Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
pic_1_1

Мобильники, слепые массажисты и опиумные войны

Древность и новаторство в книгах из Китая и о Китае

В ходе неформального общения после оглашения списка участников иностранной номинации премии «Ясная Поляна» ее председатель В. И. Толстой посетовал, что современные российские издатели почти совсем не обращают свой взор в сторону Дальнего Востока, Китая в первую очередь. Впрочем, необходимо сделать исключение, во-первых, для автора международных бестселлеров Харуки Мураками, а во-вторых, для небольшого петербургского издательства «Гиперион», специализирующегося как раз на дальневосточной литературе, в том числе на современной китайской прозе. Два ее новейших образчика (с неожиданным русским «бонусом» в конце) разбирает Екатерина Чернова, Китаю отнюдь не чуждая.

Текст: Екатерина Чернова
Обложки: www.hyperion.spb.ru, ridero.ru

В нашей стране возрождается интерес к китайской культуре. Это проявляется через проникающие в российский прокат художественные фильмы (правда, речь идет о китайско-американской копродукции), а также книги современных китайских авторов, издаваемых с регулярностью, завидной для представителей других неевропейских языков.
Недавно свет увидели переводы двух художественных произведений о том, как живут люди в Китае, об их взаимоотношениях, об одиночестве, о внешней и внутренней слепоте, о неумении говорить правду. Благодаря труду и таланту переводчиков книги заговорили на русском языке и стали доступны российскому читателю.

«Китайский массаж». Би Фэйюй. Перевод с китайского Н. Н. Власовой

массажРоман написан в 2008 году. Его автор хорошо известен на родине, он лауреат премии Мао Дуня. В книге упоминается значимый для Китая период экономического бума в юго-восточных провинциях, который случился сразу после присоединения Гонконга в 1997 году.
Автор сразу же объясняет, в чем особенность «китайского массажа»: его делают слепые массажисты. Считается, что их «зрячие руки» лучше чувствуют тело пациента. Фабула книги построена вокруг десяти слепцов, работающих в одном из массажных салонов Нанкина. На первых страницах Би Фэйюй рассказывает об особенностях работы в массажном салоне, приоткрывает некоторые нюансы выполнения древнейшего китайского массажа — туйна. Истории героев: шестерых мужчин и четырех женщин, разбиты по главам.

Один из совладельцев салона Ша Фумин, однажды услышав слова режиссера о невероятной красоте массажистки Ду Хун, теряет покой. Пытаясь понять, что такое красота, он безответно влюбляется в юную Ду Хун.

Не все из героев слепы от рождения, некоторые потеряли зрение в детстве, в юности или же во взрослой жизни. Массажист Чжан Игуан ослеп после взрыва газа в шахте, где он работал. Тогда его друзья-шахтеры погибли, а он остался жив. В тридцать пять лет ему пришлось начинать жизнь заново.

Доктор Ван живет мечтой открыть собственный массажный салон. Он идет к своей цели, но на пути постоянно возникают преграды, не позволяющие ему собрать нужную сумму денег. Он вынужден устроиться наемным работником в салон своего друга и однокурсника Ша Фумина. Доктор Ван не так прост: когда в дом его родителей приходят «вежливые люди» с требованием вернуть долг младшего брата, проигравшегося в автоматы и мацзян (китайская азартная игра), доктор Ван дает им решительный отпор.

Би Фэйюй тонко чувствует женскую психологию, он подробно описывает влюбленность своих героинь, их переживания. Удивительна решимость и настойчивость слепой девушки по имени Цзинь Янь. Она покидает родной город Далянь и отправляется за несколько тысяч километров в Нанкин, потому что влюбилась в слепого парня Сюй Тайлая. В нем не было ничего особенного, кроме разве что сильного акцента, свойственного уроженцам провинции Цзяньсу. Не будучи с ним знакома, Цзинь Янь полюбила на расстоянии, узнав историю его несчастной любви. Однако по-настоящему радовали Цзинь Янь свадьбы, она мечтала о красивой пышной свадьбе, как из кинофильма. Раньше, когда она еще была зрячей (зрение Цзинь Янь теряла постепенно), она любила читать книги и смотреть фильмы, в которых обязательно играли свадьбы. Собственная свадьба стала для нее смыслом жизни.
Один из героев, молчаливый парень Сяо Ма, научился чувствовать время. Нникогда не пользуясь часами, он мог без труда определить, который час. Потом Сяо Ма стал играть со временем, представляя его всякий раз по-разному, то в виде спирали, то в форме квадрата.

В детстве Сяо Ма в результате автоаварии потерял зрение. Отец его не смог смириться с тем, что сын ослеп, и несколько лет водил Сяо Ма по врачам, теша себя надеждой, что его мальчик обязательно поправится. Но юный Сяо Ма понимал, что зрение к нему никогда уже не вернется.

Роман необычен тем, что открывает окно в мир незрячих людей: читатель буквально ощущает, чтó чувствуют люди, живущие в темноте. Несмотря на слепоту, они прозорливее зрячих. Эти люди, за исключением общего физического недостатка, совершенно разные, у каждого своя история, своя судьба — и своя мечта.

«Мобильник». Лю Чжэньюнь. Перевод с китайского О. П. Родионовой

Лауреат нескольких литературных премий Лю Чжэньюнь популярен в Китае и уже знаком российскому читателю. В 2015 году в России вышел перевод его сатирического романа «Я не Пань Цзиньлянь».
МобильникГлавный герой «Мобильника» Янь Шоуи, — ведущий популярного ток-шоу «Хочешь? Говори!». По мысли автора — типичный представитель «творческой элиты» на китайский лад.
Роман разделен на три части. В первой рассказывается о детстве главного героя. Оказывается, Янь Шоуи не всегда был богат и успешен. Напротив, он, что называется, скакнул из грязи в князи. Родился и вырос в одной из деревушек провинции Шаньси. Мать его рано умерла, и его воспитанием занимались неразговорчивый, грубый отец и заботливая бабушка. В этой же деревушке юный Янь Шоуи впервые влюбился. Молодую женщину звали Люй Гуйхуа, подросток Шоуи вызвался отвезти ее на велосипеде в соседнюю деревню, на почту, чтобы она позвонила своему мужу в шахтерский поселок. Это было большим событием, потому что телефон до этого никто из них еще не видел.

Во второй части книги Янь Шоуи уже сорок семь. Последние семь лет он работает ведущим ток-шоу. Его семейная жизнь разладилась, жена подала на развод. Из-за не вовремя отключенного мобильного телефона Янь Шоуи жена узнала о существовании любовницы. Не меняя своих привычек, герой через какое-то время после развода закрутил роман с Шэнь Сюэ, преподавательницей сценической речи из театрального института, но опять же — отключенный мобильник посеял раздор и в этих отношениях. Шоуи разучился говорить правду, прикладывая трубку к уху, он начинает лгать, и в конце концов он совершенно запутался в отношениях со своими женщинами. Подобное случилось и с его лучшим другом и коллегой Фэй Мо. Его супруга раскрыла связь мужа с аспиранткой — опять же благодаря мобильному телефону.

Третья часть книги наиболее интересна. Написана она в лучших традициях романа-авантюры и рассказывает об истории семейства Янь.

Для европейского читателя такая композиция романа может показаться странной, но не для китайского. Потому что в абсолютно разных произведениях, «Мобильник» и «Китайский массаж», есть одна общая черта — реминисценции из одного из самых известных китайских романов «Сон в красном тереме» Цао Сюэциня (середина XVIII века).

"Сон в красном тереме". Иллюстрация начала XIX века / Википедия

«Сон в красном тереме». Иллюстрация начала XIX века/Википедия

«Записки времен опиумной войны». Геннадий Литвинцев

Но Китай открывается русскому читателю не только c Дальнего Востока, но и с юга самой России. Выходящий в Воронеже литературный журнал «Подъем» опубликовал повесть местного автора Геннадия Литвинцева (многолетнего собкора «Российской газеты», к слову сказать) под названием «Молодым не ходи в Гуандун» с подзаголовком: «Записки о бедствиях Опиумной войны, написанные Ли Вэньхуа, конфуцианцем». Столь экзотический выбор времени места действия исторической повести объясняется просто: автор родился в 1946 году в Китае, в Харбине, в семье русских эмигрантов, а в 1954 году вместе с родителями вернулся в Советский Союз.

Герой-рассказчик повести — молодой человек по имени Вэньхуа (что значит «начитанный»), происходил из семьи китайского чиновника. Отец очень хотел, чтобы сын тоже стал чиновником, поэтому дал ему превосходное образование. Но юноша грезил вовсе не о государственной службе, а о путешествиях по стране и за ее пределами.

После смерти отца Вэньхуа решил оставить дом и, поддавшись уговорам двоюродного брата Дэмина, заняться торговлей. Мечты его начали осуществляться, но не тут-то было, Дэмин оказался контрабандистом, а ящики, которые они сторговали у англичан, были набиты опиумом, запрещенным к продаже на территории Китая.

Гуандун«Мало знакомый современному читателю мир Цинской империи, ее воинства и чиновников-мандаринов, портовый город Гуанчжоу (Кантон) с опиумными курильнями и борделями, морские и сухопутные сражения тех времен… Экзотика в стиле oriental? Приключения? Модная сейчас Military reconstruction? И то, и другое, и третье. Но главное все же в другом. Нерв и смысл повести составляет конфликт двух, столь не похожих друг на друга, цивилизаций: древней китайской, замкнутой в самой себе, духовно глубокой, погруженной, как в гипнотический сон, в красоту и величие прошлого; и европейской (английской) — рациональной, динамичной, предприимчивой, наступательной, вооруженной идеологией прогресса, открытости, свободы и обязательного успеха, не отягощенной философскими и моральными рефлексами, но претендующей на мировое господство и добивающейся его посредством стального кулака и денежного мешка».

Так описывает свое произведение сам автор. Но надо добавить, что за минувшие полтора века, несмотря на крутые виражи китайской истории, древняя цивилизация далеко продвинулась по пути «обязательного успеха». Чем и интересна. Кстати, повесть доступна не только на сайте воронежского журнала, но и в издательской системе Ridero. Это тоже шаг в сторону «открытости и свободы» такой консервативной цивилизации, как «цивилизация Гуттенберга».

23.03.2017

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ