Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Русского Христа спели в Перми

Тайна «Доктора Живаго» открылась Александру Журбину при создании мюзикла по роману Пастернака

Текст: Игорь Карнаухов/РГ, Пермь
Фото: Алексей Гущин/Пермский академический «Театр-Театр»

Популярный композитор, автор первой советской рок-оперы («Орфей и Эвридика»), Александр Журбин был гостем Перми в рамках программы, посвященной столетию Октябрьской революции и шестидесятилетию выхода в свет романа «Доктор Живаго». Кроме того, 30 декабря мюзиклу по мотивам этого творения Бориса Пастернака исполнилось одиннадцать лет. 

В пермском «Театре-Театре», в репертуаре которого состоит этот спектакль, дали специальное его представление. А за кулисами, в кругу наиболее интересующейся публики, именитый визитер поделился подробностями создания инсценировки и рассказал об интерпретации легендарного опуса соавторами музыкальной постановки. 

К Пастернаку через Достоевского

— Наше сотрудничество с «Театром-Театром» началось с «Владимирской площади» — мюзикла по мотивам «Униженных и оскорбленных» Ф. М. Достоевского, поставленного петербургским режиссером.

Воодушевленные его успехом, мы с Борисом Мильграмом жаждали продолжения. Перебирали названия, обменивались грандиозными идеями, но ни на чем не остановились. 

Лет двенадцать назад я приехал сюда на «Дягилевские сезоны». На симпозиуме в рамках этого фестиваля велась секция, посвященная творчеству Пастернака.

Как известно, бытует версия, что под названием Юрятина в романе отражена Пермь. Она не подтверждена, сам писатель никогда этого не признавал, такую трактовку выдвинули исследователи, узнав пермские приметы в ряде деталей описания Юрятина, — тем более, действительно, многое сходится.

И вот сидим мы с Мильграмом на конференции, слушаем разных умных людей, и вдруг у меня в голове словно искра вспыхнула! Я наклоняюсь к Борису и шепчу: «Вот же тема! Кстати, очень близкая Перми, да это прямо о вас!»

Мильграм: В смысле?!
Я: Нам не надо больше ничего искать. Мы будем делать «Доктора Живаго»! 
Он подумал минуты две и говорит: «Да! Правильно. Надо делать». 

«Звезда» пролила свет

— Если бы на вопрос «Кто дочитал роман?» руку всегда поднимали бы все, я бы не поверил. Потому что этот странный текст не очень подходит для чтения на вечернем досуге, и не только прочитать его до конца, а и понять всё происходящее, невозможно. «Доктор» перенасыщен деталями, подробностями, переплетениями, за нагромождением которых затуманивается основной сюжет.


Путают читателя странные персонажи с непонятной ролью, подчас с замысловатыми именами, вроде какого-нибудь Ливерия Аверкиевича, которые мелькают на единственной странице и больше не встречаются. 


Мы привлекли в соавторы Михаила Бартенева, замечательного поэта и драматурга, которому на основе этого огромного, рассыпающегося повествования предстояло создать живую, динамичную, трогающую пьесу с ясным законченным сюжетом, в стихах и прозе. 

Но при этом мы изначально договорились не брать «Стихов из романа», исходя из того, что хорошие стихи прекрасны сами по себе, и все их класть на музыку не обязательно. Кроме одного стихотворения — «Рождественской звезды»: 

Доху отряхнув от постельной трухи
И зернышек проса,
Смотрели с утеса
Спросонья в полночную даль пастухи.

Вдали было поле в снегу и погост,
Ограды, надгробья,
Оглобля в сугробе,
И небо над кладбищем, полное звезд.

А рядом, неведомая перед тем,
Застенчивей плошки
В оконце сторожки
Мерцала звезда по пути в Вифлеем.

Неожиданно она открыла нам смысл романа.

Литературоведы скажут вам, что он о любви, о Революции, о Гражданской войне, о судьбе русского интеллигента на изломе эпохи, всё это так, и все эти перипетии в нашем спектакле отражены.


Однако главное, «Доктор Живаго» — это история русского Христа.


Юрий Живаго есть «христологическая» фигура, как характеризует таких героев Дмитрий Быков; страдалец, исходивший русскую землю и упокоившийся в ней.

Я горд, что эта счастливая, почти случайная, идея пришла в голову не Бартеневу, а мне. Стихотворение о Звезде стало лейтмотивом. Оно звучит частями по ходу развития сюжета. В конце, когда умирает Юрий Андреевич, действие переходит в иное время, и вот нам рассказывают о младенце в яслях, согреваемом дыханьем вола и осла, — явился Спаситель.

…Нет, Бартеневу предстояло написать свои стихи. Либретто от другой поэзии отличается тем, что в нем не допустима пространность; текст, звучащий со сцены, существует мгновенье, в которое он должен запасть в душу зрителю, и потому должно быть слышно и понятно каждое слово. 

А также следовало предусмотреть и эффектные музыкальные номера, и мощные хоры, и чтобы у каждого героя была ария, и чтобы действующие лица перекликались в пронзительных дуэтах, и сцены бала.

И Миша замечательно справился со своей задачей.

Мастер редкостей

Премьера состоялась 30 декабря 2006 года.

Пермский театр остается единственным коллективом в стране, располагающим «Доктором». Более никакая труппа не пожелала взять его в свою афишу. В других городах этот мюзикл могли видеть только в исполнении пермяков благодаря гастролям.

Увидев спектакль снова, Журбин отметил его качество. 

Обычно работа живет тричетырепять лет и по ходу разлаживается, — рассуждал композитор. — Режиссер за это время, как правило, давно уехал, артисты начинают привносить в образ чтонибудь свое. Шесть лет в репертуаресолидный срок, семьуже много. И затем тихо и незаметно постановка сходит со сцены, что естественно, ибо всему отмерен свой срок. Здесь — спектаклю одиннадцатый год, все мизансцены на месте, ни одной ноты «не отсюда», а впечатление, что он стал только лучше.

Сейчас редки действа в трех актахзная нравы московской публики, скажу, что часто во втором антракте публика уже начинает покидать зал. Тут три акта, а во втором перерыве если и ушло, то несколько человек. Во всем этом несомненная заслуга Мильграма, который держит труппу в тонусе.


Нескромно хвалить себя, но я остался доволен и собственной музыкой, несмотря на скромный оркестр


И Александр Борисович напевает мотивчик из дуэта Юрия и Тони…

Историю создания мюзикла по «Доктору Живаго», как и сочинений по произведениям Достоевского, Л. Н. Толстого, У. Шекспира, Федора Сологуба, Виктора Сосноры и других классиков и менее известных авторов, Журбин изложил также в своей книге «О временах, о музыке и о себе», восьмой по счету. Внушительный фолиант выпущен в 2016 году московским издательством «Композитор». 

Как и предшествующие семь книг сочинителя, эту трудно найти в магазинах. В Пермь мелодист привез один экземпляр, который преподнес Борису Мильграму.

Читать по теме:

Девять вопросов о Пастернаке

В Петербурге представили мюзикл «Онегин»

 

Просмотры: 943
30.12.2017

Другие материалы проекта ‹Литература и музыка›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ