САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Без дистанта и удаленки. Русист из Туркменистана: «В пандемию мы продолжали учиться очно»

По словам учителя, в Туркменистане официально не зарегистрировано ни одного случая COVID-19, тем не менее в школах ввели вынужденное ограничение общения, в частности, учащихся и учителей

Без дистанта и удаленки. Русист из Туркменистана:  В пандемию мы продолжали учиться очно / ilo.org
Без дистанта и удаленки. Русист из Туркменистана: В пандемию мы продолжали учиться очно / ilo.org

Текст: Елена Кухтенкова/РГ

"Все это нелегкое время мы обучаем детей очно. За каждым классом закрепили отдельный кабинет с одноместными партами, расставленными на безопасном расстоянии. Классы разделили на две группы, увеличили количество учебных смен. Классные руководители организовали в своих кабинетах уголки здоровья", - пишет в своем эссе "Русский онлайн в пандемию: испытание или шанс?" на XXI Международный Пушкинский конкурс "РГ" русист из Туркменистана Лилия Даянова.

По словам учителя, в Туркменистане официально не зарегистрировано ни одного случая COVID-19, но в целях профилактики возможного распространения коронавируса через мельчайшие пылевые частицы с пересохшего дна Аральского моря, везде и в том числе в школах ввели вынужденное ограничение общения, в частности, учащихся и учителей.

Так, пишет педагог в своем эссе, каждый класс разделили на две группы (а некоторые группы - на подгруппы), увеличили количество учебных смен. Первая группа начинала занятия рано утром, продолжительность уроков сократилась до 25 или 35 минут, в зависимости от возраста детей. Вторая группа приходила в класс после того, как заканчивала занятия первая, интервал был всего лишь в полчаса, чтобы дети не пересекались друг с другом и не общались между собой.

Увеличилась нагрузка и на педагогов. В начале сентября Лилии дали вести второклассников. Это был перегруженный учащимися класс, в котором оказались дети разного уровня общей подготовки и с разным уровнем знания русского языка. Большинство вообще не говорили по-русски, к тому же и способности у детей были разные. Практически всю первую четверть школьники учили алфавит, а в итоге лишь несколько учеников смогли запомнить все буквы. Когда класс поделили на группы, дела пошли быстрыми темпами, появилось время больше заниматься с каждым ребенком индивидуально, и результат превзошел ожидания!

Однако, рассказывает автор эссе, посещение школы в период пандемии, в отличие от домашнего обучения, связано с определенным риском. И тогда были приняты все меры, чтобы дети не подхватили вирус. "Классные руководители организовали в своих кабинетах уголки здоровья, где всегда в доступе средства для дезинфекции рук, мебели, дверей, помещений. Каждый учащийся и учитель были снабжены индивидуальной медицинской сумкой, в которой должны быть санитайзеры, оксолиновая мазь, перчатки, маски для лица. Ношение масок было и до сих пор остается абсолютно обязательным, вплоть до штрафа", - описывает новые условия учебного процесса педагог.

Лилия Даянова поделилась и некоторыми достижениями во время пандемии: на одном из уроков русского языка при анализе новых слов: коронавирус, дистант, локдаун, ее ученик рассказал про своего прадеда Шохрата, русиста, который оставался учителем и даже в окопах, во время редкого затишья, учил однополчан из Туркменистана русским словам. Мальчик закончил свой рассказ такими словами: "У них не было ни айфонов, ни планшетов. Даже нормальных школ у них не было. Дети ходили в медресе, где учились грамоте. Им было трудно, даже труднее, чем нам сейчас. А наши прадеды изо всех сил боролись с неграмотностью, хотя на каждом шагу у них были преграды. Вот и мы справимся, если постараемся".

Русист считает, что вынужденные ограничения в общении, испытания дают шанс ребятам пересмотреть свое поведение в школе, в общении со взрослыми, вообще поменять мировоззрение и задуматься о будущем. К слову, со своим классом Лилия организовала добровольный отряд волонтеров под названием "Кто, если не мы?!". Школьники помогали пожилым, больным и одиноким людям. Юные волонтеры после уроков по очереди доставляли продукты питания из магазинов, с рынка, лекарства из аптек, даже по просьбе пенсионеров снимали с карт пенсии в банкоматах и приносили каждому лично. "Слова благодарности, "Спасибо, сынок, доченька!", пожилых, одиноких не оставили в стороне даже самых избалованных, равнодушных учеников", - делится своим впечатлением Лилия Даянова.