Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Фаренгейт. В пределах нормы

В пределах нормы

Публикуем работы, пришедшие на конкурс фантастического рассказа «Лето любви… по Фаренгейту»

Текст: Екатерина Макушина, Воронеж
Фото: pixabay.com

В ПРЕДЕЛАХ НОРМЫ
(Орфография и пунктуация авторские)

– Так-таки из дому ушёл? – Саша потянулся за бутылкой тёмного, жадно глотнул. – Надолго?
Мишка передёрнул плечами:
– Не знаю. Маман на Сигнусе-три в командировке, вернётся – наверняка воспитывать начнёт, требовать, чтоб вернулся и не дурил. С отцом я даже говорить не хочу. Вот этого, – он завернул рукав свитера, открывая синяк выше локтя, – вполне достаточно.
– Лупил?
конкурс-фантастического-рассказа-Лето-любви-по-фаренгейту– Не-а. К двери меня пихнул, чтоб я выметался скорее. Не может он, видите ли, смириться, что под одной крышей с ним живёт ксенофил, – обветренные губы досадливо скривились. – Такие, как я, Сань, опасны для общества, понимаешь? Вот сижу я рядом с тобой, треплюсь за жизнь – и тем самым расшатываю твои, бляха-муха, крепкие моральные устои.
Хохотнув, Мишка откинулся на подушку, запустил пальцы в хрустящий пакет. Рука хозяина квартиры проворно перехватила его запястье:
– Эй, полегче, а то я точно решу, что ты антисоциальный тип. Уже полпачки стрескал.
– Ничего подобного, – Мишка отправил горсть чипсов в рот, – сам всё умял, а теперь на меня валишь. Пивка ещё не осталось?
– Последняя бутылка, – Саша мотнул головой. – Сгонять, что ли, в «Звёздочку»… Можно и чего покрепче взять.
– А продадут?
– Роботы ж на лица не смотрят, – хмыкнул Саша. – Позаимствую карту сеструхи.
Помедлив, Мишка мотнул рыжими патлами:
– Ну её на фиг, влетит тебе… Да и неохота надираться: завтра Лэссе прилетает с Цселети.
– Правильно, надо быть при параде.
Саше хотелось надеяться, что его голос прозвучал бодро. Воспоминания о синевато-белых пальцах и извивающихся щупах на макушке отнюдь не навевали позитив. Но уж коли Мишка называл свою Лэссе «красоткой», «огонь-девчонкой» и «секси»…
Нет, ну всё-таки, насколько надо быть двинутым, чтобы заглядываться на инопланетянок? Кому другому Саша бы прямо сказал: нормальный человек не потащит в койку чучело, ксенофилам лечиться надо. Только вот это был Мишка. Мишка, который давал ему списывать химию и алгебру, прикрывал его перед родаками, вытащил за шиворот из ледяного пруда, когда ногу сводило от пальцев до бедра и уже нечем было дышать. Когда друг завалился в бар с этой своей Лэссе, сияя улыбкой до ушей, Сашу не хватило на большее, чем «приятно познакомиться».
Она, в сущности, оказалась милой девушкой: совсем чисто болтала по-русски, комично изображала преподов из Звёздной академии, жаловалась, что на Цселети до сих пор никак не узаконят браки с землянами. Судя по тому, что Мишка от разговоров о браке не вздрагивал, у них всё было ой как серьёзно.
И от этого «серьёзно» Саше хотелось как следует вмазать другу, чтоб опомнился. Жаль, не поможет.
– Каких чипсов брать? – спросил Саша, натягивая через голову толстовку. – Опять с крабами?
– Да возьми с крабами, – Мишка потряс пустой пакет. – С луком тоже ничего.
– Ладно, гляну.
Махнув рукой, он направился в коридор, вышел на площадку телепортации. Над кабиной горел красный огонёк, у входа нетерпеливо мялся с ноги на ногу сосед.
– Здрасьте, Николай Сергеевич, – Саша шагнул вперёд, и сосед доброжелательно кивнул:
– Здравствуй, Саш. Что-то сегодня очередь… Запасаются, наверное, перед праздниками.
– Вы тоже по магазинам?
– Нет, мы в кино. Годовщина, – подмигнул он, – надо отмечать. Думали в «Сириус» сходить, да говорят, туда в последнее время туда какой только сброд не ходит. Одни ксенофилы чего стоят – обжимаются у всех на виду. Можно подумать, нормальному человеку приятно видеть, как кто-то с синекожим целуется.
Саша подавил вздох.
– Ну, у всех ведь свои пристрастия…
– Пристрастия, – Николай Сергеевич пренебрежительно сощурился. – Всё-таки дело мэр говорит: надо всех извращенцев ставить на учёт – и пусть повышенный налог платят.
Покосившись на Сашино лицо, не выражавшее, видимо, особого воодушевления, он, словно извиняясь, развёл руками:
– Я ведь не за крайние меры. Двадцать третий век на дворе. Понятно – свобода и всё такое… Разве ж я против? Пусть будет – в пределах нормы.
За его спиной распахнулась дверь, худощавый парень в джинсах и свитере приблизился к ним лёгкой походкой, накрыл ладонью плечо Николая Сергеевича:
– Готов?
– Я-то давно готов, – ворчливо отозвался он, – это ты никак не соберёшься.
Красный огонёк сменился зелёным, и двое, держась за руки, вошли в кабинку. Саша остался ждать своей очереди.
Вот все же люди как люди, находят себе жену или мужа на Земле… Почему Мишка не такой? Что у него в мозгах перемкнуло?
В чём бы ни было дело, пиво-то надо принести. И даже прийти на свадьбу, если понадобится. Потому что ксенофилия, может, и болезнь… а Мишка – это Мишка.

P.S. Напоминаем, что участникам конкурса необходимо заполнить форму с личными данными, которую можно найти здесь.
Публикация рассказа на сайте не означает, что он вошел в шорт-лист.

30.07.2020

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Конкурс "Лето любви… по Фаренгейту"›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ