Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Поэтические итоги Галины Рымбу. Часть 2

На вопросы коллеги по поэтическому цеху отвечают Ольга Балла, Андрей Василевский, Оксана Васякина, Анна Голубкова, Данила Давыдов, Елена Костылева, Александр Переверзин, Юлия Подлубнова, Алексей Порвин, Андрей Тавров

Текст: Галина Рымбу
Фото: pixbay.com
Галина-Рымбу

  1. Какие поэтические книги, вышедшие в 2019 году, оказались для вас самыми важными?
  2.  Назовите несколько отдельных поэтических текстов, прочитанных в 2019 году, чтение которых стало для вас «событием».
  3.  Какие новые имена в современной русскоязычной поэзии вы для себя открыли?
  4.  Были ли в 2019 году такие события в поэтическом мире (знаковые статьи о поэзии, премиальные и издательские процессы и т.д.), которые, на ваш взгляд, привнесли в него изменения и новые смыслы?

Оксана Васякина в литобзоре годлитературы.ру

Оксана Васякина, 

поэтесса, куратор школы «Современные литературные практики» на базе Шанинки

  1. В этом году большой радостью был выход в издательстве «Новое литературное обозрение» книги ставших уже чуть ли не классическими стихотворений Марины Тёмкиной «Ненаглядные пособия». «Новое издательство» переиздало книгу Григория Дашевского «Стихотворения и переводы», к слову, книгу я еще не распечатывала, но она у меня первая на очереди после вышедшей в этом же издательстве книги новых стихотворений Марии Степановой «Старый мир. Починка жизни». Common Place к «Нон-фикшну» подготовили книгу Эдуарда Лукоянова «Старый Оскол», она у меня тоже еще не открыта, но я в Эдике уверена, люблю его стихи. В 2019 году вышла еще одна, как мне кажется, очень важная книга, но она не поэтическая: это книга статей Ильи Кукулина «Прорыв к невозможной связи» (в издательстве «Кабинетный ученый»). Здесь собраны все статьи Кукулина, посвященные поэзии, и эта книга стала для меня настольной.
  1. Самым важным в этом году для меня было большое стихотворение Марии Степановой «Девочки без одежды».
  1. В силу личных и рабочих обстоятельств я не успевала следить за появлением новых имен, но меня очень радует «возвращение» старых. Например, в этом году вышли книги Елены Костылевой «День» и Насти Денисовой «Трогали любили друг друга»: у обеих этих поэтесс почти 10 лет не выходило новых книг.
  1. Я с большим любопытством наблюдала за ситуацией вокруг премии «Поэзия». Концепция премии меня поначалу немного смущала. Как выбрать из сотни стихотворений, написанных на разных поэтических языках, одно «стихотворение года»? Совершенно непонятно. Но, может быть, оно и к лучшему, такая себе лотерея. Но самое интересное обсуждение текстов разворачивалось не на площадке самой премии, а в фейсбуке, когда поэт Евгений Никитин решил публиковать критические отзывы на каждый представленный в лонг-листе текст. Потом Евгений Никитин создал отдельный телеграм-канал, который теперь носит название «Метажурнал», а логика публикаций текстов и отзывов в нем стала горизонтальной: у журнала уже есть несколько редакторов, которые публикуют там тексты (в том числе переводы и короткую прозу).

В Премии Аркадия Драгомощенко тоже произошли изменения, я сейчас не имею в виду переориентирование премии на международные связи и смену площадки. Меня скорее волнует ситуация, которая произошла на вручении премии: финалисты не стали соглашаться с премиальной логикой, а провозгласили свое равенство и разделили деньги поровну. Эти процессы, происходящие вокруг премий, наталкивают меня на мысль о том, что 2019-й — это год, в котором участники и участницы поэтического производства обрели бóльшую субъектность и занялись критикой институций и иерархий. Свое наблюдение хотелось подкрепить еще каким-нибудь примером, и я вспомнила, что в этом году запустился новый независимый журнал, который называется «НЕЗНАНИЕ». Редакторки журнала отбирают тексты по опен-коллу, работают с новыми форматами и осваивают YouTube как площадку для взаимодействия с читателями. А уральские поэтессы запустили новую поэтическую книжную серию «InВерсия». Не знаю, как вы, но для меня это признак, что происходит децентрализация и демократизация литературных институций.

О закрытии Ариона Андрей Василевский

Андрей Василевский, 

поэт, критик, главный редактор журнала «Новый мир»

  1. Игорь Булатовский, «Северная ходьба» («Новое литературное обозрение»). Именно эта книга будет отмечена дипломом нашей новомирской поэтической премии Anthologia по итогам 2019 года. И, конечно, наиболее полное на сегодняшний день собрание стихотворений и поэм Олега Чухонцева «И звук и отзвук: из разных книг» (издательство «Рутения»). Некоторые произведения публикуются впервые, некоторые освобождены от былого цензурного вмешательства, некоторые — в первоначальных редакциях. Это событие.
  1. Я постоянно читаю стихи Андрея Гришаева и Дмитрия Данилова в фейсбуке. Они для меня, как правило, и есть то самое «событие». В январском «Новом мире» будет подборка Андрея Гришаева. У Данилова назову, допустим, «Человеческое проклятие».
  1. Видимо, я раньше невнимательно читал, если вообще читал, стихи филолога Елены Михайлик, а теперь — в «Волге», 2019, № 11—12 — вчитался. А вообще сколько этих пресловутых «новых имен» — без вопроса о которых не обходятся ни одни «итоги года» — живому человеку нужно? По совести, очень мало.
  1. Премия «Поэзия» (которая в идеале должна была бы дополнять, а не заменять премию «Поэт») провела первый сезон. Можно считать, что хорошо провела. И это успех Виталия Пуханова, он даже больше, чем успех лауреатов. Пуханов сумел. Молодец Пуханов. Конечно, регламент премии нуждается в некоторой доводке, но не буду сейчас на этом останавливаться. Главное, что премия сфокусировала наше внимание на ценности одного стихотворения как самодостаточного произведения искусства. Стоит ли такое произведение 300 тыс. рублей, вопрос дискуссионный.

Елена Костылева, 

поэт, философ, психоаналитик, со-редакторка журнала «Ф-письмо» и со-кураторка Премии Аркадия Драгомощенко

  1. Лично для меня важна книга петербургской поэтессы Насти Денисовой «Трогали любили друг друга», вышедшая в издательстве «Порядок слов». И еще, хотя формально это и не книга, но постоянно обновляющийся канал — «Ф-письмо» на Syg.ma, который выводит все новые и новые имена в поле актуальной поэзии (так что функционально каждая такая публикация — это как книга).
  1. Тут и думать нечего: безусловно, текст Лолиты Агамаловой «Это вопрос политики». Лолита читала его на объявлении шорт-листа Премии Аркадия Драгомощенко в Центре Вознесенского в Москве 16 августа 2019 года. За этим текстом угадывается личная история, превращенная в политическую. Этот текст открыл мне глаза на то, почему «все происходит так, как происходит», в том числе и у меня. Также событием стал для меня очень личный текст Ильи Данишевского «я знаю что вы делали этим летом» (третий по счету в цикле Dead Can’t Dance). Вообще очень важно, когда русскоязычная поэзия обогащается доселе ей неведомыми контекстами, ускользавшими от описаний событиями, всем этим печальным хаосом жизни.
  1. Это имя — Серое Фиолетовое. Она царица, и стихи у нее царские.
  1. На мой взгляд, таким событием стало то, как в этом году собиралась, переопределяла себя и вручалась Премия Аркадия Драгомощенко. Премия была пересобрана горизонтально самоорганизованной независимой кураторской командой, в результате чего упор на инновационные поэтические практики в ее политике стал еще более явным. И отмечу еще, что для меня лонг-лист, сформированный из текстов, присланных номинаторами, и опен-колла, был более интересен, чем шорт-.

О закрытии Ариона ДАНИЛА ДАВЫДОВ

Данила Давыдов, 

поэт, прозаик, литературный критик, литературовед

  1. Ну, скажем. По алфавиту:

Олег Бабинов,  «Мальчик сломал слона» (М.: Стеклограф);
Игорь Булатовский, «Северная ходьба: Три книги» (М.: Новое литературное обозрение); Георгий Геннис, «Чем пахнет неволя» (М.: Новое литературное обозрение, 2019);
Линор Горалик, «Всенощная зверь» (Ozolnieki: Literature Without Border);
Алла Горбунова, «Внутри звездопада» (СПб.: Лимбус Пресс);
Настя Денисова, «Трогали любили друг друга» (СПб.: Порядок слов);
Вадим Калинин, «Стихи, написанные на пляже» (Ozolnieki: Literature Without Border);
Ирина Котова, «Анатомический театр» (Харьков: kntxt);
Виталий Лехциер, «Своим ходом: после очевидцев» (М.: Новое литературное обозрение);
Владимир Навроцкий, «Башня из белых стиральных машин» (М.: Стеклограф);
Лев Оборин «Часть ландшафта» (М.: АСТ);
Юлия Пивоварова, «Тон» (Кемерово: Кузбасский центр искусств);
Анастасия Романова, «Тексты исчезновения» (СПб.: Петрополис);
Алексей Сальников, «Кот, лошадь, трамвай, медведь» (М.: Лайвбук);
Евгений Стрелков, «Лоции» (Н. Новогород: Дирижабль);
Ирина Шостаковская, «Гараж» (М.: Новое литературное обозрение).
Не могу всё назвать, множество превосходных книжек вышло. Отдельно — долгожданный том Сергея Стратановского «Изборник: Стихи 1968—2018» (СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2019).

  1. Таких текстов, конечно, можно вспомнить не один десяток, но я, пожалуй, воздержусь от того, чтобы их перечислять. И даже не потому только, что не хочется что-то важное пропустить, но и по более концептуальным причинам. Целый ряд аспектов новой этики, постепенно входящей в нашу жизнь, подразумевает и пересмотр института литературных репутаций. Соответственно на смену «автороцентричности» явственно приходит «текстоцентричность», как явление более ответственное, что ли. Максимальное выражение эта тенденция получила в премии «Поэзия», которую ее координатор Виталий Пуханов вывел из весьма спорной задумки в некое пространство безусловности. Разговор об отдельных текстах, отказ от навязываемого образом автора ярлыка — это прекрасно, но, положа руку на сердце, не могу сказать, что готов принять такой поворот безоговорочно.
  1. В издательстве Даны Курской «Стеклограф» вышли недавно две книги. Одна — совсем молодого поэта из Нижнего Новгорода Романа Шишкова, очень интересно, кажется, работающего со странным полем, в котором и Николев, и Гор, и Шваб, и Анашевич, и Горенко, и Волчек. Я от него жду очень многого. С другой стороны — автор средних лет, но существующий совершенно вне литературной среды, Андрей Высокосов. У него элементы поэтики Александра Еременко, Нины Искренко, Алексея Цветкова, Евгения Туренко звучат по-новому, сплавляясь в очень гротекскную и отстраненную интимность. Среди подборок раздела «Студия» «Новой литературной карты» под кураторством Марии Малиновской появилось немало интересных молодых авторов — Владимир Кошелев, Анна Архарова, Екатерина Вахрамеева… В целом, однако, большинство открытий связаны с давно известными авторами (часть из которых названа в списке книг).
  1. Откровенно говоря, год запомнился скорее разного рода скандалами и постоянным переругиванием в фейсбуке. Но не только, конечно. Неожиданно (для меня) вменяемым проектом оказалась премия «Поэзия», о которой уже говорилось выше. Даже если взять за скобки необыкновенно удачный список лауреатов, перед нами действительно своего рода живая антология современной поэзии разных поколений и тусовок.

Хотелось бы отметить возникший в Екатеринбурге издательский проект «InВерсия», в рамках которого появились уже книги Юлии Подлубновой, Александра Маниченко, Марии Малиновской. Кстати, если говорить о важных статьях года — это «послание» Подлубновой мне, опубликованное в «Цирке «Олимп»+ TV», в котором затронуты довольно болезненные (если судить по ответу Оксаны Васякиной) и важные аспекты нынешней культурно-антропологической ситуации, неизбежно трансформирующей и литературное поле.

Радует появление новых вменяемых литературных журналов — «Парадигма», «ДК», возрастание активности «Артикуляции» и т. д.

Анна Голубкова, 

поэт, прозаик, литературный критик, филолог, основатель и соредактор журнала «Артикуляция»

  1. Чтение мое в этом году, к сожалению, было довольно-таки выборочным. Поэтому список книг, оказавшихся для меня самыми важными, в первую очередь отражает состояние моей книжной полки и не претендует на полноту охвата. Это книги Германа Лукомникова «Хорошо, что я такой. Почти детские стихи», Юлии Подлубновой «девочкадевочкадевочкадевочка», Марии Малиновской «Движение скрытых колоний» и книга стихов Иегуды Амихая «Помнить — это разновидность надежды» в переводе Александра Бараша. Очень жду новую книгу Марины Хаген (и надеюсь, что это упоминание заставит ее хотя бы частично отказаться от присущего ей перфекционизма).
  1. Я все-таки воспринимаю стихи не столько отдельными текстами, сколько подборками. И особенно люблю, когда у авторов можно наблюдать развитие их поэтики. В течение этого года с большим удовольствием читала стихи Ольги Брагиной, Ии Кивы, Динары Расулевой, Ирины Котовой и Елены Георгиевской. Но если по большому счету, то мне очень нравится практически все, что публикуется у нас в поэтических разделах «Артикуляции».
  1. В этом году наиболее важными открытиями для меня стали стихи Марии Абловой (спасибо опубликовавшей ее Евгении Риц) и Марии Целоватовой (спасибо Премии Аркадия Драгомощенко).
  1. В 2019 году в современной поэзии происходило очень много всего интересного. Например, это выход первого номера журнала «Парадигма», появление новой книжной серии фестиваля «InВерсия», создание сайта о современной поэзии «ГРЁЗА», значение которых раскроется, полагаю, в ближайшем будущем. Но безусловно новые смыслы в литературный процесс привнесли дискуссии вокруг двух премий — Премии Аркадия Драгомощенко и премии «Поэзия». Также очень важна, на мой взгляд, просветительская и публикаторская деятельность платформы «Ф-письмо».

Александр Переверзин, 

поэт, главный редактор издательства «Воймега»

  1. Если не говорить о книгах «Воймеги», то отмечу «Путь из орхидеи на работу» Ганны Шевченко, «Мы — другой» Юлия Гуголева, «Станция Марс» Анны Павловской, «Анатомический театр» Ирины Котовой, «Всем бортам» Геннадия Каневского. Отдельно хочу сказать о книге Валерия Прокошина «Тяжелей чернозёма» — первом большом сборнике, вышедшем через десять после смерти поэта. Еще несколько книг я пока не успел прочитать, возможно, среди них есть книги (в частности, «Краткая история внимания» Михаила Гронаса), которые отмечу для себя уже в следующем году.
  1. О стихотворении-«событии» говорить странно, выделю фейсбучные тексты Олега Дозморова, Андрея Чемоданова, Владимира Гандельсмана, которые — сформулирую так — часто совпадают с моим нынешнем чувствованием поэзии. И неожиданную подборку Владимира Козлова в десятом номере «Знамени».
  1. Данила Ноздряков и Всеволод Федотов.
  1. Премия «Поэзия» и всё, что вокруг нее происходило. Нечасто разговоры о современной поэзии выходят за рамки профессионального литературного поля, а о «Поэзии» спорили не только поэты. Книжная серия «InВерсия», которая стала выходить в Екатеринбурге.

Небольшая статья Артёма Скворцова, подводящая итоги четвертьвековой работы журнала «Арион» («Знамя», 2019/10).

Юлия Подлубнова, Юлия Подлубнова

поэт, литературный критик, историк литературы, соредактор поэтической книжной серии фестиваля «InВерсия»

  1. «Анатомический театр» Ирины Котовой — книга жесткая и честная, про насилие, войну, про то, как можно препарировать травматический опыт, не избегая травмоговорения, но и не превращая его в содержание персонального и одновременно художественного проекта. Впрочем, ничего против таких проектов не имею — всюду имеют значение нюансы.

Сборник «Ангел на Павелецкой» Евгении Вежлян ценен тем, что пытается собрать реальность из фрагментов опыта и речи, в том числе опыта речи. Репрезентация отрефлексированных усилий современного интеллектуала сконструировать идентичность и обрести целостность (вот только какую?). «Трогали любили друг друга» Насти Денисовой проблематизирует и одновременно снимает проблему границ личного. Книга про эмпатию, явленность Другого и не репрессированную телесность.

Разумеется, не могу не обратить внимания на сборники появившейся при издательстве «Кабинетный ученый» серии «InВерсия»: «Движение скрытых колоний» Марии Малиновской (выпустившей в этом году сразу две книги, датированные 2020-м; вторая — «Каймания», вышла в самарской серии «Цирк “Олимп” + TV») и «Ну или вот о нежности» Александра Маниченко — долгожданный книжный дебют лауреата «ЛитератуРРентгена-2009».

Вообще в этом году многие сборники читаются с большим интересом: от Ларисы Йоонас, Ии Кивы (на украинском языке), Елены Костылевой до Олега Дозморова, Дмитрия Замятина, Геннадия Каневского, Алексея Сальникова, книг издательства «Стеклограф» Даны Курской и т. д. Специально свела здесь вместе как бы несводимое. 

  1. Наверное, все, что было представлено на платформе «Ф-письмо», — год прошел под знаком феминизма и феминистской поэзии. Отдельно назову «Лучи» Галины Рымбу (текст можно найти в соцсетях), продолжающей и развивающей мотивную систему цикла «Космический проспект». Для меня «Лучи» — практически манифест «новейшей искренности» в поэзии.
  1. Перезапущенная Премия Аркадия Драгомощенко заинтересовала подборками Кати Сим, Марии Целоватовой, Анны Родионовой, Даниила Задорожного, Андрея Филатова — ранее не известных мне авторов. Далее отмечу, что обновила публикаторскую работу «Студия» на «Новой литературной карте», инструмент рекрутинга и экспертизы того, что пытается делать в поэзии молодежь. За новыми именами — явно сюда. И, без сомнения, интересен проект Бориса Кутенкова «Полет разборов», среди достоинств которого отсутствие сегрегации поэтических практик: в этом году в рамках его я читала и оценивала тексты Алексея Колесниченко, Марии Затонской, Сергея Рыбкина, Екатерины Богдановой. И отмечу также Ростислава Ярцева и Александру Герасимову.
  1. Главным событием года считаю появление и работу премии «Поэзия» — еще одного инструмента репрезентации всей современной поэзии в ее радикальном разнообразии. Поздравляю Екатерину Симонову, Дмитрия Веденяпина, Дмитрия Кузьмина, Григория Кружкова с лауреатством, а куратора премии Виталия Пуханова — с завершением первого сезона. Мне кажется, результативно прошел фестиваль «Биеннале поэтов в Москве», часть мероприятий которого удалось посетить. Не менее убедителен был фестиваль «InВерсия», состоявшийся уже четвертый раз в Челябинске. Продуктивны были научно-практические и поэтические мероприятия, случившиеся по воле Александра Житенева в Екатеринбурге и Воронеже.

Если говорить о книгоиздании, то безусловное событие — выход книги интервью Ольги Седаковой «Вещество человечности» в «Новом литературном обозрении», к составлению которой я имела отношение. А потому благодарю Ольгу Балла и Александра Маркова за мощную интеллектуальную поддержку. Кроме того, нам с Екатериной Симоновой и Наталией Санниковой удалось выпустить антологию «Культура путешествий в Серебряном веке», включившую тексты Алексея Александрова, Нины Александровой, Полины Барсковой, Ольги Брагиной, Елены Баянгуловой, Янины Вишневской, Марии Галиной, Еганы Джаббаровой и многих других авторов. В общем, рады и гордимся книгой не менее, чем запуском поэтической серии фестиваля «InВерсия». Абстрагируясь от личных инициатив, отмечу выход книги Ильи Кукулина «Прорыв к невозможной связи», в которой представлены статьи самого точного и тонкого исследователя современной поэзии. И по-прежнему радовали издательские инициативы Владимира Коркунова, Виталия Лехциера, а также выпуски альманаха «Артикуляция», про который в ленте фейсбука просила не забыть упомянуть Анна Голубкова, да я и так бы не забыла.

Андрей Тавров, 

поэт, прозаик, журналист, редактор поэтической серии издательства «Русский Гулливер»

  1. Это самые разные авторы, однако для меня это люди одного круга — круга таланта и общения с абсолютной потенциальностью простоты той «пустой втулки колеса», из которой растут спицы стихотворения, в большем или меньшем приближении к ней и при помощи непохожих форм, в которые облекается стихотворная речь. Я перечислю, конечно же, не всех, и не только книги, но и подборки: Михаил Гронас «История внимания», книга «Кельнское время», в которой обнародован «рабочий архив» Алексея Парщикова (статьи, письма, стихи), представляющий его творчество в последние годы жизни.

Это цикл прекрасных переводов Дмитрия Кузьмина с испанского, латышского, украинского, демонстрирующий лучшие достижения русской переводческой школы в новое время. Это скандальная по своему тотально-виртуозному игровому нигилизму книга Вадима Месяца «Леруа Мерлен», это Алла Горбунова с ее петербургской книжкой «Внутри звездопада», это «Революция и другие поэмы» Натальи Азаровой и, конечно же, «Пауль Целан. Избранные стихотворения» в переводе Болдырева-Северского с прекрасным предисловием переводчика.

Это новые для меня, мое открытие — чрезвычайно интересные стихи Евгении Риц, это те идеограмматические стихи Ивана Соколова, стихи Галины Рымбу, книга Германа Власова «Мужчина с зеркалом овальным», книга Марии Малиновской «Движение скрытых колоний», стихи Алексея Федосеева из Ангарска и стихи о Франсуа Вийоне Фаины Гримберг.

Это также ряд молодых авторов, прежде всего, авторы сообщества «За стеной» Михаил Бордуновский, Василий Савельев, Владимир Кошелев, Юлий Хороших, выпустившие свой «самиздатский» сборник. У них я слышу новые возможности голосоведения, вообще, звука. Впечатляет новая подборка 19-го года Алексея Афонина.

  1. Стихотворение Михаила Бордуновского «Хазары», Василий Савельев (то, что он выкладывает в фейсбуке из последнего), стихотворение-идеограмма Ивана Соколова, выхваченное на лету из фейсбука, 20-е номера квази-сонетов Вадима Месяца из книги «Леруа Мерлен» и, конечно же, подстрочные художественные переводы Ольги Седаковой из Чистилища «Данте» — событие в русской литературе, причем не только переводной, а всеобщей, единой. С большим интересом слежу за поэтической траекторией Галины Рымбу, назвать конкретное стихотворение, отделив его от остальных, не берусь. Та же история с Еленой Фанайловой.
  1. Новые имена? Михаил Бордуновский, Владимир Кошелев, Василий Савельев, Юлий Хороших и Софья Дубровская с ее молитвами-заплачками.
  1. Сумма всех процессов, происходящих в литературе, включая премии и проекты ( из тех, по поводу которых осведомлен), приводит к мысли, что поэзия стоит не только перед тем выбором, который делает ежедневно, а перед чем-то куда более масштабным и необратимым. Что-то вроде: налево пойдешь — коня потеряешь, направо — голову сложишь. И проекты и премии имеют к нему отношение косвенное — они лишь переводят в свой поверхностный и всем видимый план (говорю с уважением) то, что ходит подземными сквозняками в индивидуальных поэтических сознаниях. Поэзии так или иначе предстоит сделать выбор между способностью учитывать фактор невыразимого-невыражаемого и отрицанием или игнорированием этой внесловесной реальности и ее силовой, конструктивной и конструирующей пластики, проявляющей себя в теле стихотворения. Это почти равнозначно выбору между внешне-эстетическим и красотой этического сияния (позднего Рильке и Толстого), между приемом и формообразующей тишиной, откуда пришло стихотворение, где «изнемог высокий духа взлет» по Данте. Комнату делает живая пустота между стенами, не меньше, чем сами стены, а прыжки с планеты на планету Путешественника в «Парадизо» возможны не благодаря описанию того, как это делается сегодня, а благодаря вглядыванию в любящие глаза Беатриче, которые изрекают весть, большую словесной. Языковой и поэтический прогресс, «лифт восхождения» поэтики — во многом, если не почти что во всем — результат такого вглядывания, а не только изобретения новых языковых и графических приемов.

Из конкретных проектов — «Студия», которую ведет Мария Малиновская, «Артикуляция»… ну, из того, что мне знакомо и близко…

Алексей Порвин, 

поэт, критик, соредактор поэтического издательства «MRP»

  1. Отмечу книги Олега Юрьева «Книга обстоятельств», Наталии Азаровой «Революция и другие поэмы», Петра Разумова «Канат», Марии Малиновской «Движение скрытых колоний», а также «Каймания» (корпус текстов, состоящий из фрагментов речи людей, страдающих ментальными расстройствами). Радует несколько трансформировавшийся (по сравнению с предыдущими годами) интерес к осмыслению травмы, в том числе и в гендерном поле. Эту тенденцию, на мой взгляд, в 2019 году ярко и пронзительно отражает основанная на личных воспоминаниях стихотворная книга Shout американской писательницы Лори Холс Андерсон.
  1. Много было прочитано хороших, интересно сделанных и талантливых стихов, написанных в 2019 году, но таких, которые я смог бы назвать «событием» в смысле кардинального изменения моего взгляда на мир и трансформации сознания (как было, например, в моей ранней юности со стихами Мандельштама, Уитмена или Аронзона), увы, назвать не могу. Думаю, дело в моем читательском аппарате, а не в отсутствии значимых современников.
  1. Это прежде всего имена, которые я открыл для себя, работая номинатором в Премии Аркадия Драгомощенко: Александр Смирнов, Елена Фофанова, София Камилл.
  1. Появление премии «Поэзия», возобновление работы Премии Аркадия Драгомощенко.

Ольга Балла

Ольга Балла, 

литературный критик, эссеист, заведующая отделом публицистики и библиографии в журнале «Знамя», редактор отдела философии и культурологии журнала «Знание — Сила»

  1. Богдан Агрис, «Дальний полустанок» (М.: Русский Гулливер);

Евгения Вежлян, «Ангел на Павелецкой» (М.: Воймега);
Венеция в русской поэзии: Опыт антологии. 1888—1972/ Сост. Александр Соболев, Роман Тименчик (М.: Новое литературное обозрение);
Евгений Герф, «Река быть» (М.: Виртуальная галерея);
Линор Горалик, «Всенощная зверь» (Ozolnieki: Literature Without Borders);
Татьяна Грауз, «Внутри тишины» (М.: Союз Дизайн);
Михаил Гронас, «Краткая история внимания» (М.: Новое издательство, 2019);
Геннадий Каневский, «Всем бортам» (М.: Белый ветер);
Владимир Коркунов, «Кратковременная потеря речи» (М.: Русский Гулливер);
Григорий Кружков, «Пастушья сумка» (М.: Прогресс-Традиция) — «суммирующий» сборник, содержащий тексты этого автора за несколько десятилетий (включающий и те, что мне уже известны, но Кружкова я просто люблю и рада была прочитать в целом).
Ленинградская хрестоматия (от переименования до переименования): маленькая антология великих ленинградских стихов / Сост. Олег Юрьев. (СПб.: Издательство Ивана Лимбаха);
Лев Оборин, «Часть ландшафта» (М.: Ад Маргинем) — большой сборник как с ранними, так и с новыми его стихами, позволивший рассмотреть поэтическую работу автора как целое и с разных сторон.
Владимир Полетаев, «Прозрачный циферблат» (М.: ЛитГост) — второй после очень большого перерыва (с 1983 года) сборник погибшего совсем молодым поэта и переводчика. Не то чтобы этот юный автор (1951—1970) открывал мне новые горизонты, но я его чувствую очень родственным себе, может быть, больше человечески (интонационно, эмоционально), чем поэтически, хотя как же это разделить?
В этом пункте стоит также упомянуть книгу Виталия Кальпиди «Философия поэзии» (Издательство Марины Волковой), которая хотя и не поэтическая, но представляет авторское видение того, как устроена поэзия и в чем ее смысл. К числу важных и меняющих мою оптику я бы ее не отнесла, но к числу самых ярких — безусловно.

  1. «Видение» Игоря Вишневецкого (пока не опубликовано, но вот-вот будет) — персональный вариант «Божественной комедии».
  2. Богдан Агрис, Василий Нацентов, Евгения Юдина, Ростислав Ярцев, Даниил Задорожный.
  3. Мне как-то сложно говорить о поэтическом мире в целом, такого глобального видения у меня нет, но среди того, что было видно мне, несомненно, стоит назвать:

— сентябрьские дебаты в связи с присуждением Премии Аркадия Драгомощенко (которые сами по себе были очень интересны) и то, что с этого года (если я правильно помню) жюри и номинаторы премии стали рассматривать рукописи из опен-колла, благодаря чему немедленно был обнаружен — и получил первую премию — яркий молодой поэт Даниил Задорожный;

— то, что челябинский поэтический фестиваль «InВерсия» стал издавать собственную книжную серию и уже выпустил в ее рамках три сборника: Юлии Подлубновой «девочкадевочкадевочкадевочка», Александра Маниченко «Ну или вот о нежности» и Марии Малиновской «Движение скрытых колоний». Правда, все они датированы 2020 годом, но существовали и были прочитаны уже в этом декабре.

— и то, что упомянутым сборником Владимира Полетаева началась книжная серия поэтических чтений «Они ушли. Они остались». Организаторы намерены издавать отдельными книгами тех авторов, которых до сих пор публиковали небольшими подборками в антологии чтений «Уйти. Остаться. Жить», авторов, умерших молодыми и оставшихся недостаточно прочитанными, а то и неизвестными совсем. Вполне возможно, что внимательное их прочтение даст стимулы к тому, чтобы переосмыслить русскую поэтическую историю ХХ века.

Вселяет некоторые надежды то, что возникло сразу несколько новых периодических изданий, одно из которых — сайт «Грёза» — посвящен исключительно поэзии. Остальные: электронный литературный журнал «Формаслов» и русско-украинский двуязычный журнал «Парадигма», соредактируемый Анной Грувер и Владимиром Коркуновым, «ДК» (соредакторы — Дана Курская, Игорь Силантьев, Олег Бабинов и Вадим Седов), «За стеной» (главный редактор — Михаил Бордуновский). Посмотрим, какие горизонты они нам откроют.

Пожалуй, именно в этом пункте стоит упомянуть важнейшую книгу Ильи Кукулина «Прорыв к невозможной связи» (Екатеринбург—М.: Кабинетный ученый): собрание его статей о русской поэзии начиная с 1990-х, складывающееся, в конечном счете, в общую картину становления постсоветского поэтического моделирования мира. И книжечку эссе Александра Скидана «Сыр букв мел» об Аркадии Драгомощенко, — по существу, мини-монографию, инициирующую новые направления исследовательского внимания. Автор представляет в ней своего героя как поэта-мыслителя из тех редкостных, что «меняют сознание, сам способ мыслить», как мыслителя-практика, работающего с границами не только языка, но и мысли, а в пределе — и с самим непредставимым; мыслителя, растягивающего границы возможного (не исключено, что и границы человеческого вообще), своей поэтической практикой создававшего в русской культуре область особенной чувствительности и к собственным возможностям культуры, и к тому, что находится за ее пределами.

31.12.2019

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ