САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Надежда Шумайлова. Конфетная неразбериха

Публикуем тексты, присланные на конкурс «Детектив Достоевский»

Коллаж: ГодЛитературы.РФ
Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Хотите отправиться в трехдневное путешествие в Петербург Достоевского? У вас есть шанс! ГодЛитературы.РФ запустил конкурс короткого остросюжетного рассказа «Детектив Достоевский» с фантастическими призами. Отправить свой рассказ вы можете до 10 октября. Подробности – по ссылке.

Текст: Надежда Шумайлова

Детский праздник был в самом разгаре, когда конфет ручной работы, заказанных специально для торжества в самой дорогой столичной кондитерской, не оказалось там, куда их намеренно спрятали от именинника и гостей. Конфет было ровно семь штук, по количеству собравшихся. Пропажу заметила Мама. Кто же еще? Сначала она подумала, что просто сама переложила коробочку в другое место, но, не обнаружив ее и в других укромных уголках, служивших надежными тайниками, Мама всерьез задумалась. Эти сладости были очень дорогим угощением и вносили свой особый смысл в торжество. Потерять их сейчас было крайне обидно, особенно учитывая сумму, которая была уплачена.

Это кто-то из гостей. Ох, уж эти не воспитанные дети, вечно шарящие по чужим вещам. В самом деле, не Павлуша же съел эти конфеты? Он у нее просто золотой мальчик. И хорошенький, и умненький, и с этикетом знаком. Он бы так никогда не поступил. Мама-то точно знает!

Кто же?

Наверное, это Ирочка Бражникова. Она же из неблагополучной семьи. Зачем ее только пригласили? Ей же самой перед другими детьми неудобно: платье грязное, волосы не чесаны, подарила что-то в засаленном пакетике, так что Маме даже захотелось это взять и выбросить сразу же… Но Павлуше Ирочка нравилась. Он сказал, как отрезал, с ней интересно. Не придет Ира, не надо и других звать. Мама, разумеется, согласилась. Все-таки день рождения один раз году бывает. Так ведь? И ребенок у нее один…

Или, может быть, Аркаша Хрусталёв? Крайне гадкий типчик. Всего десять лет, а уже плешивенький и глазки эти маленькие постоянно бегают, того и гляди – убегут из глазниц. В кого он такой уродился уродец непонятно. Родители красивые, благородные даже… А этот… А Павлуше нравится. Он веселый, без него никакого же праздника, мааааааааааааааааам, ну!

Вадик Хмуров? Нет, точно не он. Единственный из компании сына, за кого не стыдно. Вежливый, воспитанный, серьезный не по возрасту. Родители - кандидаты наук. Филологических! Точно не он. Точно!

Лилечка Пивоварская? Неееееееееет. Ее умишка не хватит догадаться, что в коробке может быть что-то съестное. И вкусное. Лилечка, как и ее мать – недомодель, с пяти лет уже сидит на диетах. Ни сладкого, ни соленого, никакого… Как так можно растить ребенка? Мама не понимала. Лилечка все время была словно в полусне, будто ее разум спит и просыпаться совершенно не собирается. Зато у нее были длинные белокурые локоны и кожа идеального оттенка. Словно маленькая принцесса. Конечно же, она нравилась всем мальчикам в классе. Загадочная и тихая.

Близнецы Севериновы? Олег и Игорь? Вполне. Да, вот они точно могли схомячить конфеты в один присест. Мама их не различала. Двое из ларца одинаковы с лица. Так и величала. Они ей не нравились больше остальных. Даже Аркаша был ей не так противен, как они. Мама понимала, что это дети и вполне вероятно, что они смогут вырасти в довольно приличных взрослых, но поделать со своим внутренним отвращением к ним она ничего не могла. Севериновы были гиперактивными, громкими, постоянно куда бегущими и крушащими все и вся на своем пути. Не было на свете той силы, которая бы их остановила. Когда они появлялись в гостях у Павлуши, у Мамы тотчас возникало одно желание - запереться в ванной или в своей комнате, заткнуть уши и как-то продержаться, пока они не уйдут. Павлуша резонно на все претензии отвечал, что близнецы забавные существа. До чего же он умненький для своих десяти лет. Все-таки совершенно другое поколение.

Осмотрев еще раз всё потаенные места и не обнаружив конфет, Мама, выдохнув, протянула уже было руку, чтобы открыть дверь в гостиную, где собственно и происходило все веселье торжества, но передумала. Да и что бы она могла сказать, извините, но кто съел праздничные конфеты? Какая-то глупость. Да, жалко денег, да сюрприз не удастся, но есть торт, в конце концов. А это же просто дети. Пусть веселятся. Павлуша это заслужил. Такой же чудесный мальчик.

Всё разрешилось уже вечером. Мама лежала в постели, утомленная и в тоже время радостная, что праздник прошел, дети довольны, именинник счастлив и какая же она молодец, что не пошла разбираться с этими конфетами. Да, они были дорогими и эксклюзивными, сделанными под вкусовые предпочтения каждого ребенка… В конце концов, разве в десятилетнем возрасте можно такое оценить? Конфета она и есть конфета. Не более того. Мама покачала головой, какая же она глупая женщина. А потом в комнату вкатился Павлуша, больше напоминающий огромный раздувшийся шар ярко-красного цвета. С трудом ворочая опухшим языком, мамино невинное дитя произнесло: «Я не хотел есть их все, но они были такие красивые. И это же мой день рождения! Да, мам?»

Скорая приехала быстро. Ангионевротический отёк был снят. Но послевкусие от конфет еще долго преследовало Маму.