Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Красный конь Ленинград

В ретросериале Юлии Яковлевой о сыщике Зайцеве детективный конь идет на смену бульварной лошадке

Текст: Петр Моисеев *
Обложка предоставлена издательством «Эксмо»

Юлия Яковлева. Укрощение красного коня. — М.: Эксмо, 2017

pic_smallИздательству «Эксмо» свойственна любопытная (хотя и легко объяснимая) асимметрия: если продукция, выпускаемая им под рубрикой «Зарубежный детектив», чаще всего (за исключением Агаты Кристи) к детективу (а иной раз и к литературе) отношения не имеет, то среди отечественных авторов попадаются весьма любопытные. В частности, именно «Эксмо» по-настоящему открыло для читателей Любенко и Чижа, которые до этого уже издавались, но не были толком замечены и оценены. Судя по всему, на книги Юлии Яковлевой любителям жанра тоже стоит обратить внимание. Ее новая книга о сыщике Василии Зайцеве, уже вторая в сериале — именно детектив, а не триллер, не боевик и не полицейский роман. Таким образом, критик и читатель имеют полное право и возможность сравнивать Яковлеву не с Марининой-Устиновой-Донцовой, а с Инной Булгаковой, Верой Белоусовой, Верой Русановой и другими настоящими (хотя и малоизвестными) русскими детективистками.

А коль скоро речь идет о детективе, начать стоит с загадки: на ипподроме во время скачек погибают конь и наездник. Способ убийства придуман довольно неплохо и мог бы стать отдельной загадкой, но выясняется он довольно быстро. Главная же интрига состоит в следующем: если должен был погибнуть наездник, зачем убивать его так изощренно (как именно, уточнять не буду)? Если же целью убийцы был именно конь, то зачем вообще его убивать? Версия с махинациями букмекеров и игроков отметается сразу — по причинам очень специфического времени и места действия (каких именно — уточню, но позже). Итак, либо бессмысленное убийство коня, либо бессмысленно сложное убийство наездника. Не касаясь разгадки, скажу только, что концы с концами автору свести удалось, разгадка и неожиданна, и логична, хотя и сногсшибательной ее не назовешь (в этом смысле до Булгаковой и Белоусовой Яковлевой еще очень далеко). С другой стороны, первые романы Кристи («таинственное происшествие в Стайлз», «Убийство на поля для гольфа») тоже уступают ее главным шедеврам («В алфавитном порядке», «Загадка Эндхауза», «Свидетель обвинения»), так что, будем надеяться, госпожа Яковлева еще порадует нас удачными идеями. Начинает она вполне прилично.

Удачно подобраны и декорации: автор играет на контрасте между наличием загадки и ее рациональным решением, с одной стороны, и иррационализмом окружающего мира — с другой. Время действия — 1931 год, место действия — Ленинград, место убийства — ипподром, находящийся под неофициальным покровительством Буденного (поэтому и крупных мошенничеств, связанных со скачками, там не происходит). Милицию не так давно слили с ГПУ, поэтому Зайцев все время ходит по тонкому льду — но загадку разгадывает, хотя он почти единственный, кому это интересно. При этом приметы времени, которые могли бы затмить основную сюжетную линию, этого все же не делают: чувство меры автору не изменяет, и побочные эпизоды и сюжетные линии у нее знают свое место.

Что касается главного героя, то он пришел, конечно, из советского милицейского романа и слишком яркой фигурой его — увы — не назовешь. С другой стороны, гораздо легче принять такого сыщика при интересной загадке, чем яркого героя, призванного заслонить собой ее отсутствие (как у Стаута, скажем).
Роман написан в целом неплохим языком (хотя редактору стоило бы заменить, например, «простынь» на «простыню»). Кроме того, он обладает одним достоинством, которое, в отличие от детективной загадки, оценят не только знатоки: он интересно написан; автор умело подогревает читательское любопытство, так что желания бросить книгу не возникает.

Но и недостатки есть, конечно. Трудно себе представить, чтобы такой умный и профессиональный Зайцев действовал настолько дилетантски в истории с изнасилованной девушкой: он — из жалости к жертве — торопится поскорее закрыть дело и даже не думает о необходимости проверить алиби подозреваемых. Вообще, хотя я и похвалил писательницу за отсутствие утяжеляющих действие эпизодов, без этой сюжетной линии (добавленной, очевидно, для характеристики одновременно героя и исторической обстановки) можно было бы и обойтись.

Кроме того, писательница зачем-то пересказывает развязку своего первого романа (вплоть до имени главного злодея) — что весьма неразумно, поскольку может отбить желание читать его у тех, кто этого еще не сделал. Да и вообще на протяжении «Красного коня» Яковлева неоднократно намекает на то, что, коль скоро преступник из романа «Вдруг охотник выбегает» ушел от возмездия, Зайцев еще пустится за ним в погоню. Конечно, такой ход возможен и в детективе (пример — первые два романа Гастона Леру про Рультабия); но есть здесь и опасность впасть в бульварщину, где неутомимый сыщик вечно гоняется за неуловимым преступником. Откуда это — понятно: автор в интервью признавалась, что ее любимые «детективисты» — Несбё, Лихейн, Сильва, Теорин и Уилсон. Однако радует, что госпожа Яковлева не слишком подражает своим любимцам; путь, на который она ступила, почетней и требует от писателя большей изобретательности; пожелаем ей подольше с него не сходить.

Юлия Яковлева. "Укрощение красного коня"

Юлия Яковлева. «Укрощение красного коня»


1 Петр Моисеев — кандидат философских наук, литературовед, специалист по истории и теории детективного жанра. Проживает в Перми.

08.08.2017

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ