Наш сайт обновляется. Мы запустили полностью новый сайт и сейчас ведется его отладка. Приносим свои извинения за неудобства и уверяем, что все материалы будут сохранены.
САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.
Что почитать по дороге на дачу. Часть I
На животрепещущий вопрос отвечают финалисты «Большой книги» и профессионалы книгоиздания

Текст: ГодЛитературы.РФ

Лето, заставившее себя в этом году долго ждать, наконец в разгаре; дачный сезон — тоже. А значит, есть возможность бросить автомобиль на стоянке и в электричке, везущей дачника к полям-лесам, почитать книгу. Весь вопрос — какую? Мы обратились за советом к профессионалам.

Заметим, что финалистам «Большой книги» мы сами предложили указать собственное творение — с объяснением, почему им кажется это чтение наилучшим для дачного поезда. Никто, однако, не счел свою книгу подходящим «чтением для электрички» — хотя кое-кто счел таковыми произведения своих коллег по Короткому списку.

Шаши Мартынова. Переводчик и редактор, основатель издательства Livebook и книжного магазина Dodo

Шаши-Мартынова

Не доводится ездить в электричке, поскольку дачи у меня нет, а перемещаюсь я почти исключительно по городу - на метро или на велосипеде.

Но, думаю, прекрасно пойдут любые романы Фэнни Флэгг: они счастливые, мечтательные, в них море энергии, они легкие и человечные, такие вот прекрасные жизнеподобные сказки, но при этом не унылая жвачка.

Джесси Келлерман тоже бодрый, подвижный и яркий, моя особая любовь — его роман "Чтиво", но я к нему предвзята, поскольку была на этой книге редактором.

Сергей Самсонов. Финалист «Большой книги»

Сергей-Самсонов

В электричке предпочитаю ехать и смотреть в окно. Вчитываться в идиотские призывы к свержению того или иного политического строя и моральные характеристики неведомых мне Ир и Кать на бетонных заборах промзон. Наблюдать знакомый с детства оптический фокус, когда равнинная земля вдруг начинает поворачиваться гончарным кругом на невидимой оси. Последний месяц вожу с собой на дачу «Горячий снег» Ю. Бондарева. «Довозил» от корки до корки. Потом возил «Тихий Дон» и «Каренину» кирпичиком. Из нынешних, «соседей по эпохе», давно никого не возил, грешен. Все жду, когда кто-нибудь меня навьючит чем-то вроде «Каменного моста» или «Благоволительниц». Никогда не делил книги на «дачные», «расслабляющие» и «серьезные». Это кресла бывают «садовые», «самолетные» и прочие, а книги, на мой взгляд, делятся на «твои» и «не твои», на инстинктивно тебе потребные и нужные, как собаке пятая нога, — вне зависимости от того, куда ты едешь, и от расчетного времени пути. Читатель и книжка — взаимные должник и кредитор. В идеале читатель забывает о времени и путешествует уже совсем в другую сторону. Если в книжке трава зеленей и небо синей, чем на даче.

Ксения Букша. Победитель «Нацбеста» 2014 года

Ксения-Букша

Я на дачу на машине езжу, за рулем.

Совершенно не представляю, что читать в электричке и вообще "что читать". Тургенева, наверное. Или Кена Кизи.

 

Сергей Солоух. Финалист «Большой книги» 2016 года

Сергей-Солоух

В электричке и вообще в любом виде транспорта, что открывает виды, я обычно не читаю. Просто глазею по сторонам. А также на соседей.

Могу сказать, что я бы стал в самолете. Тоже ведь летний в основном вид транспорта. В этом сезоне книгу Сергея Сергеева «Русская нация, или Рассказ об истории ее отсутствия».

Это один из тех редких текстов, который все на какое-то время в голове счастливо и благодатно устаканивает. Прекрасное чувство ясности и удовлетворения возникает.

Вот, скажем, для меня долгое время наиболее все объясняющим в системе превращения народонаселения в нацию был тревальяновский (A Shortened History of England) принцип: одна вера - один народ. Но выходило, как с ньютоновской механикой: все, все объясняется, но вот орбиты некоторых планет не лезут в схему. Швейцария, например, или современные Штаты. Или почему Франция и Бельгия порознь. А тут, как прорыв, что ли, в понимании. Нация - это договор. Особенная система и характер общественного договора! И все планетные отклонения сразу объяснились, а вера - лишь частный случай общего. Договор, базирующийся на конкретной, специфической морально-этической схеме. И хорошо, я вам скажу, об этом думать над облаками. Покойно.

Михаил Гиголашвили. Лауреат «Русской премии», финалист «Большой книги»

Михаил-Гиголашвили

У меня дачи нет, а в поездах я читаю тех авторов, которые пишут краткими лаконичными фразами, которые более соответствует ритму стука колес. "Тайный год" совсем для этого не подходит.