САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

С термосом и бутербродами

Журналист и писатель Александр Архангельский рассказал о том, почему библиотекам живется хорошо или при полноценной демократии, или при тоталитаризме

Текст: Наталья Соколова/РГ

Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

На фестивале "Книги России" журналист и писатель Александр Архангельский рассказал о работе над сериалом «Фабрики памяти: библиотеки мира». Свою встречу Архангельский начал с вопроса: «Что более элитарно - балет или книжка?»

«С появлением телевидения балет стал иллюзией массового искусства, - отметил журналист. - Книжку показывать в телевизоре неудобно. Так же, как картину. Все, с чем телевидение не справилось, оно задвинуло на задворки информационного поля. К сожалению, это произошло и с книгой».

Архангельский начал серию телеисторий о библиотеках в 2004 году. По его словам, рассказывать про иностранные библиотеки было легче, чем про свои. О проблемах иностранных библиотек говорить не интересно, а свои проблемы мы знаем очень хорошо. В итоге сериал получился - от библиотеки Конгресса США до книжного собрания села Холмогоры. А о библиотеке Ватикана вообще пришлось рассказывать, не побывав в ней - самая закрытая библиотека мира не дала разрешение на съемку.

«Библиотеки живут очень хорошо либо при полноценной демократии, либо при тоталитаризме. Все промежуточные формы не для них. И та, и другая формы знают, зачем им библиотеки. И обе их активно поддерживают», - сказал Архангельский.

Вопросы аудитории касались того, каковы особенности азиатских библиотек, их отличие от европейских. Архангельский рассказал, что в Китае особенное отношение к чтению как к «входному билету в будущее, несмотря на то, что Китай - страна не сентиментальная». И одна из самых читающих в мире. Люди приходят в библиотеку на целый день с термосом и бутербродами.

Библиотека Парижской академии - это островок тишины, куда нужно заказывать пропуск. Также в Париже при Центре Помпиду работает публичная библиотека, куда может прийти любой желающий, в том числе человек без определенного места жительства.

Американские библиотеки похожи на своих европейских собратьев. Директор библиотеки Конгресса США может звонить президенту напрямую, минуя секретаря.

Во всем мире, кроме России и стран бывшего соцлагеря, нет разделения на детские и взрослые библиотеки. «Современные российские библиотеки превращаются в центры массовой интеллектуальной жизни. И это справедливо даже для маленьких городков, - полагает Архангельский. - Клубы закрыты, и читатель идет в библиотеки в поисках общения и образования».

Еще одна часть вопросов касалась электронных книг и бумажных. «Есть ли риск потерять книгу при переходе на электронное чтение, - спросил Архангельский. - Наверное, нет. Мы сохраняем текст, чтение, продолжаем общаться с книгой. И неважно, на каком носителе это происходит. К примеру, у меня есть «Война и мир» на бумаге, но у меня есть и ее электронный вариант на ридере, который удобнее носить с собой. От вида носителя ценность этого романа не меняется».

Общение с читателями Александр продолжил за пределами площадки.