САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Двойники Анны Матвеевой

В новом сборнике магической реалистки — «Катя едет в Сочи» — девять историй и рифмы судьбы

Новый сборник прозы Анны Матвеевой «Катя едет в Сочи» состоит из девяти историй, объединенных рифмой судьбы / Фото: Александр Соловьев
Новый сборник прозы Анны Матвеевой «Катя едет в Сочи» состоит из девяти историй, объединенных рифмой судьбы / Фото: Александр Соловьев

Текст: Александр Соловьев

Анна Матвеева давно известна русскому читателю — ее повести и сборники рассказов издаются еще с конца 90-х годов. На Красной площади прошла презентация ее новой книги — тоже сборника короткой прозы — «Катя едет в Сочи», вышедшего в «Редакции Елены Шубиной».

Матвеева удивительным образом попадает в тренд последних лет — книги о нелепости, абсурде и мистике, разлитых в повседневности. Можно вспомнить недавний успех романов Алексея Сальникова (тоже, кстати, екатеринбуржца), переиздания прозы Анны Старобинец, дачный хоррор «Вьюрки» Дарьи Бобылевой, и даже, пожалуй, образец «странной прозы» на русском языке, «Покров-17» Александра Пелевина, только что получивший премию «Национальный бестселлер».

Естественно, все эти писатели очень разные и по темпераменту, и по поэтике, однако все они интересуются тем, как в повседневной рутине происходит слом, на фоне которого самые обычные ежедневные ритуалы остраняются и абсурдизируются.

Новая книга посвящена прежде всего двойникам — тому, как случайно встреченный человек совпадает и подменяет другого, спасает, или же наоборот, похищает чужую жизнь.

Однако на фестивале писательница рассказывала и о том, в чем разница между Москвой и Уралом с литературной точки зрения, зачем в романе цитируют Лимонова и как писатель выживает в пандемию. Матвеева, несмотря на некую «странность» ее прозы, классична, и родство с большой традицией русского рассказа для нее дороже, чем дух современности, который проникает в ее книги сам собой. И новая книга, без сомнения, займет свое место в мозаике, объясняющей нам самих себя.