САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ МИНИСТЕРСТВА ЦИФРОВОГО РАЗВИТИЯ.

Паунд в Перми: «Песни» из молчания

В Перми прошла премьера музыкального спектакля, сделанного на основе Cantos модерниста-изгоя Эзры Паунда

Эзра Паунд_Кантос
Эзра Паунд_Кантос

Текст: Игорь Карнаухов/РГ, Пермь

Фото: Марина Дмитриева/Пермский академический театр оперы и балета им. П. И. Чайковского

Эзра Паунд_1963

Пермский академический театр оперы и балета им. П. И. Чайковского обогатил сцену премьерой оперы Cantos на стихи великого реформатора английской поэзии XX века Эзры Паунда, наследие которого по ряду обстоятельств плохо известно в России. Она написана московским композитором Алексеем Сюмаком специально для западноуральского коллектива.

Насыщенные ассоциациями, мифологическими образами Cantos ("Песни" - явная аллюзия на "Божественную комедию") — главная книга американца по рождению, жившего и творившего в Европе, которую он писал всю свою бурную жизнь. Тексты этого цикла, сложенные верлибром, он начал сочинять во время Первой мировой войны, первые опубликованы в 1917 году, последние — в 1967-м.

Идите, песни мои, ищите поклонения у молодых и нетерпеливых.

Живите своей жизнью среди поклонников совершенства.

Всегда стойте в твёрдом софокловском свете

И с радостью принимайте от него раны.

(перевод Романа Пищалова)

Погружать публику в мир «Кантос» авторы начали в прямом смысле слова на подходах: спешивших к театру встречали костры, горевшие на площади. В зал зрителей пускали по одному - по двое, причем по совершенно темному коридору — мрак рассеивали лишь указатели пожарно-эвакуационных выходов. И попасть на сцену можно было лишь протиснувшись сквозь прорезь в плотной резиновой шторе. Проделавшие весь этот путь и «отключенные» таким образом от внешнего мира не узнали зала: покрытые дымкой «тумана», между кресел выросли деревья! В другой роще, пустившей корни на самой сцене, еще и яблоки висели. Словом, райский сад наяву.

кантос Эзра Паунд

Паниски, и возле дуба дриада,

Мелиада под яблоней,

По всей роще листья полны голосов,

Заросли шепота, и облака опустились над озером ниже,

А на них восседают боги.  

(перевод Владимира Кучерявкина)

Жанром сочинения указана одноактная опера, хотя уместно было бы определить ее как сюиту или вокальный цикл.


Все тексты произносит хор MusicAeterna, причем зрители ни слова не слышат по-русски — строки звучат на английском, французском, греческом, латыни и других языках.


Песнопения и речитативы перемежаются прозаическими фрагментами, среди которых, например, беседа Альберта Эйнштейна и Нильса Бора; разговор людей по-английски с русским акцентом, происходящий, вероятно, в будущем... и другие любопытные переклички. А объединяющим персонажем выступает не лирический герой, а скрипка, символизирующая самого Паунда, который на склоне лет отказался от общения с кем бы то ни было и вообще перестал разговаривать.

кантос

Вторым главным героем стал дирижер и идейный вдохновитель премьеры Теодор Курентзис, который проявил здесь всю свою любовь к нестандартным постановкам: то управлял хором как обычно, а то вдруг оставил пюпитр, удалился за кулисы, где, сев на пол, с головой укрылся полотном ткани и растворился во мраке.

Не было и традиционных поклонов, и даже обошлось без аплодисментов. После того как отзвучали последние ноты, Курентзис лично за руки отвел некоторых зрителей к краю сцены. За ними устремилась остальная публика. И когда все слушатели встали, а все артисты собрались в глубине сцены, стороны бросили друг на друга прощальный взор… и в полной тишине исполнители исчезли во тьме.

Эзра Паунд Кантос в Пермском театре

В начале XX века Эзра Паунд мечтал об объединении человечества. Он замышлял Cantos как новый эпос, что был бы близок народам и Запада, и Востока, понятен человеку независимо от языка и уровня образования, строился на наследии великих предшественников — поэтов и мыслителей. Канадский философ Маршалл Маклюэн называл Паунда первым жителем global village — «общемировой деревни».


Парадокс в том, что лелеявший мечту о новом Золотом веке положил часть жизни на разъединение и проповедь ненависти.


Долгое время в советской печати имени Паунда не упоминалось из-за его позиции в период Второй мировой войны. Американец остался в фашистском Риме и по радио вел оттуда на английском языке пропагандистские передачи - поддерживая вторжение нацистской Германии в СССР и уверяя, что США вступить в войну должны на стороне Гитлера.

За свою службу силам зла Паунд поплатился с лихвой. Заочно лишенный гражданства США, обвиненный в государственной измене, тринадцать лет он провел в тюрьмах и психиатрической лечебнице, причем сначала, после свержения Муссолини и ареста американскими войсками, был брошен в настоящий зиндан, яму под открытым небом, где его палило солнце и поливали дожди. Лишь диагноз психиатра уберег в 1945 году 60-летнего поэта, влияние которого на себя признавали Элиот и Бродский, от электрического стула.

В своей борьбе Паунд проиграл, но возможно ли в ней было вообще победить?! — размышляет режиссер-постановщик спектакля Семен Александровский. — Одно понятно, не вступить в нее он не мог.

pound ezra

В 1958 году по настоянию литературного сообщества понесший свою кару изгой был выпущен из психушки и вернулся в Италию, где в добровольном молчании, отрекшись от прежнего творчества, и провел остаток дней, а это еще 14 лет.

Моя любовь, моя любовь,

что же люблю я и где же ты?

Я потерял центр, с миром сражаясь

Мечты сшибаются и разбиваются вдребезги — 

А я пытался создать paradiso terrestre (рай на Земле).  

(перевод Яна Пробштейна)

В Советском Союзе творчество Паунда стало постепенно вводиться в литературный обиход с начала восьмидесятых. Алексей Сюмак, по его выражению, «наткнулся» на американского поэта, когда работал над оперой о Владимире Маяковском («Немаяковский») для петербургского Михайловского театра. Действительно, вникая в общую духовную атмосферу первой трети XX века, "разминуться" с Паундом просто невозможно.

Увидеть же и услышать Cantos пермского разлива в следующий раз публике повезет только в мае 2017 года на 11-м Дягилевском фестивале.

Что символично, Эзра Паунд обрел вечный покой на кладбище Сан-Микеле в Венеции, где погребен и Сергей Дягилев, выдающийся уроженец Перми, — и буквально на соседнем участке с Бродским.

Ссылки по теме:

Ода невольности — 11.07.2016

5 писателей, избежавших казни — 11.03.2015