САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Павел Винтман, 24 года. «Так гибнут звезды и поэты...»

Винтман Павел Ильич (20.10.1918–21.07.1942), лейтенант, командир 9-й стрелковой роты 737-го стрелкового полка 206-й стрелковой дивизии. В 1960-е годы был посмертно принят в члены Союза писателей Украины

Зинаида Сагалович и Павел Винтман. Киев, 1939 г.
Зинаида Сагалович и Павел Винтман. Киев, 1939 г.

Текст: Дмитрий Шеваров/РГ

Павел родился в Мариуполе. В отрочестве переехал в Святошино, пригород Киева. Учился в 72-й киевской школе-семилетке. Друзья звали его ласково - Пин.

После семилетки увлекавшийся техникой Павел год проучился в политехникуме связи в Харькове. Потом он возвратился в Киев и поступил на четвертый курс рабфака сельхозакадемии. Посещал литературный кружок, которым руководила аспирантка Киевского университета Ариадна Давыденко (Громова).

В 1937-м Павел поступил на русское отделение филологического факультета Киевского университета имени Т. Г. Шевченко.

В студенческие годы закончил снайперскую школу. Во время войны с Финляндией удостоверение об окончании снайперской школы помогло ему попасть в лыжный батальон добровольцев.

В 1939 году Павел женился на Зинаиде Сагалович. Она вспоминала: "В этой поэтической атмосфере и родилась наша любовь. Иногда мне кажется, что она из стихов и возникла. Хотя, если "по-житейски", Пин и внешне был привлекателен. Общительный, веселый, остроумный в разговоре, он всюду, где бывал, обращал на себя внимание… Но это было не главное в нем. Истинная красота его открылась, когда я увидела Павла-поэта. Мне посчастливилось: мне не раз случалось быть свидетельницей рождения его стихов. И эти часы - самые яркие, самые добрые в моих воспоминаниях..."

Фото: Центральный архив Министерства обороны РФ

Летом 1941 года Павла направляют на учебу во Фрунзенское пехотное училище. После ускоренного выпуска Павел - командир 9-й стрелковой роты 737-го стрелкового полка 206-й стрелковой дивизии.

Татьяна Алексеевна Светельская, бывшая военфельдшер 737-го стрелкового полка вспоминала про бой, ставший для Павла последним: "Перед рассветом командиры подняли солдат на исходный рубеж. Солдаты растянулись цепью по-пластунски, бесшумно поползли к окопам противника. Фашисты заметили опасность и открыли огонь. Вдруг перед лежащими в цепи солдатами встал во весь рост комроты Павел Винтман:

- За Родину! Вперед!

Бойцы поднялись и бросились вперед, расстреливая гитлеровцев и забрасывая их окопы гранатами.

В свете ракет, прячась за бугорки, перебегаю от одного раненого к другому, оказываю медицинскую помощь, оттягиваю их в безопасное место. Слышу: "Сестра, сестра, комроты ранен!" Быстро бегу, ползу на крики и вижу: комроты недвижим. Из-за пулеметной стрельбы, разрывов гранат и мин ничего не слышу. Ощупываю руки, ноги, все туловище - повреждений нет, крови не видно, Слушаю, слушаю сердце. Оно молчит. Где же рана? И вдруг в огненных сполохах замечаю на лбу узкую струйку крови и черное круглое пятнышко…"

Это было 21 июля 1942 года на Шиловском плацдарме близ деревни Трушкино.

Фото: Центральный архив Министерства обороны РФ

Через три десятка лет после Победы студенты-поисковики Воронежского университета нашли у села Шилово, что неподалеку от Воронежа, братскую могилу и благодаря предпринятому ими настойчивому поиску установили имена тех, кто погиб там в бою и обрел последний приют в этой степи. Среди начертанных на стеле имен значится и это - Павел Винтман.

Похоронен Павел в братской могиле N113 в Воронеже.

Архив Павла сохранился благодаря жене поэта Зинаиде Наумовне Сагалович-Винтман.

В 1960-е годы Павел был посмертно принят в члены Союза писателей Украины.

Публикации:

Павел Винтман. Голубые следы. Стихотворения. Письма с войны. Воспоминания о поэте. Киев, "Днипро", 1990.

Стихотворения Павла Винтмана

  • Мир был легкий и радостный. Может быть,
  • чуточку глупым,
  • Потому что за подвиги, за победы
  • над рвущимся сердцем
  • Был в награду не орден, а губы.
  • Мир был странный и -
  • мне и всем? - неизвестный.
  • Впрочем, я ведь не первый,
  • Называющий девушку песней,
  • А губы припевом.
  • * * *
  • Я не любил простых стихов
  • И опасался рифмы точной,
  • Я был до старости готов
  • Лепить узор капризных строчек.
  • Но в наши дни, перед грозой,
  • Когда невиданным боям быть,
  • Когда немыслим слов узор, -
  • Чертовски мужественны ямбы.
  • Беззвучная симфония
  • Короткий гром - глухой обвал,
  • Рожденье света и озона,
  • Далеких молний карнавал
  • Над четко черным горизонтом,
  • Родиться, вспыхнуть, ослепить,
  • Исчезнуть, не дождясь рассвета.
  • Так гаснут молнии в степи,
  • Так гибнут звезды и поэты.
  • * * *
  • Сад был синий, сад был розовый,
  • Сад был сон.
  • Захлестнуло сердце грозами,
  • Унесло.
  • Не забудь простого имени,
  • Помни грусть,
  • Я останусь жить, любимая,
  • Я вернусь.
  • У моей судьбы особая
  • Сердца нить -
  • Даже с смертью не способен я
  • Изменить.
  • * * *
  • Без жалоб мы пускаемся в дорогу,
  • И где-нибудь, на энском рубеже,
  • Последний шаг мы отдадим народу,
  • Последний вздох - оставленной жене.
  • Мы потому уверены в победе,
  • Нам потому неведом жалкий страх,
  • Что юность наша - с мужеством соседи,
  • Что нежность наша - ярости сестра…