САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Ирина Коробейникова. Выше, сильней, быстрее…

Проголосовать за лучший рассказ конкурса о спортивных и жизненных победах «Игра, изменившая жизнь» можно до 25 мая (до 23:55)

Конкурс короткого рассказа «Игра, изменившая жизнь» голосование
Конкурс короткого рассказа «Игра, изменившая жизнь» голосование

Ирина Коробейникова, г. Караганда

Выше, сильней, быстрее...

Моему отцу, заслуженному учителю Казахской ССР, мастеру спорта, заслуженному тренеру, посвящаю.

В тридцать седьмом Арсентий был еще слишком мал, чтобы что-то помнить. Но он почему-то помнил.

Тогда отец вернулся с завода позднее обычного, был радостным и слегка возбужденным. Арсентий это понял по отцовскому голосу, доносившемуся из-за стены с прибитым на нее бархатным ковриком, на котором среди лесных зарослей удобно разместилась семейка пятнистых оленей. Маленький олененок, по-видимому, только что рожденный, стоял на еще слабых ножках, прижавшись к матери. Арсентий гладил пушистого олененка маленькой ладошкой, перебирая пальчиками ворсинки коврика, и сон без замедления накрывал его своим теплым, мягким одеялом.

В ту ночь Арсентий почему-то долго не мог уснуть. Он гладил по очереди всех членов оленьего семейства, но сон так и не приходил к нему. Поэтому он слышал, как отец долго разговаривал с матерью. Сквозь шепот до него доносились непонятные фразы - «повышение в должности», «начальник смены — это очень ответственно», «зарплата увеличится на двадцать рублей». Он тщетно пытался хотя бы как-то разобраться в том, о чем говорят родители, и уснул, так ничего и не поняв.

А наутро дом наполнился громкими голосами, смехом старших братьев и сестер, запахом каши и душистого свежего хлеба, принесенного матерью из булочной, что находилась в соседнем доме. Вся семья начала торопливо собираться, и детям велели надеть самую красивую одежду. Арсентия облачили в матросский костюмчик с сине-белым полосатым воротником, а на голову нахлобучили беретик в тон. Все приготовления назывались одним трудным словом «воскресенье», и Арсентий, как ни старался, не смог его выговорить. «Воскресенье» - это значит, будет парк с высокими деревьями и дорожками, по которым можно бежать быстро-быстро, карусели, мчащиеся под веселую музыку по кругу, воздушные шарики и мороженое. Вкусное...


В это воскресенье отец купил Арсентию большой кожаный мяч. Он даже хрустел в руках. И еще от него по-особенному пахло. «Выше, сильней, быстрее», - весело крикнул отец и подбросил мяч высоко-высоко. До самого неба...


Таким Арсентий запомнил отца, высоким, сильным и счастливым...

Несколько пунктов 58-й статьи вычеркнули из памяти все, что было до этой семейной трагедии. Арсентий лишился не только отца, но и детства. Стал неразговорчивым и ершистым. О своем отце никогда не рассказывал, будто его и не существовало вовсе.

Десятилетним подростком Арсентия определили в спортивный интернат. Это случилось как раз после войны. Вероятно, это был единственный способ выжить и получить образование. Однажды, проделывая привычный путь от дома, который разрешалось посещать по воскресеньям, до интерната, Арсентий пробирался через глубокие сугробы. Он по пояс утопал в мягком белом снегу, неожиданно засыпавшем все знакомые тропинки между высокими соснами всего за одну ночь. Он уже порядком устал и остановился на минутку, чтобы перевести дыхание. Холодный адреналин страха пробежал вдруг по его спине. Серые, неподвижные глаза волка смотрели прямо в его расширенные от неожиданности зрачки. Упав лицом в снег, он ни о чем не думал тогда. Просто упал и долго лежал неподвижно.


«Выше, сильней, быстрее», - стучало его сердце голосом отца, отзываясь в висках. Именно это тогда и спасло ему жизнь.


«Выше, сильней, быстрее...»

«Выше, сильней, быстрее», - скользят лезвия коньков, высекая ледовую пыль. «Выше, сильней, быстрее», - шепчет лыжня вслед уходящему спортсмену, дыша в спину клубами морозного воздуха. «Выше, сильней, быстрее», - мелькают спицы велосипеда, накручивая на колеса расплавленный солнцем асфальт. «Выше, сильней, быстрее», - колышется невесомая вода в бассейне, накрывая пловцов. «Выше, сильней, быстрее», - ячеистая корзина принимает мячи, оранжевые, словно солнца, отскочившие от щита. Это идут экзамены в Институте физкультуры и спорта.

«Выше, сильней, быстрее», - не замечая травмы сустава, которая даст о себе знать много позже. А пока, превозмогая боль, «выше, сильней, быстрее...»

Арсентий знал Лиду давно, они жили по соседству, но близко знакомы не были. Лида была студенткой медицинского института и все свое время посвящала учебе. А тут устроили тренировочные сборы и соревнования по выполнению нормативов ГТО среди студенческих команд. Этапы разные придумали, в том числе оказать первую медицинскую помощь раненому. «Раненым» сразу решил стать Арсентий, выполнив все отведенные ему задания. Лежа на носилках и имитируя сложный перелом костей черепа, он наблюдал за быстрыми круговыми движениями бинта в ловких пальцах Лиды.


«Выше, сильней, быстрее», - бухает юношеское сердце и заходится в нахлынувшей радости от искусственного дыхания «рот в рот» через кусочек бинта, как положено по инструктажу...


Дочка сидит на шее Арсентия, свесив вниз тонкие длинные ножки. Они совершают восхождение в горы Абхазии. Сверху видно все, и макушки деревьев, и солнце, и до облаков можно достать рукой. «Выше, сильней, быстрее», - шаг за шагом к заветной цели...

Кожаный мяч перелетает через туго натянутую сетку туда-сюда, туда-сюда. Идет тренировка волейболисток-старшеклассниц в школьном спортзале. Девчонки в полосатых майках, словно шахматные фигуры, заняли свои позиции на поле. Свисток. Подача. «Выше, сильней, быстрее!»


Высоко взлетает мяч, и сердца девчонок начинают биться с тренерским в унисон.


Арсентий — мастер спорта, мастер своего дела. Ох, и гоняет он своих учеников! Без поблажек! Несмотря ни на чьи уговоры, «Будь готов к труду и обороне!» Вот они уже на пьедестале с блестящими медальками на гладких ленточках атласа и блестящими от слез и счастья глазами готовы и к труду, и к обороне, и к новым победам...

«Выше... сильней... быстрее...» - медленно хромает сухонький седой старичок, проделывая ежедневный километровый путь на дачный участок, изредка останавливается, и взгляд его устремляется ввысь, под самые облака, куда давным-давно полетел его первый мяч, брошенный отцом.

«Выше, сильней, быстрее», - Арсентий улыбается серыми глазами и слабой рукой протягивает своему внуку самое дорогое, что у него есть, — кожаный мяч...