Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Интервью-с-главою-Книжной-палаты-эмирата-Шаржда-об-арабской-литературе-и-женщинах-писательницах

Шарджа. Тысяча и одна книга

Интервью с главой Книжной палаты эмирата Шарджа об арабской литературе и женщинах-писательницах

Михаил ВизельТекст и фото: Михаил Визель

Представители эмирата Шарджа равно выделялись среди пестрой толпы посетителей ММКЯ и своими белоснежными бурнусами, и безукоризненными деловыми европейскими костюмами. Такой дуализм наглядно показывает двойственнее положение, в котором пребывает сейчас процветающая аравийская монархия — стремящаяся встроиться в западную систему ценностей, но не готовая расставаться с ценностями традиционными. О том, как сочетается одно с другим, ГодЛитературы.РФ прямо на ярмарке побеседовал с председателем Книжной палаты Шарджи Ахмедом бин Раккадом аль Амери, только что подписавшим соглашение о сотрудничестве с российской Генеральной дирекцией книжных выставок и ярмарок. Почву для беседы долго искать не пришлось: книга одинаково ценима и почитаема и на Востоке, и на Западе. Более того, если верить Борхесу, «для мусульман Коран (также именуемый «Книга», «Аль Китаб») — это не просто творение Бога, как человеческие души или Вселенная; это один из атрибутов Бога, вроде Его вечности или Его гнева» (пер. с исп. Е. Лысенко). Впрочем, в тонкости богословия вслед за г-ном аль Амери мы углубиться не рискнули; разобраться бы для начала с вопросами попроще!

— Можно ли выделить литературу Арабских Эмиратов из общего массива арабской литературы?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Нет, нельзя. Понимаете, арабская литература — это арабская литература. Мы пишем и говорим на одном и том же языке, а вот произношение и акценты разные. И это единственные отличия на всей территории от Персидского залива до Атлантического океана. Мы все говорим и пишем на одном языке.

— То есть вы можете читать, например, также египетскую литературу?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Да, конечно. И это одна из самых богатых стран в плане литературного наследия, мы читаем и ливанскую, сирийскую, иракскую, даже марокканскую литературу, и не только прозу, но и стихи, вся литература на арабском открыта для нас.

— Второй вопрос — а есть ли что почитать в современной арабской литературе, потому что мы все знаем древнюю арабскую литературу, хотя бы «Сказки тысячи и одной ночи», а вот как насчет современной?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Современная литература очень богата. Она удивительная, даже если говорить только об Эмиратах — у нас есть молодые авторы, которые создают чудесные произведения. Они пишут научную фантастику, стихи, классические романы, художественные и документальные произведения, исторические, географические, политические, в общем, на любой вкус.

— Я много знаю о французской, итальянской, испанской  литературе, не говоря уж про английскую. Кое-что знаю про китайскую и скандинавскую. Но, к сожалению, очень мало знаю об арабской литературе. Как вы думаете, почему так получается?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Ну вот это и есть наша цель и наша задача, с которой мы приехали в этом году сюда, в Москву.


Мы привезли 74 книги разных авторов из ОАЭ, переведенных на русский язык.


Вчера мы продали более 50 наименований книг. И это показывает, что наша литература интересна.

Интервью-с-главою-Книжной-палаты-эмирата-Шаржда-об-арабской-литературе-и-женщинах-писательницах.1

— Но книжная ярмарка — это не показатель обычных продаж.
Ахмед бин Раккад аль Амери: Да, это так, но мы видим, что русские читатели интересуются нашей литературой. Она очень богата, и мы надеемся, что мы сможем построить наши отношения; как вы видите, эмиратские и российские издательства сейчас активно сотрудничают. Вчера мы подписали соглашение между Дирекцией международных книжных выставок и ярмарок в Москве и Книжной палатой Шарджи о будущем культурном обмене. Мы хотим построить огромную платформу, которая будет связывать литературу наших стран. Вчера у нас была встреча в Союзе писателей России, и мы увидели, что есть огромный потенциал для обмена между нашими странами.

— Вы можете объяснить подробнее суть подписанного соглашения?
Ахмед бин Раккад аль Амери: В первую очередь это


соглашение нацелено на обмен между книжными выставками — выставкой в Шардже, которая входит в тройку крупнейших книжных выставок в мире, и московскими выставками и ярмарками. Вторая задача — привезти русских авторов в ОАЭ и в арабский мир через Шарджу, и привезти больше арабских авторов в течение года в Россию


на различные литературные мероприятия. А также увеличить количество русских книг на арабском в наших библиотеках и книг эмиратских авторов в библиотеках в России. Так что это большая программа по обмену, рассчитанная на целый год.

— В России есть регионы с мусульманским населением. У вас есть какие-то прямые соглашения, например, с Татарстаном или Дагестаном?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Нет, мы сейчас работаем с федеральным уровнем, мы хотим представить нашу литературу всем жителям России, разным этносам и народам.

— Давайте поговорим более прицельно о литературе Арабских Эмиратов и, в частности, литературе Шарджи.
Ахмед бин Раккад аль Амери: Да, давайте поговорим о Шардже — Всемирной столице книги ЮНЕСКО. По нашему мнению, существует огромная связь между Россией и Объединенными Арабскими Эмиратами и есть потенциал для роста. Потому что то, что мы развиваем связи в области литературы, имеет большое влияние на развитие и других сфер, это способствует развитию экономики, влияет на туризм, политику и на культурное наследие, связь культур в целом. Это то, что мы сейчас пытаемся построить и над чем работаем, с момента моего первого участия в Московской международной книжной ярмарке в 2013 году и до сегодняшнего дня. В этот раз в рамках выставки мы привезли в Москву также пьесу Его Высочества, правителя Шарджи (спектакль по пьесе шейха Султана бин Мухаммада аль-Касими «Нимрод» был показан 5 сентября во МХАТ им. Горького. — Ред.). Мы обмениваемся опытом двух наций через культуру, литературу и образование.

— А если говорить о литературе именно Шарджи? Отличается ли она от литературы других эмиратов? Что вы показываете на выставке?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Это в первую очередь наша поэзия, мы привезли нашу историю. Не только Шарджи, всех Эмиратов, Шарджа — это часть Эмиратов: у нас один и тот же язык, одна и та же религия, одна культура, так что мы одна страна и один федеративный союз. Поэтому здесь авторы не только из Шарджи, но также из Дубая, Абу-Даби, Рас-Аль-Хаймы, Аджмана, Умм-эль-Кайвайна, Фуджейры — из всех эмиратов. Шарджа — это культурная столица ОАЭ, которая при этом представляет все Объединенные Арабские Эмираты.

— А кого из сегодняшних авторов вы можете выделить?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Я не могу выделить кого-то одного, это будет неправильно с политической точки зрения (смеется). Они все очень хороши. В нашу делегацию входят 15 авторов из Эмиратов, это представители разных поколений, и более старшего возраста, и совсем молодые, сегодня они собрались здесь все вместе.

— …плюс вы — председатель Книжной палаты Шарджи. Что входит в ваши обязанности?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Я отвечаю за организацию Международной книжной ярмарки Шарджи, которая входит в тройку самых крупных книжных ярмарок во всем мире, вместе с ярмарками Лондона и Франкфурта.


Выставка в Шардже проходит уже 37 лет, и на нее приходит порядка двух миллионов посетителей.


Также в Шардже проходит фестиваль детского чтения, мы участвуем в организации книжной ярмарки ОАЭ и участвуем в книжных и литературных мероприятиях во всем мире. Помимо этого, в ведомство Книжной палаты входят библиотеки Шарджи и Издательский город Шарджи. Это


первый Издательский город в мире, свободная зона для издателей, где есть все возможности для печати на территории, свободной от налогов.


 

Фото: Ирина Зайцева

— Фантастика! А у вас есть какие-то гранты для литераторов?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Да!


У нас самая крупная премия в мире для переводчиков — за лучший перевод с любого языка на арабский.


Призовой фонд достигает 500 000 долларов США, также у нас есть премия «Etisalat», одна из самых больших премий в области детской литературы, и еще у нас есть премия для иллюстраторов. Кстати, наша выставка иллюстраций входит в тройку самых крупных в мире вместе с выставками Болоньи и Южной Кореи.


Также у нас есть гранты, которые мы выделяем переводчикам в рамках книжной выставки за перевод книг с любого языка на арабский, и с арабского на любой другой язык.


Мы выделяем до четырех тысяч долларов США за перевод книги для взрослых и до полутора тысяч долларов США за перевод детских книг. На самом деле у нас гораздо больше премий, я не могу сейчас все перечислить.

— Фантастика! А другие арабские государства, например Саудовская Аравия, не завидуют вашим ресурсам?
Ахмед бин Раккад аль Амери: На самом деле, в плане литературы мы первые в регионе, потому что правитель Шарджи — сам писатель. У него две докторские степени, и он верит в силу книг и их влияние на людей. Он любит русскую литературу, увлекается чтением. Он как никто другой понимает, что чтение — очень важный аспект для развития мышления и взаимопонимания между людьми. И благодаря такому отношению правителя Шарджа является пионером в литературе, издательском деле и одним из государств, поддерживающих литературу и образование в арабском мире на столь высоком уровне.

— В материалах, присланных мне, я видел, что значительное число участников писательской делегации — женщины.
Ахмед бин Раккад аль Амери: Да, это мое решение.

— Это отражает реальную ситуацию в литературе страны?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Да, у нас сейчас идет усиление роли женщин в обществе. И это очень важно для нас. Даже по законам нашей религии мужчины и женщины равны. Речь не о свадьбах — они по религии равны. И также в культуре. Вы знаете,


97% сотрудников книжной палаты — женщины. В том числе на руководящих должностях! У нас даже есть министры женщины — министр социального развития, министр иностранных дел.


Их много, я даже сосчитать не смогу. Кстати, некоторые из них также приехали в Москву.

— А есть у вас в Шардже что-то типа союза писателей?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Есть союз писателей ОАЭ, в который мы также входим.

— И кстати, каков процент женщин, состоящих в этой организации?
Ахмед бин Раккад аль Амери: Примерно 50 на 50. На самом деле, сейчас в литературе женщин больше, чем мужчин. Это во всем мире так.

13.09.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹ReadRussia›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ