САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Я читаю. Владимир Грамматиков, режиссер

«Русскому человеку обязательно надо почитать Достоевского»

Владимир Грамматиков
Владимир Грамматиков

Текст: Светлана Мазурова/РГ

Фото: Мурад Батдалов

Режиссер Владимир Грамматиков уже 40 лет успешно работает в жанре семейного кино. Награжден премией Президента РФ в области литературы и искусства за произведения для детей и юношества. А что читает он, чему отдает предпочтение?

Начали разговор мы с экранизаций.

Владимир Грамматиков: В 1978 году я снял фильм «Шла собака по роялю» по рассказу Виктории Токаревой «Неромантичный человек». Дальше - «Мио, мой Мио», по сказке Астрид Линдгрен. Первая экранизация Людмилы Улицкой - «Сестрички Либерти». Сказка Аксакова «Аленький цветочек» - фильм «Сказка о купеческой дочери и таинственном цветке». «Маленькая принцесса» - по роману Бёрнетт. В свое время работал с братьями Стругацкими, хотели снять кино «Жук в муравейнике», писали сценарий, но Госкино запретило.


Это моя позиция - в основе фильма должна быть хорошая литература.


Книга, которая произвела самое сильное впечатление в детстве?

Владимир Грамматиков: «Хижина дяди Тома». И рассказы Зощенко.

Как вы считаете, какую книгу прочитать надо - вот просто надо! - всем?

Владимир Грамматиков: «Евгения Онегина». И считаю, что русскому человеку обязательно надо почитать Достоевского.

Какую книгу вам хочется перечитать?

Владимир Грамматиков: Роман Ивана Шмелева «Лето Господне», эта книга лет 12 лежит у меня у изголовья, беру, перечитываю. Есть какая-то тайна в ней. Это часть моего бытия.

Чего не хватает, на ваш взгляд, в школьной программе? Что лишнее?

Владимир Грамматиков: На эту тему мы разговаривали сейчас с редактором студии, она мама 12-летнего мальчика. Надо очень внимательно относиться к возрасту, точнее распределять литературу. Есть книги, которые детям читать еще рано, преждевременно, и такие, которые им уже неинтересны.


В 13—14 лет ребятам не хочется читать сказки про животных.


Насколько вы «плохой» читатель и в чем это выражается?

Владимир Грамматиков: Мне приходится читать дикое количество «макулатуры». Режиссеры, которых учу, пишут методические работы, экспликации, сценарии. А еще мне как креативному продюсеру компании Disney в России присылают огромное количество сценариев, идей, книг. Одни даже не открываю, другие просто обязан прочитать… Это отнимает много времени.


Литература — как близкий тебе собеседник. Избранный.


Если бацилла попала к тебе - всё, ты от нее не избавишься. Но нельзя читать всё без разбора. Мне часто хочется взять хорошую книгу и читать, читать. К сожалению, редко есть такая возможность, хотя я очень нуждаюсь в этом.

Следите ли вы за литературными премиями?

Владимир Грамматиков: Честно скажу, не слежу. Доводилось, правда, вручать в прошлом году на церемонии «Большой книги» приз «За вклад в литературу» Виктории Токаревой.

Для вас не важен шум вокруг писателя или книги?

Владимир Грамматиков: Сейчас вкусы у людей очень разные. Есть вещи безусловные. Помню, каким потрясением для меня стала книга Евгения Водолазкина «Лавр», а потом и следующая — «Авиатор».

«Великая Книга», которая прошла мимо вас, это…

Владимир Грамматиков: «Капитал» Маркса. Не прочитал от начала до конца.

Что вы читаете сейчас?

Владимир Грамматиков: Прочитал потрясающий роман «Щегол» американской писательницы Донны Тартт. Пронзительный, «высокая фантастика». Не оторваться! Сюжет, эмоции, чувственные регистры… Улетите в другой мир! Влюбляешься в героев, сопереживаешь им. «Щегол» долго не отпускал меня, «залез» в сердце, душу, сознание… Кстати, такая же мастерица сочинять Дина Рубина.

Читаете ли детективы?

Владимир Грамматиков: Нет, не люблю. Что-то не складывается у меня с ними. Как и с фантастикой.

А вы сами написали книгу?

Владимир Грамматиков: Нет. Я давно веду дневники, фиксирую события. В какой-то период бросаю, потом возвращаюсь. Вот когда останусь без работы, может, и займусь воспоминаниями. Записей много, интересных встреч - тоже. Многие актеры и режиссеры выпустили свои мемуары. Есть чудесные книги - Данелии, скажем. А есть пустые. Нужно интересную форму найти, а не просто перечислять события, например, замечательных шестидесятых.