Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
экслибрис

Королева русского экслибриса

Международный союз книголюбов провел в московском Музее экслибриса выставку работ Нины Казимовой

Текст и подбор фото: Игорь Шумейко

Игорь-ШумейкоСугубо служебный по происхождению ярлык, знак ex libris (лат. «из книг»), указывающий владельца книги, родился почти одновременно с самими книгами, в той же Южной Германии и вырос в новый жанр искусства мгновенно, словно Альбрехт Дюрер только и ждал, когда производство изделий его земляка Гуттенберга выйдет на промышленные масштабы. 

Петербурженка Нина Казимова, окончив архитектурный факультет Ленинградского инженерно-строительного института, начала изучать технику офорта в мастерской Германа Пахаревского. Ее работы в таких жанрах, как экслибрис, авторская книга, станковая и малоформатная графика, хранятся в собраниях Эрмитажа, Третьяковской галереи, Пушкинского дома, в Государственной библиотеке Прусского культурного фонда (Берлин)… Перечень музеев, хранящих работы Казимовой, велик, словно букет титулов средневековых королев, потому так и поставим, как в грамотах тех лет: и протчая, протчая, протчая… 

И продолжая монархическую тему: «Королевой русского экслибриса» титуловал Казимову известный сибирский деятель культуры Аркадий Елфимов. («Год Литературы» писал о его уникальном издании «Евангелие Достоевского».) Но сказано это было Елфимовым для нас, неспециалистов, пришедших на выставку. В действительности знатоки, «коллеги по жанру», в том числе ее учитель, знаменитый печатник Пахаревский, титуловали Нину Казимову «королева акватинты».

Это разновидность офорта, дающая тональные плоскости большого диапазона и разнообразия, — особая технология Казимовой. Описывается она так: «Медная доска засыпается порошком-канифолью, аккуратно нагревается. Каждая пылинка превращается в маленькую капельку. Потом изображение закрывается офортным лаком в несколько приемов. Вначале то, что должно быть белым, закрывается и травится в химическом растворе примерно три минуты. Потом закрываются те участки, которые должны иметь легкий тон, снова травятся. На травление влияет температура воздуха, концентрация травящего раствора, освещение. И до конца неизвестно, как всё выйдет». 

Слушаешь — и представляешь средневековые мастерские Дюрера, старшего и младшего Гольбейнов (первых экслибристов), алхимиков, чернокнижников… И словно очнувшись возвращаешься — к книжникам современным.

Ныне экслибрисы Казимовой заказывают книголюбы: ученые, бизнесмены, коллеги-художники. Она выполняла знаки книг Зураба Церетели (с картой Москвы), Ильи Глазунова, два экслибриса по заказу премьера Д. А. Медведева, известного французского коллекционера Рене Герра.


Работы Нины Казимовой выставлялись на 300 национальных и международных выставках, в том числе 28 персональных.


Начав с фольклорных картинок, лубков, Нина Казимова почувствовала некую сверхзадачу, цель, имевшую отношение к традиционным образам двух столиц: «Лубочные картинки преимущественно связаны с Москвой. А мне хотелось попробовать сделать петербургский лубок, где главным героем был бы Петр I». В этом усилии, раздвигающем рамки традиций, некоем художественном «путешествии из Петербурга в Москву», и сформировался особый стиль Казимовой. 

Остается добавить справочные данные. 

Директор московского Музея экслибриса Людмила Шустрова — сама владелец казимовского книжного знака: стилизованные башни Кремля и московская боярыня. Ее Международный союз книголюбов, блюдя чистоту жанра и учитывая некоторые разночтения, дает свое строгое определение экслибриса: 


Небольшой бумажный ярлык, наклеиваемый владельцами библиотек на книгу. На нем обозначены обычно имя и фамилия владельца и какой-нибудь рисунок, образно говорящий о его интересах или профессии. 


К экслибрисам НЕ относятся: 

— Ярлыки, штампы, надписи от руки;
— Знаки владения книгой без текста, даже без инициалов;
— Издательские или типографские марки и штампы;
— Владельческая надпись от руки на книге и подпись владельца.

Эти строгие «НЕ относятся» напомнили школьные годы, надписи на учебниках: «Игорь Шумейко. 5а класс», сопровождавшиеся и рисунками, за которые в отличие от героя моего репортажа, я имел не дипломы и медали, а замечания, выговоры, и, помнится, двойку «по поведению». Что ж, теперь, много лет спустя, я уяснил, наконец, что: 

— среди авторов экслибрисов: И. Билибин, А. Бенуа, М. Врубель, В. Васнецов, М. Добужинский, Б. Кустодиев, Е. Лансере, А. Митрохин, Г. Нарбут, А. Остроумова-Лебедева, И. Рерберг, А. Кравченко, К. Сомов, В. Фаворский;

— настоящий экслибрис рисуют НЕ на книге. А выполняют на отдельном листе бумаги в техниках: ксилография, линогравюра, литография… в том числе и офорт, выразительно описанной выше. Офорт дает около 500 хороших оттисков, оставаясь в нынешнем океане электронных книг «штучным товаром», роскошью, неким, может быть, последним «эстетическим стражем» в королевстве Книги настоящей. 

Читать по теме:

В Тамбове нашли книгу императора

Просмотры: 627
22.12.2017

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ