Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Кенигсбергские предки Владимира Набокова

Чего не знал великий писатель о своем фамильном древе? Об этом калининградцам рассказали в рамках проходящего в области фестиваля «Дни литературы»

Текст и фото: Светлана Локтева/РГ, Калининград

Анжелика ВаскиневичВ Калининградской области проходят «Дни литературы», которые полны не только встречами с писателями, открытием новых книжных магазинов, поэтическими программами и спектаклями, но и научно-исследовательскими изысканиями. Так, в Калининградской областной научной библиотеке состоялась публичная лекция Анжелики Васкиневич, доцента кафедры зарубежной литературы Балтийского федерального университета имени Канта. Ей удалось открыть интересную страницу в геральдике Владимира Набокова, которая связывает великого русского писателя с плеядой немецких романтиков… и не только.

Владимир Набоков был прекрасно осведомлен о своих немецких предках. В своей книге «Память, говори» он воссоздает точную геральдику своего фамильного древа, включая «немецкого прадеда, барона Фердинанда фон Корфа, родившегося в 1805 году в Кенигсберге и после военной карьеры скончавшегося в поместье жены под Саратовом. Он был сыном Николаса фон Корфа, майора прусской армии, и Антуанетты-Теодоры Граун, приходившейся внучкой Карлу-Генриху Грауну, композитору. Мать Антуанетты, Элизабет, славилась своей красотой. Она была «по-матерински дружна», как называет это мой немецкий источник, с Генрихом фон Клейстом. Говорят, что он заглядывал в дом их, чтобы попрощаться перед отъездом на Ванзее — ради задуманного восторженного самоубийства,однако принят не был… Воистину замечательны обилие и разнообразие соприкасаний пращуров моих с миром литературы».

Владимир Набоков, восхищаясь своими «пращурами», лишь вскользь упоминает об Элизабет Штегеман, дочери главы известного в Кенигсберге издательского дома. Однако сейчас найдены свидетельства того, что она не только «соприкасалась с миром литературы».

— Элизабет Штегеман была еще и известной писательницей, ее эпистолярный роман «Воспоминания для благородных дам» был образцом смелой женской прозы, которая ставила под сомнение даже институт брака, — рассказывает Анжелика Васкиневич. — Она также талантливо занималась живописью. По некоторым сведениям именно по ее рисунку, впоследствии потерянному, была сделана известная гравюра Мено Хааса «Портрет Канта», а сам философ вообще высоко ценил работы Элизабет. Более того, Элизабет Штегеман в Кенигсберге была хозяйкой прославленного салона, куда был вхож тот же Эммануил Кант. Биографы Э. Т. А. Гофмана также предполагают, что он бывал в кенигсбергском салоне Элизабет. Ну а известный немецкий романтик Генрих фон Клейст, о котором упоминает Набоков, и вовсе свои пьесы и новеллы, в том числе и самый знаменитый «Разбитый кувшин», читал именно в этом салоне. Кстати, недостающее звено в родословной Набокова было восстановлено благодаря работе в архивах музея Клейста во Франкфурте-на-Одере, где, собственно, и родился один из замечательнейших романтиков Германии, чьи произведения почти все переведены на русский язык.

С полной программой «Дней литературы» в Калининградской области можно ознакомиться по ссылке.

Ссылки по теме:
Возвращение Набокова в СССР — ГодЛитературы.РФ, 01.04.2015
Освободитель бабочек — ГодЛитературы.РФ, 22.04.2015

Просмотры: 84
26.10.2015

Обсуждение закрыто.

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ