САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Книги с Нон/Фикшн: выбор шеф-редактора

Печатные издание, принесённые шеф-редактором "Года Литературы" из Гостиного двора для личного пользования

Текст: Михаил Визель

Разнообразные списки, озаглавленные «Выбор такого-то», подразумевают, что этот самый «такой-то» берет на себя ответственность рекомендовать читателям своей колонки с выбранными книгами, фильмами и т.д. ознакомиться. И эта колонка, разумеется, не исключение. Но несколько раз в год я позволяю себе понимать название буквально. Сегодняшний список – это те книги, которые в буквальном смысле принес домой из Гостиного двора.
Понятно, что он очень сильно маркирован, во-первых, моими внежурналистскими интересами, а во-вторых, разумеется, тем, что самые громкие медийные новинки я «читаю по долгу службы». Но этот список – другой, не медийный. «Всё, что про себя читают сами г. критики, если критики наши что-нибудь читают, кроме корректурных листов своих журналов», – трунил Пушкин над коллегами в 1830 году из Болдина.
Лично я кроме веб-интерфейсов читаю вот что.

Дмитрий Данилов. «Человек из Подольска».

М.: Городец, Книжная полка Вадима Левенталя, 2021

Все шесть пьес одного из самых оригинальных современных русских драматургов впервые собраны под одну обложку – от прославившего его и уже экранизированного «Человека из Подольска» до самоизолированного «Выбрать троих» и совсем нового «Пути к сердцу» – скорее поэмы, чем театрального монолога. Впрочем, сейчас мудрено разобрать, где кончается одно и начинается другое.

Как раз эта книга – одна из самых громких новинок сезона, потенциальный претендент на попадания во всевозможные премиальные списки от «Премии Андрея Белого» (за авангардизм) до «Образа книги». Потому что эта книга превосходно сделана – как материальный объект: ручные линогравюры на шмуцтитулах, тиснение на обложке, тщательно подобранные шрифты и прочие элементы, малозаметные сами по себе, но вместе создающие мало что не «вау-эффект». Убедительно отвечающий на вопрос: зачем вообще в наше время нужна бумажная книга?

Сильвен Гугенхейм (ред). «Империи Средневековья: от Каролингов до Чингизидов».

М.: Альпина Нон-фикшн, 2021, пер. с франц. Алексея Изосимова

Как ни странно – один из хитов ярмарки. Впрочем, что ж здесь странного? «Если выпало в империи родиться…» - про какую именно империю писал Бродский? А тут их на выбор целых 16, от всем известной Византийской и легендарных инков до никому не известных болгарской и сербской империй. Редактор разделяет их на три группы: «империи-миры», «закрытые империи» и «расколотые империи». Вооружившись такой оптикой, читатель может распространить наблюдения и выводы этой книги гораздо дальше Средневековья. Как, собственно, и делал Бродский.

Оксана Васякина. «Рана».

М.: НЛО, 2021

Я уже писал про эту книгу и, покупая (!) ее, знал, чего от нее ждать. Оказалось – «с горкой». Путешествие из города Волжского Волгоградской области в город Усть-Илимск Иркутской области с погребальной урной собственной матери предсказуемо оборачивается для едва отметившей 30-летие рассказчицы путешествием в собственное прошлое и в их совместное с умершей молодой (едва 50) матерью прошлое. А в нем, естественно, важнейшее место занимает такой болезненный для них обеих вопрос, как принятие и «инвентаризация» дочерью собственной гомосексуальности.

Но этой темой полноценный прозаический дебют поэтессы, уже успевшей снискать достаточно громкую известность, не исчерпывается. Например, она начинает с того, что раньше на паромной переправе не было принято брать денег с экипажей, перевозящих покойников. И этой негласной традиции, очевидно, много сотен лет. Но сейчас паромы оборудовали видеокамерами и централизованными кассовыми аппаратами, и паромщика, не взявшего денег с катафалка, оштрафовали на три тысячи. Новая этика – это еще и вот это.

Василий Розанов. «Итальянские впечатления». Комментарии Аркадия Ипполитова.

М.: Издательская группа 1900, 2020

Интересный образчик книги, написанных двумя авторами, разделенных более чем столетием. В 1901 году известный парадоксалист и тонкий наблюдатель Розанов, подобно множеству русских интеллигентов того времени, совершил культурное паломничество в Италию и через 8 лет написал об этом. В 2020 году другой известный парадоксалист и эстет Ипполитов, автор нескольких ярких и небесспорных книг об Италии, изнывая от невозможности припасть к источнику своего вдохновения, взялся снабдить давешний опус Василия Васильевича пространным комментарием – в котором, разумеется, самого Ипполитова и нашего странного времени гораздо больше, чем Розанова и его времени.

На стенде мне неожиданно сделали скидку в 10%, что на немаленькой цене оказалось не так уж мало. «Люблю людей, которые любят Розанова», – пояснил молодой продавец. Я, признаться, больше люблю Италию, но разубеждать его не стал.

Бальтюс. «Воспоминания»

М.: Libra, 2021, пер. с франц. Алексея Воинова

Французский поляк Бальтазар Клоссовски де Рола (1908-2001) вошел в историю искусства как Бальтюс и как «последний сюрреалист», начинавший вместе с Арагоном и Дали и на похоронах которого пел Боно.

Впервые публикующиеся на русском языке выдержки из его дневников позволяют понять, откуда брались его странные картины, полные тревожного ожидания и метафизической чувственности. Впрочем, откровений в духе Гумперта Гумперта от них, конечно, ждать все-таки не приходится: Балтюс великий художник, а не что-либо другое.

Екатерина Марголис. «Венеция. Карантинные хроники»

М.: АСТ, Редакция Елены Шубиной, 2021

Слово «карантин» происходить от итальянского quaranta, «40». Именно столько дней проводили в изоляции на островке в венецианской лагуне моряки, вернувшиеся из экзотических стран, прежде чем им дозволялось сойти в город.

Венецианской жительнице Екатерине Марголис, художнице и победителю «народного голосования» премии «Нос», это известно лучше, чем очень многим. И поэтому в ее «хрониках» ровно сорок глав-дней. Плох тот русский интеллигент, который не объяснится публично в любви к Венеции. Но Екатерина не объясняется в любви к самому удивительному городу Европы, она просто живет в нем. И переживает с ним вместе радости и горе. Хотя не бросала в лагуну кольцо, подобно древнему дожу в знак союза. А нам интересно за этим следить и чувствовать тоже немножко венецианцами. Потому что плох etc

Алена Вершигорова. «Остров Беринга и его обитатели»

М.: Август, 2021

Московская художница рассказывает словами и красками о том, как она уехала вместе с мужем-биологом на «край русской географии», остров у побережья Камчатки, и провела там несколько лет. Для нее, потомственной московской художественной богемы, всё поначалу было трудно, непривычно… и невероятно интересно. Что и нашло свое отражение в этой изящной книге.

Эйвинд Турсетер. «Мастер на все руки»

М.: Белая ворона, 2021, пер. с норвежск. Ксении Коваленко

Подзаголовок «международный политический детектив» не должен вводить в заблуждение. Перед нами – остроумный и остро отрисованный графический роман о муле-сантехнике, который устроился на работу к слону-президенту и пытается найти похищенный «ядерный чемоданчик». А находит нечто совсем другое, гораздо лучшее.

Уильям Шекспир. Аркадий Штыпель. «Сонеты»

М.: Карьера-Пресс, 2020

Переводов полного корпуса сонетов Шекспира на русский язык накопилось столько, и тема настолько «размята», что впору дать ее в качестве квалификационной работы студентам переводческого отделения Литературного института: мол, если ты не перевёл сам сонеты Шекспира, то какой же ты переводчик?

Но еще Михаил Гаспаров заметил, что переводы сонетов Шекспира, выполненные Маршаком, при всем своем блеске, так далеки от оригиналов, что их впору называть оригинальным поэтическим циклом Маршака под названием «Сонеты Шекспира». И в этом смысле – что мешает кому угодно писать свой цикл на ту же тему? В том числе и известному заслуженному поэту Аркадию Штыпелю. Да и подлинник Шекспира в бумажном виде никому не помешает.

Александр Пушкин. «Гусар». Рисовала Татьяна Кормер

М.: Белая ворона, 2021

А это авторское прочтение иного рода. Директор и главный художник издательства «Белая ворона» представила совершенно «гоголевское» стихотворение Пушкина про веселую чертовщину и любвеобильных киевских ведьмочек в виде нетолстого графического рассказа. Что, разумеется, хорошо сочетается с политикой издательства, выпускающего, в том числе и подростковые книги в комиксах. Возьму на себя смелость предложить не останавливаться на достигнутом и взяться теперь если не за хулиганского «Царя Никиту», то хотя бы за отроческого «Монаха»: «Люблю тебя, о юбка дорогая...» и т.д.

Юлия Кокорина. «Словарь археологического вещеведения»

М.: Новый хронограф, 2017

Узкоспециальный, на первый взгляд, справочник, где досконально, с картинками и таблицами, описываются предметы, извлекаемые из курганов и тому подобных мест: холодное оружие, упряжь, гончарные изделия, ювелирные украшения. Причем не просто описываются, но и, что важнее для меня как для переводчика, даются названия всех их частей.

С необходимостью иметь под рукой подобный справочник я столкнулся, изучая перевод «Освобождённого Иерусалима». Где переводчик достаточно вольно тасует для рифмы и размера обозначения средневекового холодного оружия: палаш, спадрон, меч и т.д. Что из них что? Теперь смогу отвечать увереннее.

Дмитрий Валявин. «Жизнь государева двора. Кремлевская резиденция российских государей в XIV-XVII веках»

М.: Гос. историко-культурный музей-заповедник "Московский Кремль", 2012

Популярная книга-альбом, потребность приобретения которой тоже выросла из практических потребностей. Для одной работы мне понадобилось выяснить, где разорвала кондиции Анна Иоанновна. Я быстро выяснил, что не в Лефортовском дворце на Яузе, где за месяц до этого Верховный тайный совет над гробом Петра II и позвал ее на царство, (как бы мне этого ни хотелось), а в кремлёвском дворце, но что именно называлось кремлевским дворцом в 1730 году? Явно не то помпезное сооружение, что сейчас возвышается над Москвой-рекой: оно было возведено только в середине XIX века. Что ж, теперь я знаю об этом предмете меньше профессионального историка, но всё-таки достаточно для моих целей

Михаил Гаспаров. Собрание сочинений в шести томах. Т. 1: Греция.

М.: НЛО, 2021

Павел Муратов. «Образы Италии» Полное издание. I-III том.

М.: Издательство В. Шевчук, 2016

Две книги, которые, пышно выражаюсь, должны быть в каждом доме. Они у меня и были – но по частям. А здесь оба корпуса текстов, - труды Гаспарова по греческой античности и Муратова по итальянскому Возрождению, собраны каждый во внушительный том. Что радует, чисто визуально. Что возвращает нас к тому, с чего мы начали: с ответа на вопрос, зачем нужна бумажная книга.