САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Длинные, майские, книжные

Внушительный сорокинский «Доктор Гарин» и еще шесть книг, которые помогут в неожиданно длинные каникулы восполнить нехватку солнца и путешествий

Текст: Михаил Визель

Владимир Сорокин. «Доктор Гарин»

М.: АСТ: Corpus, 2021. – 544 с.

В позапрошлогоднем фильме «Сорокин трип» мэтр рассказывает, как в годы мятежной юности осознал окружающий совок как набор готовых изобразительных кодов и ринулся вспахивать новое концептуальное поле. Выпустив в 2010 году небольшую повесть «Метель», Сорокин совершил такой же прорыв в мир пост-человечества. В котором, наравне с людьми в привычном нам смысле, на равных существуют маленькие (мальчики-с-пальчик) и большие (гиганты), полулюди с пёсьими головами и т.д. и т.п. Так что появление через два года величественной «Теллурии», в которой уточняются контуры этого мира – с Московским княжеством и независимыми Алтайской и Дальневосточной республиками, чудодейственными гвоздями и невероятными технологиями – впечатлило, но не поразило, как и последующая «Манарага»: автор, как господь-демиург, обустраивает и обихаживает новую вселенную.

Действие нового большого романа происходит все в том же мире. Герой «Метели», доктор Платон Гарин, ныне, десять лет спустя (как после написания, так и после описанных событий), – красивый, статный, 52-летний. Он – уважаемый главврач небольшого элитного санатория в горах Алтая. В котором проходят курс лечения удивительные разумные генно-модифицированные существа, pb, то есть political bodies, выглядящие как то, что Пушкин рифмовал со словом «Европа», но ощущающие себя и носящие имена политиков начала XXI века – Эммануэль, Дональд, Джастин, Ангела и, разумеется, Владимир. Впрочем, речь не о них (и не о метких пародиях на них), а о докторе, который должен из разбомблённого в ходе очередной небольшой ядерной войны Барнаула добраться в благоденствующий японский Хабаровск. Но быстро сделать это, разумеется, не удаётся: бородатый Платон с титановыми ногами (взамен отмороженных в «Метели») должен пережить множество приключений, от избавления помещицы-великанши от тяготящей ее жемчужины в естестве до бегства из концлагеря у морозоустойчивых «чернышей», прежде чем он доберется до точки Х, где его снова ждет комфорт и любимая работа. И встретит свою искалеченную, но оттого еще более желанную любовь.

Именно любовь, а не титановые ноги – то, что отличает обновленного доктора Гарина от того, что ввёз некогда на маленьких лошадках изумленных читателей в мир «Метели». Доктор чрезвычайно витален и любвеобилен и готов уестествлять всех подряд – от этой самой великанши (но как?!..) до сплошь покрытой шерстью прекрасной дикарки – но несет в сердце едину любовь. Которая спасает его во всех смыслах.

Так что, можно сказать, Владимир Сорокин представил читателям добротный традиционный роман-путешествие, с чудесами и приключениями. Пусть и на сверкающих титановых ногах, и с некоторым количеством особливых пасхалочек для г.г. литераторов – например, отсылка к той же «Манараге». Узнàете – возьмите конфетку из буфета, не узнаете – и без них прекрасно.

Кадзуо Исигуро. Клара и Солнце

Перевод с англ. Л. Мотылева

М.: Эксмо, 2021. — 352 с

К первому роману, который писатель выпускает после получения Нобелевской премии, естественно, присматриваются с особым интересом. Что изберет в качестве темы новый нобелиат? Кто будет его героем? Выбор Исигуро поначалу немного озадачивает. Клара – ИП, то есть Искусственная Подруга, в реальности романа – такой же непременный спутник каждого подростка из обеспеченной семьи, как в нашей реальности – айфон и тик-ток. Попав в семью отроковицы Джози и ее строгой и немного взбалмошной Мамы, Клара постигает запутанный и противоречивый мир человеческих отношений, так отличающихся от ее простых отношений с живительным Солнцем, которым она питается. А хитроумному автору столь неожиданный взгляд дает возможность под новым углом зрения, буквально – в ярком солнечном свете, увидеть традиционную семью и традиционный конфликт отцов и детей (точнее, матерей и дочерей) в пост-традиционную эпоху.

Джессика Брудер. «Земля кочевников»

Перевод с английского Дарьи Смирновой

М.: МИФ, 2021

Московское издательство подгадало с выпуском документальной книги о новейших американских перекати-поле аккурат к вручению «Оскаров» и не прогадало. Киноакадемики назвали неторопливый полудокументальный фильм с изумительными панорамами и еще более изумительной Фрэнсис Макдорманд фильмом года – и тем самым, естественно, подстегнули интерес к книге-первоисточнику. В котором, конечно, нет такого драматически выстроенного сюжета, но дается куда более подробная и, главное, правдоподобная картина, позволяющая лучше понять: что же всё-таки движет этими людьми, гражданами богатейшей страны мира, что заставляет их бросить какой-никакой дом и стать «номадом»? Чтение поучительное: ведь, как известно, от тюрьмы и сумы не зарекайся. Как и, добавим, от трудностей перевода.

Саша Николаенко. «Жили люди как всегда: записки Феди Булкина»

М.: АСТ: РЕШ, 2021. — 379 с. — (Классное чтение)

Что бывает с детьми - героями книг, когда они вырастают? Немногие писатели дают читателям ответ на этот вопрос. Лауреат «Русского Букера» и профессиональный художник Саша Николаенко – в числе этих немногих. Она вернулась к герою своей книги «Небесный почтальон Федя Булкин», чтобы показать его взрослую жизнь – вполне заурядную и даже скучную по меркам героев боевиков и топ-блогеров, но привычную для миллионов наших сограждан. И в которой находится место и для маленьких ежедневных открытий, и для щепотки волшебства. В каждом взрослом спрятан бывший ребенок, словно говорит нам автор.

Стюарт Тёртон. «Дьявол и темная вода»

Перевод с английского Е. Матвеевой.

СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2021 — 544 с. — (The Big Book).

Вдохновившись международным успехом дебютного романа «Семь смертей Эвелины Хардкасл», британец Тёртон представил на суд читателей герметический детектив «плаща и шпаги». Время действия – 1634 год, место – голландский галеон «Саардам», везущий из Батавии, современной Джакарты, груз пряностей, генерал-губернатора с чадами и домочадцами, а также местную знаменитость – сыщика-алхимика Сэмюэля Пипса по прозвищу Воробей. Но и без этого говорящего прозвища понятно, что читателей ждет знакомство с суровой жизнью моряков XVII века, когда плавания из Индонезии в Европу вокруг Африки длились по 8 месяцев и прибытие всех пассажиров живыми отнюдь не гарантировалось, расследования совершенного на борту загадочного убийства, толика мистики и, по нынешней моде, щепоть феминизма – женщины в этой книге бывают так же опасны и решительны, как мужчины. Впрочем, наверно, так оно и было в жизни, просто раньше нам об этом не считали нужным сообщить.

Дэвид Парк. «Пробежка в парке»

Перевод с английского Анастасии Рудаковой.

СПб.: Polyandria NoAge, 2021. — 95 с.

Пятеро жителей Белфаста собираются в парке, чтобы сообща совершать пробежки по программе «От дивана до пяти километров». Но за пределами этого парка жизнь у них у всех разная. Кто-то – пенсионер-вдовец с проблемным пьющим зятем, кто-то, наоборот, – молодой врач с проблемным будущим тестем (проблемы другого рода: тесть предлагает «управлять пакетом недвижимости»), кто-то – тихая библиотекарша, не оставляющая надежд о семейном счастье. Есть среди них и молодая сирийская беженка – такой вот получается каламбур. Их истории сплетаются в один короткий и динамичный роман – как раз на один забег. Вероятно, один из героев автобиографичен. А то иначе зачем бы мистер Парк так откровенно подшучивал в названии (“A Run in the Park”) над своей фамилией?

Саймон Столенхаг. «Вещи из потопа»

Перевод с английского А. Чероташ

М.: Эксмо, 2020

Подобно Сорокину, швед Столенхаг придумал (увидел?) собственный уникальный мир и тщательно разрабатывает его историю и топологию. Как у Сорокина, мир этот тоже завораживает и пугает. И тоже зиждется на рациональном предположении. У Сорокина – на неминуемом распаде привычных нам государственных границ и успехах генной инженерии, у Столенхага – на таинственной Петле (формально - возведенный в 60-е годы подземный ускоритель элементарных частиц, но в действительности нечто гораздо большее), в девяностые годы нарушившей жизнь Швеции и создавшей параллельную ветку реальности. В которой и происходит взросление героя – разрыв мамы с ее новым «парнем», отношения с отцом, первый поцелуй и первая сигарета (именно в такой последовательности).

Ничего необычного; только происходит это все в уникальном параллельном мире, бок о бок, в прямом смысле, с мрачными комбинированными пейзажами. Техника Столенхага заключается в том, что он берет фотографии реальных пейзажей, обрабатывает их и добавляет фантастические детали - летающие корабли, очеловеченные роботы, просто какие-то загадочное механизмы. Впрочем, не так ли поступают все писатели?