САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Учитель из Болгарии: на каком русском говорят интернет-аборигены

«Из уютного ила в стремительный поток»

Пушкинский конкурс. Учитель из Болгарии: На каком русском говорят интернет-аборигены / astons.com
Пушкинский конкурс. Учитель из Болгарии: На каком русском говорят интернет-аборигены / astons.com

Текст: Елена Кухтенкова

Интернет-аборигенам было любопытно вторжение школы в их пространство. Но когда волна любопытства откатилась, обитатели сетевой Камчатки смекнули: можно подурачиться. Справиться с этим было особенно трудно, признается в своем эссе «Русский онлайн в пандемию: испытание или шанс?» на XXI Международный Пушкинский конкурс «РГ» русист из Болгарии Маазат Чаринова.

Некоторые интернет-бузотеры выискивали баги в программе, чтобы занятие проходило веселее: выключали микрофоны друг другу и преподавателю или же выбрасывали друг друга из чата. Учителя не сдавались: придумывали, как сделать так, чтобы тебя не заглушили, как бороться с чужаками в группе. Тогда, кроме слов “кахут”, “квизлет”, в активный лексикон уроков вошли слова “ссылка”, “плохая связь”, “перезагрузи компьютер”, “твой телефон не тянет Тимс”, “меня выбросило из программы”, пишет автор эссе.

Русист считает, что обстоятельства самоизоляции поменяли и самих школьников. Большим открытием онлайна оказались интроверты: может, родные стены их поддерживали, но именно здесь удалось услышать их и оценить по достоинству. А в категорию “настоящее чудо” учитель записывает неожиданно активных лодырей: за их спинами находились родители, сидевшие на карантине, или приставленные к ним дедушки-бабушки - и из нерадивых учеников они превратились в преуспевающих.

Маазат отмечает, что некоторые плюсы онлайна весьма сомнительны. Да, дети вроде не отвлекаются друг на друга и слушают внимательно. Но русист убеждена: коммуникативная методика предполагает постоянные диалоги. И несмотря на то, что на помощь почти сразу пришли программы, которые постоянно обновляются (в «Тимсе» появились виртуальные комнаты, в которых одним щелчком можно отправить нескольким ученикам коммуникативное задание), все равно учитель потерял контроль за ситуацией на уроке.

«Ты можешь только предположить, чем они занимаются по ту сторону экрана: "Выключи телевизор, пожалуйста", " Не греми тарелками, я тоже есть хочу!", “Почему у тебя так шумно? Ты в автобусе? Едешь на обследование? Выздоравливай!” - такие ситуации, по-словам учителя, не редкость.

Еще один проблемный момент работы на дистанте - домашняя обстановка и вытекающие из нее обязанности.

Педагог пишет, что нередко старшие ученики одним глазом следят за своими младшими братьями или племянниками, пока родители на работе: "Госпожо, извините, у брата проблемы с программой, должна помочь".

Да и у самой Маазат дома большая семья, которая тоже требует внимания. «У меня развивается косоглазие от параллельного слежения за детьми и работой. Дочка-первоклассница учится по Интернету: “Мама, не открывается конференция”. “Мама, где моя стёрка?” Мама-мама-мама... Другим глазом косишься в сторону сына-дошкольника, чтобы мешал только тебе и не лез к дочери. Детский сад тоже на карантине. Из туалета раздается классическая музыка или лекции о симфоническом оркестре: муж, учитель музыки, деликатно закрылся в этом единственно тихом месте в доме и вещает оттуда своим ученикам», - с юмором пишет русист.

По ее мнению, онлайн - это эксперимент, вытолкнувший преподавателей из уютного ила в стремительный поток. Многие полезные фишки, использование которых откладывалось на “безначальное” завтра, вошли в обиход. «Становишься более “поворотливым”. Завернула в голову киноцитата - тут же Ютубом ее иллюстрируешь. Заехали на уроке в Сибирь - открываешь местного блогера и радуешь теплолюбивых болгар настоящей русской зимой. Пишут в учебнике о традиции "Алых парусов" в Санкт-Петербурге - открываешь кадры выпускного вечера культурной столицы», - рассказывает о жизни на самоизоляции педагог.