Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Рильке в России

Самый русский немец

В Москве открылась экспозиция, посвященная связям поэта Рильке с Россией

Текст: Александр Беляев
Фото: Аркадий Колыбалов/РГ
На фото: карандашный набросок работы Леонида Пастернака. Репродукция

При входе в дом Остроухова в Трубниках посетителя встречают березки. Пластмассовые. Но приглянись — сквозь «кору» из пикселей проступают слова. Русские. Береза — символ России и первая русская «бумага».

Многие творческие люди увлекаются дальними и экзотическим странами, но попавший в 1899 году в Российскую империю юный уроженец Праги начинающий литератор Райнер Мария Рильке просто заболел этой страной. Которая для него никакая не «эта», а самая что ни на есть родная. Он до конца жизни говорил, что родился как поэт именно в России.

Рильке был, так сказать, профессиональным русофилом. Он переписывался с Мариной Цветаевой, Борисом Пастернаком, который считал себя учеником немецкого поэта («…во всей своей художественной деятельности я лишь перевожу <Рильке> и развиваю…»).


Начав учить русский язык, Рильке довольно быстро дошел до такого продвинутого уровня, что рискнул переводить на немецкий Достоевского и Чехова.


Сам писал стихотворения на русском — «грамматически неверные, но очень поэтичные» — был вердикт его русской подруги Лу Андреас-Саломе. Самый знаменитый портрет Рильке — карандашный набросок работы Леонида Пастернака.

И даже странно, почему выставка «Рильке и Россия/Rilke und Russland» открылась только сейчас, когда вроде бы никакой круглой даты: поэт родился 4 декабря 1875 года, умер 29 декабря 1926-го. Разве что в следующем году — 120 лет первому вояжу Рильке в нашу страну. В 1899 и 1900 годах он приезжает сюда с Саломе и ее мужем. «Menage a trois, любовь втроем», — с обезоруживающей немецкой прямотой объясняет их взаимоотношения художественный руководитель выставочного проекта «Рильке и Россия» Томас Шмидт, руководитель Департамента музеев и памятных мест земли Баден-Вюртемберг. Выставку уже показали в Германии и Швейцарии с большим успехом.

Как вообще можно показать в выставочном пространстве некую связь литератора с чужой страной? Письма, фотографии, издания?.. «Рильке и Россия» — это не филологическое мероприятие для знатоков. Выставка сделана довольно просто, концептуально и наглядно. По разным залам бродишь между скромных строгих стеллажей, которые напоминают архитектоны Малевича, но ассоциация неуместна:


модернистская Россия Рильке не интересовала, только — архаика, только то, что отличает ее от Запада.


Оформление не отвлекает: письма и фото подсвечены холодным светом. Действительно — всё видно, и карандашные надписи Марины Цветаевой на крошечных книжках Рильке, и автографы поэта. Отличный у него был почерк, между прочим, — даже на русском! Экспонаты собирались по разным архивам, некоторые предоставили наследники Рильке.

И — современные фотографии, сделанные немецкими фотохудожниками, проехавшими по маршрутам Рильке — Москва, Ярославль, Ясная Поляна, Полтава, Киев…

Таким образом, получилась динамичная экспозиция, которую герр Шмидт называет «не инсталляция, а констелляция», то есть — созвездие. Созвездий на самом деле не существует — это человек видит на небе определенный рисунок звезд, находящихся друг от друга на гигантских расстояниях. Россия Рильке — его личный воображаемый пейзаж, сложившийся из икон, «Слова о полку Игореве», Москвы златоглавой, Льва Толстого, крестьянского поэта Спиридона Дрожжина, борща и так далее. Кроме водки. «Он вообще не пил!» — говорит герр Шмидт.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Владимир Микушевич, филолог, поэт, автор новых переводов Рильке («Книги стихов», Азбука, 2016):
Рильке, на мой взгляд, — совершенно русский поэт. К нему в России всегда был огромный интерес — хоть он и считался у нас поэтом непереводимым, — и Пастернак говорил, что без Рильке его бы не было. Я же скажу вам, что в этих, например, стихах Рильке увидел то Подмосковье, в котором я жил: «Там люди, расцветая бледным цветом, дивятся при смерти, /как мир тяжел. Порода их нежна по всем приметам, / но каждый в темноте перед рассветом / улыбку там бы судорогой счел». Для меня это русские стихи.

Рильке я перевожу всю жизнь. В последнюю книгу моих переводов, «Книга стихов», вошли все сборники, опубликованные им при жизни. Но и это еще не весь Рильке, он не все публиковал при жизни, так что я продолжаю работать.
Записал Андрей Васянин

Читать по теме:

15.02.2018

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ