Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Звездный час археолога Кукушкина

Вологда стала десятым городом России, где археологи обнаружили берестяные грамоты

Текст и фото: Дмитрий Шеваров/РГ
Фото: Тарасовский

Сказать, что вологжане взволнованы этим событием — значит, ничего не сказать. Разговоры о найденной грамоте я слышал и в автобусе, и на рынке, и на набережной. Особенно этому событию радуются дети. В калитку дома № 2 по улице Ударников, за которой скрывается неприметный для прохожих археологический раскоп, каждый день заглядывают мальчишки. То и дело подъезжают телевизионщики и газетчики. Они растерянно оглядывают квадрат раскопа, где сосредоточенно копаются мальчишки-подростки и девочки с косичками. «А взрослые-то где?» — спрашивают корреспонденты. Им показывают на худощавого человека, которого издалека можно отличить от подростков лишь по легкой седине.
Знакомьтесь: Игорь Кукушкин — начальник Вологодского отряда Северорусской археологической экспедиции, ведущий специалист «Вологдареставрации». Уже почти четверть века он ведет раскопки в центре древнего города.

К какой эпохе относится найденная грамота?

Игорь Кукушкин: Грамота относится к первой четверти четырнадцатого века.

Эта находка — счастливая случайность или просчитанное и ожидаемое событие?

Игорь Кукушкин: Нет, это, конечно, не просто случайность. Хотя бы потому, что Вологда — древнерусский город, причем значительный для того времени, центр одной из самых крупных новгородских волостей.

О чем повествует берестяная грамота?

Игорь Кукушкин: Это деловой документ, касающийся денежных отношений. Речь идет о взаиморасчетах между несколькими, как сейчас говорят, физическими лицами. Называется и денежная единица — рубль.

По средневековым меркам это значительная сумма?

Игорь Кукушкин: Да, курс был хороший. Человек, оперировавший в переписке понятием «рубль», обладал высоким социальным статусом. Думаю, что он занимал какое-то серьезное положение в «деловых кругах» Новгородской республики. Возможно, имена, названные в найденной нами грамоте, упоминаются в документах Новгорода. Но это все предположения. Толкования и комментария будем ждать от лингвистов-текстологов.

В курсе ли находки академик Зализняк?

Игорь Кукушкин: Конечно. Мы тут же передали текст Андрею Анатольевичу Зализняку и члену-корреспонденту РАН Алексею Алексеевичу Гиппиусу. Вот как выглядит текст в их переводе: «Яков, Онаников тесть, к тебе: Брат Остаф! Я послал с тобой рубль — к Самойлу рубль. И нет мне ни рубля, ни проторов».

Что добавляет найденная грамота к пониманию значения Вологды на карте Древней Руси?

Игорь Кукушкин:  Вот это ключевой вопрос, на который мы должны ответить. На сегодня Вологда на карте Древней Руси — это большой знак вопроса. После этой находки Вологда непременно войдет в круг внимания ученых разных направлений, в том числе историков-медиевистов, лингвистов, палеографов, тех, кто занимается товарно-денежными отношениями эпохи Средневековья. Текст грамоты не очень большой, но он дает поле для получения новых научных результатов.

А почему раньше в Вологде не находили берестяных грамот?

Игорь Кукушкин:  В Новгороде первую грамоту нашли через двадцать лет после начала активных раскопок.

Раньше считалось, что береста в здешнем почвенном слое вряд ли может сохраниться…

Игорь Кукушкин:  Действительно, на основной площади вологодского городища древней исторической части города слой сухой, в нем органика сохраняется неважно. Даже в нашем раскопе в северо-восточной части слой сухой. Однако вот здесь идет понижение палеорельефа и тут сохранились и кожаные, костяные, деревянные изделия, и береста…

Что еще вы нашли здесь в этом сезоне?

Игорь Кукушкин:  Три ножа, два рыболовных крючка, наконечники стрел, украшения, железные инструменты, кожаные обувь и ножны, много керамики. Конец тринадцатого — начало пятнадцатого века. Тут был новгородский торгово-деловой центр. В середине 15 века здесь строится крепость, которая закрепляет переход Вологды под власть Москвы.

Расскажите о вашей команде.

Игорь Кукушкин:  Команда у меня замечательная. Моя правая рука — археолог Татьяна Шелкова, специалист «Вологдареставрации». Все остальные ребята — волонтеры. Им от четырнадцати до двадцати трех лет. Среди моих главных помощников — выпускники вологодского университета архитектор-реставратор Надежда Калинина и Анастасия Гомзякова. Надя занимается чертежами, зарисовывает все, что мы находим. У Насти тоже архитектурное образование, она работает с нивелиром, фиксирует и обрабатывает находки. Кстати, она и обнаружила берестяную грамоту. Самая юная в нашем отряде — Ксюша Лаврикова, ей двенадцать лет.

Вы родились здесь, в Вологде?

Игорь Кукушкин:  Я родился на станции Лежа Грязовецкого района. Это недалеко от Вологды.

А с чего началась ваша любовь к археологии?

Игорь Кукушкин:  Выбор был обусловлен семейными традициями. Дедушка и бабушка были учителями, отец — философ, преподаватель университета. Но в институте первую археологическую практику я променял на… сбор абрикосов в Крыму. В первый же день мы устроили бог знает что и нас выгнали. И мы жили дикарями на берегу моря, потому что стыдно было к родителям появляться. После первого курса меня, к счастью, забрали в армию. К счастью не только потому, что там вся дурь ушла, но и потому, что я попал служить в историческое место — Ладогу. Нас возили в Старую Ладогу. А там в то время там вел раскопки Анатолий Николаевич Кирпичников, и он проводил для нас, солдатиков, экскурсию. Через двадцать лет я познакомился с ним уже профессионально, как археолог. Когда я пришел из армии на второй курс, девчонки знакомые увлекли меня в экспедицию. И вот там по-взрослому все началось. Я познакомился с Александром Николаевичем Башенькиным. Он мой учитель, замечательный археолог, удивительный человек, который создал вологодскую школу археологии. Он всех нас увлек.

Многие думают, что археолог — это такая тихая, почти кабинетная работа: сиди, копайся тихонько…

Игорь Кукушкин:  Археолог по нынешним временам не сможет провести раскопки, если он не организатор. Необходимо получить разрешения на исследования, проведение земляных работ, заключить договор, найти деньги, нужно устроить быт для отряда, оплатить всем работу, найти экскаватор, машины для вывоза грунта, отчитаться перед Институтом археологии РАН и заказчиком. Порой, чтобы приступить к научно-исследовательским работам, надо обойти шестнадцать организаций. Без всего этого раскопки сегодня не организовать. Мне не так трудно вести свою исследовательскую, археологическую работу, а вот организовать процесс — это огромные затраты сил и времени.

Местные власти понимают значение вашей работы?

Игорь Кукушкин:  Мне кажется, понимают, не только местные, но и федеральные. В 2011-12 году я проводил археологические изыскания по обнаружению вологодской крепости эпохи Ивана Грозного. Так нашли мы ее благодаря федеральному финансированию. Я написал заявку по программе «Культура России» и мы получили необходимые средства. Сейчас мы сделали реконструкцию крепости. Это была грандиозная крепость, она занимала почти пятьдесят гектаров — почти в два раза больше, чем Московский Кремль. У Грозного был план создать в Вологде опричную столицу в противовес Москве, а в основе архитектурного замысла крепости лежал образ Града Небесного. Уже подготовлена вся документация на внесение ее в реестр памятников. Мы подготовили для музеефикации участок, где можно будет увидеть каменную кладку той крепости, сделали заявку на грант Президента России для обнародования материалов о крепости.

Города России, где были найдены берестяные грамоты:
Новгород, Псков, Старая Русса, Смоленск, Нижний Новгород, Тверь, Москва, Рязань, Торжок, Вологда

06.08.2015

Просмотры: 0

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ