САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Перспективная модель ЕГЭ: плюсы и минусы

Разбираются школьный учитель и репетитор

pixabay.com
pixabay.com

На сайте ФИПИ опубликовали перспективные модели измерительных материалов для ЕГЭ. Изменения коснулись экзаменов и по русскому языку, и по литературе. Стало проще или сложнее, лучше или хуже - разбираемся с практикующими преподавателями.

Иван Родионов

В этом году в структуре ЕГЭ (который будет сдаваться в 2021 году) произошёл ряд изменений, и русский язык – не исключение. По опыту знаю, что любые изменения в экзамене часто встречаются педагогами в штыки и воспринимаются ими как некое усложнение: мы готовились, готовились, а тут вот что! Один коллега, помнится, пару лет назад сетовал на то, что после исключения из сочинения двух обязательных примеров-аргументов из художественной литературы писать его стало сложнее.

В этом году радикальных изменений экзамена по русскому языку не случилось, а те, что имеются, носят, скорее, характер уточнения. Хотя кое-какие нюансы здесь всё же есть.

Например, изменения коснулись девятого задания, открывающего орфографический блок. Там, как мы помним, могут рассматриваться три типа корней слова: с безударной проверяемой гласной, безударной непроверяемой и чередующейся. Ученику нужно было определить ряды, все слова в котором относятся к одному из вышеуказанных типов.

Если раньше безударные гласные в этом задании во всех словах были пропущены, теперь составители ЕГЭ их самостоятельно проставили. С одной стороны, это логично и хорошо – ученикам всё равно не нужно было их определять, достаточно указать номера искомых рядов, а теперь пропадает возможность запутаться: что же это за слово такое? С другой, добавляется два маленьких, но опасных момента. Во-первых, ранее пропущенная буква указывала именно на корень, а сейчас нужную морфему нужно определять самому. Во-вторых, возможна ситуация (особенно в случае с непроверяемыми гласными, зачастую прячущимися в словах иностранного происхождения), когда в корне больше одной безударной гласной, и проверять нужно все – вдруг одна из них проверяемая, а другая – нет? И к какому типу корней относить такое слово? Раньше-то конкретная буква была помечена пропуском. И если в официальных сборниках ФИПИ такая разноголосица мне не встречалась, то на сайтах для подготовки к ЕГЭ – увы. Остаётся надеяться, что на самом экзамене всё будет хорошо, а коллеги для контрольных и пробников будут выбирать такие варианты, где двоякое прочтение задания будет исключено.

Имеется одно изменение и в 27-м задании, то есть в сочинении. Точнее, не в самом задании, а в его критериях оценивания. За смысловую связь между примерами теперь можно получить не один, а два балла, а всего за К2 – не пять, а целых шесть баллов. Но для этого нужно постараться – не просто обозначить смысловую связь между примерами, а проанализировать её. Раньше эта связь порой была формальностью – ученик мог написать, что оба примера дополняют друг друга (противопоставлены друг другу, один следует из другого), и этого было достаточно. Сейчас этого недостаточно: необходимо пояснить, как именно дополняют. Или почему. То есть конкретизировать – раньше проверяющим приходилось самим догадываться, как и почему связаны эти примеры. Это изменение направлено на усиление аналитической работы с текстом, на умение доказывать и рассуждать.

Наконец, ещё одно. Если предыдущие изменения зафиксированы в кодификаторе ФИПИ и являются официальными, то ещё один нюанс там не отмечен, хотя на практике он есть. Речь идёт о шестом задании. Ранее оно было достаточно лёгким. Дано предложение, и из него нужно исключить лишнее слово – речь почти всегда шла о так называемых плеоназмах. Проще говоря, о необоснованных смысловых повторах: чернеющая темнота, прейскурант цен, спускаться вниз, первая премьера. Справиться с подобным обычно не составляло труда. Однако с этого учебного года доля таких заданий уменьшилась. И стало больше таких, где предлагается заменить неверно употребленное слово. Такое смещение акцентов есть и в сборниках ФИПИ, и на сайтах, специализирующихся на подготовке к ЕГЭ. Хотя формально никаких изменений в шестом задании нет – его формулировка в кодификаторе несколько расплывчата. Хотя на практике всё немного иначе.

Теперь всё чаще в шестом задании мы имеем дело со сломом фразеологизма либо просто какого-то устойчивого выражения: закадычный враг, одержать первенство, делать поступки, дешёвые цены и т.д. Найти такую «корявость» легко. Сложнее заменить, подобрав уместный синоним.

Впрочем, все изменения, появившиеся в ЕГЭ по русскому языку в этом году, не столь критичны, чтобы хорошо подготовленный ученик пасовал перед ними. Повторюсь, скорее, они направлены на уточнение уже имеющегося. Но знать о них, разумеется, в любом случае нужно.

А вот в перспективной модели КИМ по русскому языку на 2022 год, опубликованной на днях, изменения если не революционные, то всё же довольно значительные. Каждое из них нужно будет впоследствии разбирать подробно, а пока - основные моменты.

Начнём с главного: давно ходившие слухи об устном экзамене в одиннадцатом классе пока так и остаются слухами.

Итак, что же всё-таки планируется поменять. Разбираем вариант, опубликованный на сайте ФИПИ: он доступен для просмотра, и каждый может с ним самостоятельно ознакомиться.

1. Добавляются новые задания (1 и 2). Появляется новый текст, на лингвистический анализ которого эти задания и направлены. Если задание 2 видится строго логичным и достаточно простым (нужно определить стиль текста: научный, публицистический и др.), то по первому пока возникают вопросы. Выглядит оно, извините за невольный каламбур, достаточно перспективным: уметь анализировать текст нужно. Но, во-первых, некоторые формулировки достаточно трудны для восприятия (Один из вариантов ответа: "Связующую функцию специальных средств, указывающих на последовательность развития описываемого явления и на развитие мысли автора текста, выполняют слова: потом, позднее, наконец"). А во-вторых, текст в представленном варианте - научного стиля, а как будет выглядеть это задание, если текст будет публицистическим или, например, деловым - пока совершенно непонятно. И да, вариантов ответа может быть несколько, но сколько именно, неизвестно. И сам текст достаточно объёмный (теперь в ЕГЭ будет четыре текста, получается - этот, следующий, по которому нужно делать ещё три задания, финальный из второй части и ещё один - если принимать за таковой пространные предложения в новоиспечённом задании 22).

2. Задание 22 теперь будет завершать первую часть экзамена. Итак, есть пять мини-текстов (из четырёх-шести предложений). И нас просят: укажите примеры, в которых способом развития мысли является указание на следствие. Отчасти это задание напоминает бывшее задание 23 (ныне оно 24-е), из которого убрали триаду "повествование-описание-рассуждение" и оставили вопросы на причинно-следственную связь между предложениями и утверждениями, в них содержащимися. Но логика - вещь порою обоюдоострая, ответы далеко не очевидны, и по представленному в варианте вопросу это задание кажется достаточно сложным. Можно было б порассуждать о его перспективах подробнее, да из Спецификации отчего-то убрано содержание заданий, а вместо него появились полуабстрактные компетенции.

3.Количество заданий не резиновое, потому два старых задания из теста убрали. И если по бывшему заданию 19 никто, кроме слабых учеников, скучать не будет (на сложноподчиненные предложения со словом "который"), ведь оно и раньше казалось проходным анахронизмом, то исчезновение задания на обособленные члены предложения (причастные и деепричастные обороты) вызывает некоторое недоумение. Тема-то важная. К тому же теперь блок пунктуации сокращается до четырёх вопросов.

4.Разумеется, и старые, и новые задания сдвигаются, перемешиваются и кое-где меняются местами.

5.А вот сочинение остаётся в прежнем виде. Полностью.

6.Первичных баллов теперь будет целых 60.

Выводы. В ЕГЭ становится очень много текстов. С одной стороны, это неплохо. С другой, на их чтение и анализ нужно время, но время, отпущенное на экзамен, не изменилось. Новые задания сложнее выбывших, и, думается, и первое, и двадцать второе надо бы оценивать не в один балл, а хотя бы в два - они реально непростые. Новое обычно отпугивает и кажется сложным - но по перспективному варианту изменения видятся вполне конкретным усложнением экзамена.

Впрочем, не будем забывать, что это пока лишь перспективная модель, которая обязательно будет изменяться и дорабатываться. Поживём - увидим.

Татьяна Шипилова

ЕГЭ по литературе, который будет сдаваться в 2021 году, получил еще меньше изменений, чем экзамен по русскому языку. По факту изменились только два задания: 7 и 8. Последнее подверглось лишь некоторой переформулировке (судя по демоверсиям, а на деле может оказаться, что и вовсе там нет никаких изменений). Задание 7 немного расширилось. Сравним:

ЕГЭ-2020, задание 7: Приведённый фрагмент представляет собой разговор Кабановой с сыном. Каким термином обозначают обмен репликами между персонажами?

ЕГЭ-2021, задание 7: Заполните пропуски в приведённом ниже тексте соответствующими терминами. В бланк ответов №1 впишите без пробелов, запятых и других дополнительных символов два термина в той же форме и последовательности, что и в тексте.

Приведённый фрагмент представляет собой напряжённый ______________ между персонажами, по-своему отражающий глубокий, непримиримый ______________ двух поколений.

Т.е. вставить нужно будет не один, а два термина из теории литературы.

А вот с перспективной моделью КИМ по литературе на 2022 год уже все несколько сложнее.

Начнем с того, что имеющийся на данный момент вариант ЕГЭ вполне устраивает литературоведов и репетиторов по литературе, потому что сейчас можно проверить не только то, как ученик владеет навыками письма, но и насколько хорошо он ориентируется в теории. К сожалению, а может быть, наоборот, к счастью, большинство преподавателей русского языка и литературы в современной российской школе больше все-таки преподаватели русского, чем литературы. И это логично: русский язык сдают 100% учеников, в то время как литературу – хорошо если наберется 1-2 человека в классе. Напоминаю: ЕГЭ по литературе нужен только в творческие вузы и при поступлении на филфак (и то не во всех вузах).

Как правило, в творческие вузы конкурс достаточно большой, тем выше шанс того, что действительно подкованные теоретически, умеющие творчески мыслить ученики смогут сдать ЕГЭ на высокий балл и иметь возможность побороться за бюджетные места.

Новая же перспективная модель ЕГЭ по литературе, с одной стороны, направлена явно на упрощение экзамена, с другой – на его усложнение.

Давайте разбираться.

Сейчас ЕГЭ состоит из 17 заданий:

  • 1-7, 10-14 – задания на теорию (т.е. в общей сложности 12 вопросов на знание теории, которые привыкли называть тестовыми (хотя из непосредственно тестов там от силы 2 вопроса);
  • 8 и 15 задания предполагают развёрнутые ответы по 5-10 предложений на анализ заданного текста (прозаического и лирического);
  • 9 и 16 задания на сопоставление, предполагающее развёрнутые ответы по 5-10 предложений с привлечением двух текстов других авторов;
  • 17 задание – сочинение на заданную тему по выбору (не менее 200 слов).

Важно: в работах не оценивается грамотность.

Перспективная модель ЕГЭ по литературе состоит из 12 заданий:

  • 1-4, 7-9 – задания на теорию (в общей сложности 7 вопросов);
  • 5 и 10 – задания для развернутого ответа на выбор из двух тем (не менее 50 слов);
  • 6 и 11 – задания на сопоставление с привлечением одного текста другого автора (не менее 50 слов).
  • 12 задание – сочинение на заданную тему по выбору (не менее 250 слов).

Важно: введены 3 критерия за грамотность, в которых максимум – 8 баллов.

Что получается в итоге?

Существенно сокращается «тестовая» часть (почти в два раза), где хорошо подготовленные ученики могли собрать такие необходимые баллы. Расценивать это как упрощение или усложнение – решать, видимо, не учителям.

Как показала практика, камень преткновения что в итоговом сочинении, что в ЕГЭ по литературе – собственно, сочинение. Далеко не все умеют строить гладкий текст, формулировать тезис, подбирать аргументы с применением анализа произведений. И получается, что авторы новой модели ЕГЭ идут на поводу: они упрощают задания, которые раньше подразумевали развернутый ответ на 5-10 предложений, сокращая необходимый объём до 50 слов (к слову, это меньше, чем в этом абзаце, а ведь здесь всего три предложения).

И еще больше упрощают, разрешая в заданиях на сопоставление приводить одно произведение вместо двух. То есть уже не обязательно читать весь кодификатор, вполне достаточно прочитать примерно половину (которую из года в год мы и видим в аргументах к итоговому сочинению).

Конечно, большинство учеников обрадуется: ведь теперь жить станет намного проще, не опасаясь, что не вспомнишь сразу два стихотворения на тему «поэт и поэзия».

Хотя замечу, что последнее сочинение в перспективной модели увеличено с 200 до 250 слов, и это, на мой взгляд, хорошо, потому что обычно даже 300 слов бывает мало для полноценного раскрытия темы.

Но сокращение тестовой части и упрощение четырех заданий на развернутые ответы – это потеря баллов, которые нужно восполнить.

И восполнять их планируется баллами за грамотность.

И это может стать серьезной проблемой, потому что на грамотность теперь отводится 8 баллов, а это немало.

Пуристы, которые закидывали наш Яндекс.Дзен гневными комментариями и обвиняли в продвижении англоязычной литературы, я уверена, тут же с пеной у рта воскликнут: «И правильно! Нужно писать грамотно! Нельзя путать написание НЕ и НИ с причастиями! Вы призываете учеников к безграмотности!»

Тут я могу спокойно прокомментировать: во-первых, я никого ни к чему не призываю, а во-вторых, для проверки грамотности есть экзамен по русскому языку. Ведь на химии/физике/биологии/обществознании грамотность не проверяется. И да, ничего страшного, что русский язык и литература – предметы смежные. Смежные, но не настолько, чтобы загонять творчески мыслящих учеников в рамки и заставлять их думать над каждой частицей, приставкой и запятой. Получается, что на экзамене по литературе грамотность приоритетнее способности анализировать и творчески подходить к процессу написания сочинения. Что опять возвращает меня к мысли о том, что и этот экзамен начинает клониться в сторону русского языка.

Конечно, если перспективную модель все же введут, все мы смиримся и перестроимся. Но так хочется, чтобы хотя бы в ЕГЭ по литературе любящих читать и умеющих мыслить детей оценивали именно за их любовь к литературе и умение ее правильно анализировать, а не за знание правил, которые у них и так проверят на экзамене по русскому языку.