усадил ее в кресло. По дороге в магазин я похвалил ее за то, что она хорошо ведет себя в машине.
Должен сказать, что быть седьмым ребенком тяжело. К тому времени, как она появилась в семье, ее старшие братья и сестры успешно познакомили нас с женой со всеми мыслимыми проблемами воспитания, так что мы были хорошо подготовлены к выходкам младшей. Например, когда в возрасте двух лет она устроила первую истерику, я просто улыбнулся ей и вышел из комнаты.
Она посмотрела на меня, как будто хотела сказать: «Эй, папа, у тебя сердце должно разрываться, ведь я лежу на полу и ору изо всей мочи!» Она даже стучала маленькими кулачками по полу и дрыгала ногами. Нашла чем испугать! К тому времени я уже пережил все истерики ее старшей сестры, а по части криков она — абсолютный чемпион нашей семьи. Наш шестой ребенок, тот самый, кто устроил скандал в Target и Walmart, подготовил нас к разным ситуациям, которые может создать маленький ребенок. То есть к моменту рождения седьмого у нас с женой был богатый опыт, мы знали, как справляться с истериками, и никакие детские выходки уже не могли произвести на нас серьезного впечатления.
Крайне важно понимать природу истерик и учиться справляться с ними, потому что в подростковом возрасте вы снова столкнетесь с истериками, но уже другого рода. Как и с маленькими детьми, с подростками важно сохранять спокойствие и с пониманием относиться к их эмоциям. Оставайтесь спокойными и слушайте их, но даже не пытайтесь отговорить их чувствовать то, что они чувствуют. Дайте им научиться контролировать свое настроение и эмоции на фоне гормональных изменений и новых социальных проблем, с которыми они сталкиваются. Если ребенок научился справляться со своими эмоциями в младшем возрасте, его мозг уже настроен на саморегулирование. Поэтому и родителям, и подросткам будет легче пережить этот период.
У них будет уверенность и опыт, чтобы понять: расстраиваться — это естественно, нормально, и это проходит. Просто надо немного подождать и настроиться позитивно.
Наши дети-подростки тоже переживали кризис. Помню, как одна из моих дочерей орала во всю мочь, что я разрушил ее жизнь.
Дело в том, что у нас в доме действует строгое правило: подросткам (и мальчикам, и девочкам) разрешается ходить куда-то компаниями в сопровождении взрослого, но нельзя бегать на свидания до достижения 16 лет. Мою дочь пригласили на «настоящее» свидание в возрасте пятнадцати с половиной лет, а я настаивал на соблюдении правил. Когда она сообщила мне, на максимально возможной громкости, что я навсегда разрушил ее многообещающее будущее, я спокойно ответил, что это очень печально, но впереди у нее еще большая часть жизни.
Через несколько месяцев у нас опять произошел неприятный разговор, и она снова сказала, что я разрушил ее жизнь. На это я ответил, что уже разрушил ее жизнь несколько месяцев назад и взял на себя полную ответственность за такое трагическое положение дел: я полностью осознаю, что разрушил ее жизнь, и ничего с этим уже не поделаешь. К тому же я добавил, что если с прошлого раза ее жизнь восстановилась, то прошу проинформировать, какие события способствовали этому процессу и сколько на это понадобилось времени.
У подростков, как и у малышей, случаются перебои в способности контролировать свои эмоции. Если в раннем возрасте они усвоили, что грустить — это ненормально и что обязанность родителей — любой ценой предотвращать неприятности, то их мозг не настроен правильным образом. Этим подросткам трудно справляться с растущим стрессом. Еще хуже, когда они уверены: даже если родителям не удалось предотвратить их грусть, они все равно обязаны прийти на помощь и каким-то образом устранить этот дискомфорт. Лучше учить ребенка регулировать свои собственные эмоции и давать им понять, что грусть и дискомфорт — естественная часть жизни. Надо потерпеть — и все пройдет. Эти уроки не избавят ваших детей от резких перепадов настроения (ведь часто это неотъемлемая часть подростковой жизни), но дадут им в руки поведенческие инструменты и настроят их мозг так, чтобы он лучше справлялся с эмоциями. Поскольку я знал, что подобные чувства свойственны подросткам, я был хорошо подготовлен, чтобы реагировать спокойно и позитивно на их проявления. Это нелегко, и случалось, что я выходил из себя, но все равно я с интересом наблюдал за развитием своих подростков, хотя они далеко не всегда делали правильный выбор. Я смог получить удовольствие от процесса. И они еще больше нравятся мне взрослыми.
У нас с женой накопилось множество чудесных воспоминаний о том, как росли наши дети. И мне искренне жаль, что мало кто из наших друзей и, похоже, еще меньше молодых родителей, с которыми мы знакомы, имеют такой же опыт. Они часто находятся на грани паники, стресса и постоянно беспокоятся, воспитывают ли они детей так, чтобы максимально развить их потенциал. Их дома забиты новейшими развивающими гаджетами и модными DVD, приложениями, играми или обучающими программами. Их бедные дети, хотя они очень умные и способные, ходят на занятия, где их учат запоминать ответы к тестам. И я вижу, что это все чаще происходит в семьях, где есть дети дошкольного возраста. Обучение все больше основывается на письменных работах, в лучшем случае имитирующих бурную деятельность, а в худшем — бесполезных. Я называю этот интеллектуальный гамбит «смертью от тестов».

16.05.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Читалка›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ