Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Мои_любимые_поэты

Владислав Занадворов.  15 сентября

Баллада о гвардии лейтенанте. Самые мои поэты, или Мой «роман» со стихами

Текст: Дмитрий Шеваров
Коллаж: ГодЛитературы.РФ
Фото предоставлены автором

Последнее письмо

Лишь губами одними,
бессвязно, все снова и снова
Я хотел бы твердить,
как ты мне дорога…
Но по правому флангу,
по славным бойцам Кузнецова,
Ураганный огонь
открывают орудья врага.
…Мы четвертые сутки в бою,
нам грозит окруженье:
Танки в тыл просочились,
и фланг у реки оголен…
Но тебе я признаюсь,
что принято мною решенье,
И назад не попятится
вверенный мне батальон!
Владислав Занадворов, 1942 г.

Обложка книги Занадворова, изданной в Свердловске в 1945 году.

На его стихах запеклась кровь отступлений. В его строках — сорванный голос тех, кто прорывался из окружения.

О решительных наступлениях, о взятии городов, о Победе Владислав Занадворов написать не успел. Но погиб он в наступлении.

Под ногами была топкая осенняя грязь, смешанная с мокрым снегом. Густой туман лежал в балках. Почти нулевая видимость. Фашисты вряд ли ждали нашего броска в такую пору. Но именно 19 ноября 1942 года в 7 часов 30 минут началась операция «Уран» — контрнаступление советской армии, завершившееся окружением и разгромом войск вермахта под Сталинградом.

Командир минометного взвода гвардии лейтенант Владислав Занадворов был одним из тех, кто в то утро поднялся в атаку. Его 510-й полк в составе 47-й гвардейской стрелковой дивизии должен был выбить противника из станицы Чернышевской. За три часа ожесточенного боя удалось лишь на километр-два приблизиться к станице. Еще летом у Чернышевской шесть суток сражались наши десантники из ударного отряда 33-й гвардейской дивизии, отвлекая на себя огонь механизированных бригад противника. В тех боях отличился командир роты связи младший лейтенант Григорий Чухрай, будущий кинорежиссер. Истоки его «Баллады о солдате» здесь, в сталинградской степи. В герое фильма Алеше Скворцове можно узнать и Занадворова.

Владислав Занадворов. 1937 г. Из фондов Музея писателей Урала. Екатеринбург.

Владислав Занадворов. 1937 г. Из фондов Музея писателей Урала. Екатеринбург.

Сестра Татьяна вспоминала о брате: «С великой нежностью он относился к своей возлюбленной, а потом жене — Кате Хайдуковой. Его любимое обращение к ней — девочка, моя девочка. Ухаживая за Катей, он своеобразно преподносил ей цветы: засунет букет за ручку двери со стороны коридора и уйдет… В 1941 году ему предложили перейти работать на завод, где обеспечивалась бронь. Он ответил: «Если все по заводам будем прятаться, кто воевать будет». Вскоре брат был призван в армию…»

Он родился в Перми 15 сентября 1914 года. Через несколько дней был крещен по святцам с именем Владислав — в честь святого Владислава короля Сербского, жившего в XIII веке. Король Владислав был не только добрым правителем, но и увлеченным геологом: ему первому удалось открыть в своей стране месторождение серебра.

Владислав Занадворов с раннего детства мечтал стать геологом-искателем. Окончил школу с геологическим уклоном, поступил в геолого-разведочный техникум, каникулы проводил в экспедициях. Работал в Ленинградском геолого-разведочном управлении. Друзьям-геологам посвящены его первые стихи и рассказы.

В 1940 году Владислав блестяще заканчивает университет. У него рождается сын и выходит первая книга.

На фронте у него созрел замысел романа. 18 октября 1942 года он писал другу: «Поэтическое время ушло безвозвратно. Не знаю, как ты, а я за это время здорово постарел, — словно сердце остыло…»

К исходу дня 23 ноября 1942 года после четырех суток сражения нашим бойцам удалось взять станицу Чернышевскую и выйти к реке Чир.

Но двинуться дальше не удавалось до начала декабря — противник подтянул резервы. Две недели боев у реки Чир почти обескровили 47-ю гвардейскую дивизию.

27 ноября принял последний бой лейтенант Владислав Занадворов. Про обстоятельства его гибели известно лишь из скупого извещения, которое старшина Шауров написал Кате Занадворовой: «Уважаемая Екатерина Павловна! Ваш муж Занадворов Владислав Леонидович погиб в наступательном бою 27 ноября 1942 года…»

Стихи, посвященные жене Кате. Автограф. 1940 г. Из фонда Музея писателей Урала.

Стихи, посвященные жене Кате. Автограф. 1940 г. Из фонда Музея писателей Урала.

В «Донесении о безвозвратных потерях» дата гибели Занадворова — 28 ноября. Возможно, что 27-го Владислав был тяжело ранен, а умер на следующий день.

В одном горестном списке с Владиславом Занадворовым — двадцатилетние лейтенанты: красноярец Сергей Крицкий, Иван Бокадоров с ростовского хутора Арпачен, Тембат Айдаров из осетинского села Чкалы, иркутянин Филипп Тимченко, рязанец Сергей Юдаев, Андрей Северов из ярославской деревни Ракульской, Константин Желандовский с сибирской станции Юрга, Петр Казаков из Мордовии, Михаил Гусак из полтавской Решетиловки, Иван Заднипрянский из воронежского села Нижняя Марковка… Погиб и начальник штаба полка Ибраим Аманбаев, уроженец казахского села Кегень.

Владислав Занадворов и его однополчане лежат в братских могилах у станицы Чернышевской. Таких могил в Чернышевском районе двадцать три.

А противотанковые рвы и сегодня хорошо приметны в здешней степи. Будто война прошла здесь год-два назад.

Из письма Владислава Занадворова жене 9 августа 1942 года: «Готовясь со дня на день выйти на передовую, занимаюсь тем, что строю шаткое здание будущего романа. Мне порой кажется, что теперь я сумею сказать такую правду о человеке, что у всех, кто узнает ее, — дух захватит, что я и сам стану удивляться, как сумел ее найти…»

Ты вспомнишь, ты вздрогнешь.
Ты вскрикнешь: воскресни!
Твой голос услышу сквозь сотни преград.
И где бы я ни жил, и где бы и ни был,
В которое утро, в котором году,
С пригоршнею соли, с краюхою хлеба,
Твой голос услышав, дорогу найду.

Архив поэта бережно хранят в отделе фондов Объединенного музея писателей Урала в Екатеринбурге. И не только хранят, но и дают возможность людям прикоснуться к судьбе и творчеству поэта, чья жизнь оборвалась в 28 лет.

Мои-любимые-поэты.-МартЧудом дошедшие до наших дней письма лейтенанта Занадворова жене Кате, Екатерине Павловне Хайдуковой, — это оплаканные, ветхие, пожелтевшие листочки с гаснущими карандашными и чернильными строчками. Сканирование сохранит их для будущих поколений. Кстати: если в вашей семье хранятся фронтовые письма, то поспешите их сканировать. Дети и внуки несомненно помогут вам.

22 июля 1942 г.

Часто вспоминаю то, что было: чью-нибудь улыбку, невзначай сказанные слова, чей-нибудь голос…

21 августа 1942 г.

Иногда, моя любимая, нужно быть ко всему готовым. Я не верю в это, — но если я не вернусь, — помни, что я тебя любил всеми силами души моей, — как только умел и с каждым месяцем, с каждым годом привязывался все больше и больше к тебе. И сегодня, девочка, я не буду трусом, я могу наделать каких-нибудь глупостей, — но только не по трусости. И еще о нашем сыне. С какой бы радостью я бы сейчас подержал его на руках! Самое главное, мне бы хотелось, чтобы он был радостным, -без той затаенной печали, какая есть у меня, да и у многих… Катюшка моя, знаешь, как бы хорошо сейчас видеть тебя, даже просто — смотреть — ничего не говорить.

2 сентября 1942 г.

Родная моя Катюшка! Вот ты говоришь — писать нечего, а сама пишешь о Юрашке, о себе и не можешь представить себе, с какой радостью я читаю эти строки. Они даже заставили меня написать стишок, что со мной давно не бывало. Правда, стихотворение неважное, — писано в блиндаже, когда осыпался песок от минометного обстрела. Если хочешь — вот оно:

Когда и в жилах стынет кровь,
Я грелся памятью одной.
Твоя незримая любовь
Всегда была со мной.
В сырой тоске окопных дней,
В палящем огненном аду,
Я клялся памятью моей,
Что я назад приду.
Хотя б на сломанных ногах,
Хоть на карачках — приползу,
Я в окровавленных руках
Свою любовь несу…

Вот видишь, девочка, я остаюсь все таким же чудаком, — даже и здесь меня порой настигает лирика. Не могу я без этого, — вот и все.

15 сентября 1942 г.

Хорошая моя!

Сегодня — 15 сентября, — Юрашке 2 года, а мне 28. Крепко, крепко потормоши за меня сынку, подурачься с ним, расцелуй его — до слез… Знаешь, я часто ловлю себя на мысли: очень хорошо, что где-то далеко отсюда, за сотни дней и верст от нашей фронтовой жизни, у меня осталась ты, — моя девочка, — наш сынка… Подумаешь, и как-то делается не так одиноко. Это великая вещь, когда знаешь, что есть куда, есть к чему возвращаться. И я должен вернуться несмотря ни на что, несмотря на то, что мало кто отсюда вернется живым.

Владислав Занадворов. 1937 г. Из фондов Музея писателей Урала. Екатеринбург.

из семейного архива

10 октября 1942 г.

Родная моя девчурка! Стоят ясные, морозные дни, без снега; ветер свободно гуляет по степи, пронизывает насквозь. Несколько дней назад, когда мы шли сюда, получилось совсем паршиво, — сперва шел дождь — люди промокли, а после, ночью, — ударил ветер с крупой, плащ-палатки и шинели, — обледенели, встали колом…

27 октября 1942 г.

Родная моя, любимая моя девочка! Сейчас сижу в горнице казачьего дома, — за окном степи, сухой ковыль, заросли репейника, а за низким пологим холмом, между крыльев мельницы, — садится солнце, — почти летнее, теплое солнце. Через полчаса оно совсем зайдет, и тогда мы отправимся дальше — в путь. Сидим курим, разговариваем о чем попало, — и смеемся. Это у нас вообще вошло в привычку, — смеяться в любом случае, — так проще и лучше. Если ко всему относиться серьезно, будет слишком тяжело.

16 ноября 1942 г.

Родная моя девчурка!

Сегодня пришла почта, — но от тебя опять ничего нет, — и вообще — ни от кого. Последнее письмо твое датировано 15.10 — с тех пор — от тебя ни строчки. Не знаю — то ли потерялись письма твои, то ли ты почему-то забываешь писать. Или случилось что-нибудь? Ради Бога, девочка, — пиши чаще.

У меня пока что нет никаких изменений. По-прежнему живем в сарае, вблизи от передовой. Никаких новостей. Сейчас на нашем участке тихо, но это затишье перед бурей. Недавно получил кой чего из зимнего обмундирования: теплые портянки, подшлемник, меховую безрукавку; рукавицы сшил для меня Леденев; мой ординарец. Я все же остаюсь оптимистом — того же и тебе желаю, моя родная. Крепко целую тебя и сынку. Твой Владислав

P.S.
Письмо к Хайдуковой Е.П. от старшины Шаурова П.В.

Ваш муж Занадворов Владислав Леонидович погиб 27 ноября 1942 года в бою с немецкими захватчиками. Тов. Занадворов убит вражеской пулей в 10 часов вечера 27 ноября 1942 в деревне Русаково Чернышевского района Ростовской области.

Оригинал статьи: «Российская газета»  

06.10.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Мои любимые поэты›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ