САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Все о Порфирии Петровиче. № 1. Аудиокнига

Аудиопортреты персонажей из «Преступления и наказания» к 200-летию Ф.М. Достоевского. Читает Андрей Цунский

Иллюстрации А. Харшака (2007) к роману 'Преступление и наказание' / Издание: Достоевский Ф.М. Преступление и наказание. СПб.: Вита Нова, 2007)
Иллюстрации А. Харшака (2007) к роману 'Преступление и наказание' / Издание: Достоевский Ф.М. Преступление и наказание. СПб.: Вита Нова, 2007)

Текст: ГодЛитературы.РФ

Плейлист на youtube

Преступление в стиле Достоевского – до сих пор удивительная тема для новых произведений!
Достоевский – один из несомненных родоначальников самого сложного детективного жанра – психологического. Редко кому удалось написать в этом жанре произведение столь высокого художественного уровня. Тем не менее, именно детективами его романы и не являются – во благо читателю и мировой культуре.

Порфирий Петрович — персонаж из романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»; пристав следственных дел, дальний родственник Разумихина. Именно Порфирий Петрович расследует дело об убийстве процентщицы Алены Ивановны и сестры ее Лизаветы — и произносит знаменитое «Вы и убили-с...»

Впервые Раскольникова видит Порфирия Петровича таким:

«Порфирий Петрович был по-домашнему, в халате, в весьма чистом белье и в стоптанных туфлях. Это был человек лет тридцати пяти, росту пониже среднего, полный и даже с брюшком, выбритый, без усов и без бакенбард, с плотно выстриженными волосами на большой круглой голове, как-то особенно выпукло закругленной на затылке. Пухлое, круглое и немного курносое лицо его было цвета больного, темно-желтого, но довольно бодрое и даже насмешливое. Оно было бы даже и добродушное, если бы не мешало выражение глаз, с каким-то жидким водянистым блеском, прикрытых почти белыми, моргающими, точно подмигивая кому, ресницами. Взгляд этих глаз как-то странно не гармонировал со всею фигурой, имевшею в себе даже что-то бабье, и придавал ей нечто гораздо более серьезное, чем с первого взгляда можно было от нее ожидать...»