САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Книжный мир Александра Бенуа

Большому художнику Александру Бенуа исполняется 150 лет — по этому поводу глава Роспечати Михаил Сеславинский рассказывает о его отношениях с искусством книжной иллюстрации

книжный мир Александра Бенуа Сеславинский МВ
книжный мир Александра Бенуа Сеславинский МВ

Текст: ГодЛитературы.РФ

Иллюстрации: lgz.ru (вверху: портрет Александра Бенуа работы Леона Бакста, 1898)

3 мая 1870 года в Санкт-Петербурге родился Александр Николаевич Бенуа - большой русский художник, идеолог художественного объединения «Мир искусства» и создатель одноименного журнала. Всех его начинаний не перечесть, но чтобы проникнуться их масштабами, достаточно рассказать вот что: в 1908—1911 годах он работал художественным руководителем «Русских сезонов» Дягилева; иными словами, Бенуа поучаствовал в крупнейшей в истории экспансии русской культуры за рубеж. Немало Александр Николаевич сделал и для искусства книжной иллюстрации - именно об этой грани Бенуа рассказывает глава Роспечати и председатель Национального союза библиофилов Михаил Сеславинский в своей статье для "Литературной газеты", опубликованной аккурат к юбилею:

книжный мир Александра Бенуа Сеславинский МВ

"В подъезде на лестничной площадке около моей квартиры уже давно висят несколько постеров с иллюстрациями из знаменитой «Азбуки в картинах» <...> В 1903–1904 годах Бенуа создал сюиту фантастических рисунков для русской азбуки. Такого пиршества красок и фантазии, получивших типографское воплощение в хромолитографиях с золотом и серебром, русская иллюстрированная азбука ещё не знала. Отпечатана она была в Экспедиции заготовления государственных бумаг, не поскупившейся на выпуск роскошного издания. Похоже, что взрослым оно нравилось не меньше, чем детям. Не говоря уже о том, что экземпляры «Азбуки в картинах» бережно хранились библиофилами. Так и я, повесив постеры для своей маленькой дочки (ныне уже заканчивающей школу), теперь сам выхожу в подъезд, чтобы посмотреть на рисунки Бенуа, если одолевает хандра и грусть. Сама же книга бережно хранится в специальном футляре на почётном месте в шкафу в домашней библиотеке".

При этом, как подчеркивает Сеславинский, при всем разнообразии творческого наследия Бенуа, «Азбука в картинах», по сути, так и осталась его единственной крупной работой для детей - в дополнение к ней можно вспомнить лишь серию открыток «Игрушки». Над «Азбукой...» художник трудился около года, в процессе много играл и разговаривал со своим маленьким сыном Колей, а о том, что получилось на загляденье, и говорить не стоит: «Традиционное задание для детей «рассказ по картинке» вызывает при разглядывании этой книги столько ассоциаций, что фантазии маленьких читателей и их родителей или наставников могут быть просто безграничными».

книжный мир Александра Бенуа Сеславинский МВ

Главам государств также не чужды библиофильские радости: Сеславинский неожиданно приводит новостную сводку от 2012 года, в которой рассказывают, как председатель (на тот момент) правительства Д.А. Медведев подарил В.В. Путину роскошное издание «Царское Село в царствование императрицы Елизаветы Петровны» 1910 года». Чье бы, вы думали, издание? Правильно, Бенуа.

«Это действительно роскошный волюм <...> Он содержит 55 отдельных листов цветных иллюстраций [главных архитектурных памятников XVIII века], бывает «одет» в бордовый или белый цельнокожаный переплёт с золотым тиснением имени автора, названия книги, а также украшением в виде симметричных рамок растительного орнамента. Форзацы у этого фолианта не бумажные, а муаровые; бумага книжного блока – мелованная, из числа самых дорогих сортов, обрез торшонирован, и верх его, как правило, покрыт золотой фольгой. Как говорят в библиофильской среде, «с золотой «головкой».

Кроме Бенуа, над рисунками этого сокровища трудились и другие именитые художники Серебряного века - М.В. Добужинский, Е.Е. Лансаре, К.А. Сомов.

Всего через год после «Царского Села» в той же типографии Романа Голике и Артура Вильборга вышло, "пожалуй, лучшее дореволюционное издание" «Пиковой дамы» Пушкина. Интересно, что до начала XX в. эта повесть практически не иллюстрировалась, а удачных попыток, положа руку на сердце, и вовсе не было. Типография вновь привлекла Бенуа - «Пиковая дама» стала первым его опытом в классической книжной иллюстрации, и каким:

книжный мир Александра Бенуа Сеславинский МВ

"Структура издания была тщательно проработана. Она включает фронтиспис, отдельные шмуцтитулы и дополнительные листы с эпиграфами к каждой главе. Текст главы открывает заставка и завершает концовка, в центре помещена одна страничная иллюстрация. Заставки и концовки выполнены тушью с небольшой подцветкой и напечатаны на одном листе с текстом, акварельные страничные иллюстрации и виньетки к эпиграфам помещены на отдельных вклейках.

Основой оформительского замысла служат шесть иллюстраций, занимающих всю страницу; здесь проходит главная линия графического рассказа: выигрыш молодой русской графини в карты; её, но уже постаревшей и одряхлевшей, вечерний туалет; стремительный проход Германа через спальню мёртвой графини; ночной визит призрака; роковой проигрыш у Чекалинского и завершающее символическое изображение Смерти. Превосходно скомпонованные, звучные, они похожи на завершённые картины".

Книгу издали "на толстой бумаге верже" сразу в двух вариантах: "в тёмно-зелёном издательском цельнокожаном переплёте с орнаментальным золотым и блинтовым тиснением, золотой головкой, художественно оформленными форзацами и торшонированным обрезом" и "в белом шёлковом издательском переплёте с орнаментальным золотым тиснением, тройным золотым обрезом и цветными форзацами", а в 1917 году выпустили "второе издание с тех же клише в картонном издательском переплёте". Не обошлось без международного признания: в 1914 году «Пиковая дама» Бенуа участвовала в Международной выставке печатного дела и графики в Лейпциге.

В 1923 году наш юбиляр вновь взялся за Пушкина: на этот раз повезло «Медному всаднику»; тираж составил 1000 нумерованных экземпляров, часть из которых были именными. «Венец петербургской иллюстрации» - примерно таким вошел "Медный всадник" Бенуа в историю отечественного книгопечатания. К слову, непосредственно с иллюстрациями приключилась действительно интересная история:

"Издание было задумано ещё Кружком любителей русских изящных изданий. В 1903 г. по заказу председателя кружка В.А. Верещагина Бенуа выполнил 33 рисунка чёрной тушью. Однако рисунки были отвергнуты как «декадентские», и издание не состоялось. Иллюстрации приобрёл С.П. Дягилев, и поэма вместе с иллюстрациями была напечатана в журнале «Мир искусства» (1904, № 1). Перед революцией было решено осуществить издание «Медного всадника» для Общины св. Евгении. Книга была набрана в 1917 г. по старой орфографии в типографии Р. Голике и А. Вильборга, однако после национализации предприятия выпуск издания был остановлен<...>". Отпечатать книгу, таким образом, удалось лишь в 1923 году.

книжный мир Александра Бенуа Сеславинский МВ

А вот подробное описание самого издания: "В книгу вошло 37 рисунков: фронтиспис, 29 цельнополосных иллюстраций, сопровождающих каждую страницу текста, 6 чёрно-белых заставок и концовок и сюжетная виньетка на обложке. Все они, за исключением знаменитого фронтисписа, выполненного ещё для первой редакции 1905 г., были созданы заново. Используя лучшие из сделанных ранее рисунков, Бенуа переработал и перерисовал их, увеличив размеры и обведя каждый контурной линией. Рисунки были выполнены тушью и акварелью и имитировали цветные гравюры на дереве. Важной особенностью этого издания стало и то, что текст «Медного всадника» был отпечатан в окончательной редакции поэта без цензурных искажений. Поэма была напечатана по старой орфографии (с набора, сделанного ещё в 1917 г.), для чего издательству пришлось получать специальное разрешение".

Выдающихся иллюстраторских работ у Бенуа случилось еще немало, но, к сожалению, в 1926 году он покинул советскую Россию. В эмиграции художник, разумеется, не сидел без дела, "но того графического фейерверка, который украсил историю отечественного книгопечатания, уже не было и, наверное, не могло быть".

"Эпидемия коронавируса не позволила открыть выставку юбиляра в Доме русского зарубежья им. А.И. Солженицына, - грустно заключает в эпилоге своей статьи Михаил Сеславинский, - но клуб «Библиофильский улей» На­ционального союза библиофилов проведёт в режиме видеоконференции тематическое заседание, посвящённое великому художнику. Интересно, а как будет отмечаться его 200-летие в 2070 году?" Если вам, в свою очередь, интересно прочитать статью Михаила Вадимовича целиком, повторно оставляем ссылку — там еще немало согревающих библиофильских подробностей.