САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Вернисаж. В Гослитмузее открылась выставка о Бунине, Куприне и Чехове

Дружба в подлиннике

Фото: Александр Корольков/ РГ
Фото: Александр Корольков/ РГ

Текст: Андрей Васянин/РГ

Вопреки пандемии Государственный литературный музей в этом году провел все запланированные выставки, которые оказались одна другой ярче. Только в главном помещении музея в Доме Любощинских-Вернадских на Зубовском бульваре сейчас работают три экспозиции – «Чеховская Москва», «Есенин. Живите так, как вас ведет звезда» – и, дважды переносившаяся, стоявшая на грани отмены, выставка, посвященная трем юбилярам этого года – «Чехов, Бунин, Чехов, Куприн: судьбы скрещенья». Открывшаяся на прошлой неделе в день 150-летнего юбилея Ивана Бунина.

Никто из писателей той эпохи не стоял так близко друг к другу, как эти трое, – говорит Эрнест Орлов, куратор выставки, устроенной, чтобы и проследить – как же жили, общались, оценивали друг друга едва ли не главные русские авторы прошлого века. Тут почти нет «вещей» – только фото, книги, рисунки, письма, в которые надо всматриваться и часто вчитываться, разбирая почерка гениев и невольно погружаясь так в эпоху.

«Многоуважаемый Антон Павлович! Если у вас есть свободное время, чтоб хоть раз обратить внимание на такого господина, как я – обратите, пожалуйста», – написал в Ялту 20-летний автор «Орловского вестника» Иван Бунин в 1890-м. «Дорогой Иван Алексеевич, рад служить вам, хотя я плохой критик и часто ошибался…» – это ответ трудноразбираемым почерком на листочке, отправленном Чеховым из Ялты в Елец. К 1901 году местом притяжения для франтоватого, такого же, как на фото под стеклом, Бунина, уже набирающего известность писателя и для его пышногривого приятеля Куприна становится Белая дача в Ялте – там живет Чехов, кумир и учитель обоих. Некогда журналист, Куприн под творческим руководством Антона Павловича пишет тут один за другим рассказы, а вот этот оттиск первой странице рассказа «В цирке» – дарит Чехову. Бунина, как давнего чеховского знакомого, оставляют тут вдвоем с матерью писателя, пока сын лечится в Европе. Бунин привозит в Ялту художника Петра Нилуса, и вот прекрасный эскиз портрета Антона Павловича. Здесь же еще один уникальный экспонат – карикатура, пришедшая на выставку из Крымского литературно-художественного музея: Куприн и сестра Чехова Мария Павловна прогуливаются по ялтинской набережной…

Времена «Белой дачи» закончились со смертью Чехова. И на выставке, разделы которой названы по названиям популярных произведений наших героев, начинается «Поединок».

Бунин и Куприн познакомились в Одессе, сошлись сразу. Придумали друг другу смешные имена – Альберт, Петруша, Купришка… Но, несмотря на крепкую дружбу – всегда соперничали. В 1900-х годах и далее оба активно публикуются – вот толстый том бунинских стихов 1903-1906 годов, сборник Товарищества «Знание» с купринским «Поединком», бунинские «Суходол» и «Господин из Сан-Франциско», собрание сочинений Куприна… В 1909-м обоим присуждается Пушкинская премия – и делится пополам. «Я на тебя не сержусь за то, что ты свистнул у меня полтысячи», –дружески пишет Куприн, а Бунин отвечает: «Радуюсь тому, что судьба связала мое имя с твоим». "Оставь, поэт, наивен твой обман, К чему тебе прикидываться Фетом? Известно всем, что ты Иван. А, кстати, и дурак при этом" – а это эпиграмма Куприна на Бунина 1912 года, еще один поворот отношений. Интересно, чем же вызванный?

Перед нами живые люди – «Бунин, сдержанный и сухой – и Куприн, озорной, часто буйный, не признающий дисциплины», – писала дочь Куприна Ксения. Один последовательно идет путем, которым ведет его уникальный талант, создающий поэзию в прозе, другой не может противостоять слабостям. «Твой собутыльник и состульник», – подписывает Куприн свою записку Бунину – их судьбы в очередной раз скрестились на одной лестничной клетке в доме по улице Оффенбаха в Париже. Европейское настроение в этой витрине кураторы создали одним движением: записка Куприна под стеклом лежит … на песке. Как и фото Бунина в трусах: это же пляж, Канны.

Следующая точка соприкосновения – Нобелевская премия. Бунин узнал о своей победе на киносеансе, где сидел с Ксенией Куприной. Из 715 тысяч франков премии 120 тысяч он потратит на помощь русским эмигрантам, в том числе и писателям. «Милый Иван Александрович … Как же кстати твоя братская помощь!» – пишет кривым полудетским почерком обнищавший Куприн.

Выставка началась с начертанных на стене линий с событиями жизни трех писателей, идущими параллельно, и часто пересекающимися. Вскоре линий становится две, а к концу зала и вторая сошла на нет – над витриной с фотохроникой возвращения в Россию Куприна, смертельно больного, исхудавшего, седого, ни одной чертой не похожего на себя чеховских времен.

Никогда не забывавшихся Буниным, до самого конца сохранявшего стать и достоинство.

Отправив в издательство «Темные аллеи», он до конца жизни работал над воспоминаниями о своем наставнике. А перед смертью просил жену читать ему вслух чеховские письма.