Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
велоночь-в-москве-посвящена-Антонию-Погорельскому1

Наш ответ Гарри Поттеру

Прошедший в ночь с субботы на воскресенье велопробег в Москве был посвящен 232-летию со дня рождения Антония Погорельского

Текст: Павел Басинский
Коллаж: ГодЛитературы.РФ

«Велоночь» (Velonotte International) была задумана культурологом Сергеем Никитиным и впервые прошла в Москве в 2007 году. В этом году велопробег состоялся уже в 12-й раз. Также в разные годы он проходил в Санкт-Петербурге, Казани, Нью-Йорке, Лондоне, Риме, Стамбуле. Для каждой «Велоночи» создается специальный культурный проект. В этом году он назывался «Все призраки Москвы» и был посвящен 232-летию со дня рождения Антония Погорельского.

Точный день его рождения неизвестен. Он родился в Москве в 1787 году. Незаконный сын сенатора Алексея Кирилловича Разумовского и дочери его берейтора (объездчика лошадей) Марии Соболевской. От этого внебрачного союза у Разумовского родилось 10 детей, которым дали фамилию Перовские, как считается, по названию имения Перово под Москвой. Их называли «воспитанниками».

Детство одного из них — Алексея — прошло в другом имении Разумовского — Почепы Черниговской губернии, где влиятельный государственный деятель, тайный советник и министр народного просвещения граф Разумовский построил себе настоящий дворец.

1836 Брюллов К.П. Портрет графа Алексея Перовского – писателя Антония Погорельского.

1836 г. Брюллов К. П. Портрет графа Алексея Перовского — писателя Антония Погорельского

«Воспитанники» графа Разумовского получили блестящее домашнее образование. Алексей в 1807 году окончил Московский университет и получил высшую ученую степень доктора философских и словесных наук. На защите им были прочитаны лекции на русском, немецком и французском языках. Он первым перевел на немецкий язык «Бедную Лизу» Н. М. Карамзина, благодаря чему познакомился с Карамзиным и его московским окружением — П. А. Вяземским, В.. А Жуковским и другими. Его ценили как шутника, затейника, острослова, сочинителя любительских виршей, где в мистификаторской форме описывалась московская литературная среда.

Война 1812 года круто изменила его судьбу. Он ушел на войну в чине штаб-ротмистра добровольцем, участвовал в крупных сражениях и даже был в партизанском отряде. Принимал участие в Битве народов под Лейпцигом, а после взятия Лейпцига был назначен адъютантом князя Н. Г. Репнина-Волконского, брата будущего декабриста Сергея Волконского. До 1816 года служил в оккупированной Саксонии, где увлекался немецкой литературой.

Псевдоним Антоний Погорельский (опять-таки по названию другого имения его отца — Погорельцы той же Черниговской губернии) впервые возник в 1825 году, когда в газете «Новости литературы» появилась повесть Алексея Перовского «Лафертовская маковница». Ее высоко оценил Пушкин и даже процитировал в своей повести «Гробовщик». Впрочем, это могло быть дружеским ответом на то, что сам Перовский как критик страстно защищал от нападок поэму молодого Пушкина «Руслан и Людмила», столь новаторскую по стилю, что ее не сразу приняла критика.

Интересно, что именно в «Руслане и Людмиле» впервые в русской литературе появились отчетливо «фэнтезийные» образы: летающие колдуны, говорящие богатырские головы и проч. Все это, разумеется, шло от русских сказок, но, строго говоря, вся мировая литература вышла из фольклора. В свою очередь, «Лафертовская маковница» стала первым в русской литературе сочинением в жанре «хоррора».

Она действительно страшная, с черной мистикой, с перевоплощением животных в людей, с явлением мертвецов.

Потом в жанре «хоррора» работал его племянник и, в свою очередь, воспитанник (по неподтвержденной версии и незаконный сын), великий русский поэт А. К. Толстой, написавший рассказы «Упырь» и «Семья вурдалака».


Но настоящую славу Антонию Погорельскому принесла другая повесть — «Черная курица, или Подземные жители», которая вышла в Петербурге в 1829 году.


«Черная курица, или Подземные жители» читается и сегодня как классическое произведение для детей и подростков. Повесть изумительна, с одной стороны, своей нравоучительной тональностью (нельзя врать, нельзя предавать, нельзя быть заносчивым, высокомерным), с другой — глубиной погружения в мир ребенка, в его психологию, в его тайные мечты и комплексы. И при этом «Черная курица» — первое в нашей литературе произведение о ребенке вообще.

Это кажется странным сегодня, когда детская литература занимает основную часть любой книжной ярмарки. Мне это даже кажется тревожным симптомом упадка интереса к «взрослому» чтению (возникает подозрение, что среднестатический читатель скоро окажется младенцем, сидящим на горшке). Но когда-то литературе самой нужно было дорасти до понимания, что мир ребенка — особый мир, что ребенок — это вообще-то человек, а не заготовка к взрослому. Эту революцию в русской литературе и совершил Погорельский. Уже за ним появились С. Т. Аксаков с «Детскими годами Багрова-внука» и Л. Н. Толстой с его «Детством».


Интересно, что первая в русской литературе повесть о детстве оказалась еще и первым в прозе произведением в жанре «фэнтези»,


о котором, впрочем, тогда еще никто не слышал. Собственно, участники «Велоночи» и чествовали Погорельского как первого «фэнтезийного» писателя в России.

Перечитайте! Вся эта «готика» с подземными королями, рыцарями, министрами, которые наверху перевоплощаются в обычных черных куриц, весь этот волшебный мир, ничуть не менее занятный, чем Хогвартс Гарри Поттера, только не разработанный, едва намеченный, в основных чертах уже был в «Черной курице». Как и многие темы и сюжеты, которые затем разрабатывал Льюис Кэрролл в «Алисе в Стране чудес».


Оригинал статьи: «Российская газета»

30.06.2019

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ