Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
ММКВЯ-ГУЗель-Яхина-и-книжная-индустрия

Писатель и издатель: как продвинуть молодого автора?

Гузель Яхина и директор издательства «Эксмо» говорили о книжной индустрии

Текст и фото: Татьяна Шипилова
Татьяна-Шипилова

На ММКВЯ прошли очередные «Диалоги» журнала «Книжная индустрия». Ведущей «Диалогов» была Светлана Зорина, а участниками — писательница Гузель Яхина и генеральный директор издательства «Эксмо» Евгений Капьев. Тема диалогов была наиболее востребованная на данный момент: продвижение молодого современного российского автора. Как находить писателей, открывать их, с ними работать? Начали с закономерного вопроса: какой процент издания российских современных авторов на примере издательства «Эксмо»?

Евгений Капьев назвал вполне достойные цифры: 50—65% в зависимости от жанра книги: «Что показывает, что востребованность есть».

Как заметила Светлана, цифры внушают оптимизм, потому что известно, что молодых авторов искать трудно. Какие же критерии и стратегии можно назвать для тех, кто хочет издаться? И тут уже все не так утешительно, потому что


Евгений назвал четыре способа быть изданным,


и все эти способы по отдельности могут не сработать:
1) рассылать свой текст по электронным почтам издательств. Такой способ почти никогда не срабатывает, потому что у издательств сейчас нет оптимизированной системы обработки поступающих текстов, а каждый день может прийти 1000 писем, и отловить что-то становится невозможным.
2) пытаться быть замеченным — и тогда издательства вам позвонят сами. Каким образом можно попытаться это сделать? Участвовать в конкурсах, вести блог в интернете, учиться на курсах литературного мастерства, быть публично известным. Причем есть специфические жанры, в которых без медийности в принципе невозможно стать известным.
3) найти знакомых, чтобы вас порекомендовали издателю.
4) найти литературного агента, который за вас постучится во все двери.

И получается, что начинающий писатель должен по большей части думать о том, как бы издаться, а не писать. Гузель Яхина рассказывает о своем опыте:
«Я прошла все эти пути, причем именно в том порядке, который сейчас был озвучен. Я рассылала по почте, был один ответ из 13. Публиковала отрывки из первого моего романа в журнале «Сибирские огни», но очереди из издательств после этих публикаций не выстроилось. Искала знакомых, но у меня их не было. И в итоге случайно познакомилась с Еленой Костюкович, и тогда-то все и закрутилось. И уже через несколько дней моим романом занялась «Редакция Елены Шубиной».

Светлана Зорина рассказала, что сейчас есть два новых проекта, связанных с поиском новых авторов: это «Класс» и школа писательского мастерства Сергея Филатова.

«Я рад за прорыв на рынке литературных курсов и мастер-классов, — сказал Евгений. — Мы стараемся поддерживать подобные проекты, у нас есть программа премирования, и вообще хотелось бы создать огромный слой писательской индустрии».

Далее затронули тему того, о чем интересно писать и почему в современной литературе такой большой интерес к советскому времени. На это Гузель Яхина ответила: «Мне интересны темы, которые я затрагиваю в своих книгах. Первое и самое главное — взаимоотношения личности и государства, дыхание большой истории в жизни маленького человека, понимание маленьким человеком, в чем его цель и что он для страны. Тема границ, где они сходятся и где расходятся. Тема границ Запада и Востока. Это темы и моей второй книги. Меня волнует начало ХХ века. Меня волнует Первая мировая война, последовавшие после нее революция и Гражданская война, разруха и голод, а после — Великая Отечественная. Это все перетекало из одного в другое и происходило с нашим народом по очереди. Что касается современной прозы, то, мне кажется, потому такой интерес к советской эпохе, потому что это попытка переработать травму, и пока эта травма не будет переработана, интерес к этому периоду не иссякнет.
Современность? Она мне интересна, но я не знаю, как про нее писать. Писать о современности — это рассматривать ее в категории вечности. И если у писателя это получается — значит, он ее чувствует. Мне кажется, что я пока не чувствую. Лучше это делают театр и кинематограф, у них получается отражать современность даже через мировую классику, например, как это делает Серебренников через спектакль «Метаморфозы» по Овидию». А я сама пока вхожу в смежное искусство».

ММКВЯ-ГУЗель-Яхина-и-книжная-индустрия1Евгений тоже выразил мысль, что для того, чтобы писать о современности, нужно понимать, куда мы пришли и как мы к этому пришли. «За последние 20 лет меньше всего бестселлеров о современности. На Западе, кстати, тоже. Потому что читатель требует смысла и глубины, а не получается глубины, когда пытаешься писать о том, что тебя окружает, потому что все равно не знаешь полной картины и не знаешь, на что повлияет это все в будущем. В театре и в кино это сделать легче, а в книге должно быть то, что останется в веках».

Светлана Зорина заметила, что 20—30-е годы действительно обязаны остаться в вечности, и сообщила, что издательство «Эксмо» ставит перед собой задачу сделать Россию родиной лучших современных мировых авторов, на что Евгений осторожно заметил: «Пока это только мечта, которую за пять лет осуществить тяжело, но мы стараемся».
Благодаря таким авторам, как Гузель Яхина, интерес к российским авторам и литературе увеличивается, да и к издательствам тоже. К примеру, в этом году издательство «Самокат» вошло в топ-6 лучших детских издательств в мире на ярмарке в Болонье, а Игорь Олейников получил самую почетную награду для художника.
«Мы стараемся улучшить сервис работы с авторами, сделать доступной в личных кабинетах авторов информацию о гонорарах, а также чтобы они могли в один клик видеть портрет своего читателя, что позволит улучшить взаимоотношения со своей целевой аудиторией».
Также Евгений сообщил, что издательство «Эксмо» инвестирует средства в книжный бизнес, в открытие книжных магазинов, создает франшизы. Помимо этого развивает область электронной книги — только в этом году планируется выпустить порядка 1000 электронных книг, что, как надеются издатели, сможет повысить гонорары авторов. Развивается область продажи прав на книгу за рубеж, но с этим намного больше сложностей, потому что, к примеру, если в России многие ругают переводчиков с английского, то можно себе представить, с какими трудностями сталкиваются издательства, когда нужно перевести книгу с русского языка на португальский или китайский.

На вопрос о писательском статусе Гузель ответила следующим образом: «Писатели не должны рассуждать о своем статусе. Это должны делать издатели, специализированные СМИ, вузы, читатели, но не сами писатели. Как мне видится, люди не думают о статусе или престиже, когда идут в писатели, потому что все прекрасно знают, что денег эта сфера приносит не так много, чтобы можно было на это жить. Писательство всегда нужно совмещать с чем-то еще. К тому же писатель — человек, социально незащищенный. Другому специалисту можно взять отпуск, больничный, выйти на пенсию, а у писателя всего этого нет. Статус писателя сильно изменился со времен СССР. Тогда это было практически сакральное слово, которое писалось чуть ли не с большой буквы. Сейчас же появилось намного больше людей, которые пишут: блогеры, авторы жанровой литературы, и это не плохо, просто это есть. Поэтому рассматривать писательство как прививку для эго не следует. В литературу идут за призванием, самореализацией, творчеством».

Затронули тему продвижения автора. «Что зависит от издательства, а что от самого автора?» — поинтересовалась Светлана Зорина.


Были названы две писательские стратегии, касаемые продвижения своей книги:


это либо полностью уйти от этого процесса, как это делает Виктор Пелевин, либо быть полностью в него вовлеченным, как это делает Александр Цыпкин, который организовал даже вечера чтения своих рассказов, в которых принимать участие в ближайшее время будет чуть ли не Сергей Шнуров. Все остальные находятся в поле между этим двумя крайностями.
«Но наш мир определяют цифровые технологии, — говорит Гузель, — которые дают уникальные возможности для продвижения, но и создают большую конкуренцию. Я сама понимаю, что нужно разделять периоды. Есть месяцы, когда я полностью отдана творчеству, я отключаю телефон, не отвечаю на сообщения, полностью уходя в написание текста. А есть другие периоды, когда я выхожу из своей крепости, занимаюсь книгой, уделяю ей время. В мае вышел мой второй роман, и я сейчас активно участвую в его продвижении. Надеюсь, где-то в декабре начнется следующий период, когда я смогу погрузиться в свою новую книгу. Это очень большая часть моей жизни. Поездки по России контролирует «Редакция Елены Шубиной», а за рубеж — литературное агентство. Многое зависит еще и от способности автора общаться с иностранным читателем. Например, в Германии я была много раз, потому что могу общаться свободно без переводчика».

Евгений Капьев, как представитель издательства, заявил, что, конечно, они заинтересованы в том, чтобы писатель как можно активнее участвовал в продвижении своей книги.


Приоритет — продвижение в интернете и живое общение с читателями, PR и публикации.


Многое зависит еще и от автора, от жанра, от самой книги. «К сожалению, — говорит он, — профессионалов в области продвижения книг не хватает. У нас открыта куча вакансий, но специалистов все равно мало».

Если говорить о зарубежных изданиях, то это процесс сложный и энергозатратный. Нужны агенты, переводчики, редакторы. «Поэтому сначала приходится создавать сеть, — объясняет Евгений, — а потом уже с ней работать. То есть обычно иностранное издательство собирает команду, берет по две книги в год. В следующий раз показатель увеличивается в два раза, готовы взять уже 4—5 книг, потом 5—10. Переводиться на английский язык вообще отдельная тема. Во всем англоязычном мире иностранная литература составляет 2%. Они просто практически не печатают переводную литературу».

С первой книгой Гузели Яхиной практически уникальная история, за которую она благодарит литературное агентство «Элькост»: роман переведен уже на 20 языков, в этом году готовится еще 11. Второй роман на данный момент за полгода имеет 9 переводов.
«Сам автор этим заниматься не может, потому что он должен знать рынок, постоянно находиться в этой сфере», — поясняет писательница.

«Еще необходимо понимать, — замечает Капьев, — что писать изначально надо, ориентируясь на мировой рынок. То есть сразу представлять, встанет ли этот роман на полку рядом с иностранными авторами».

В этом плане «Зулейха», казалось бы, чисто российский роман, однако стал интересен по всему миру, потому что, как это ни странно, но история русской революции интересна за рубежом даже больше, чем в самой России. В год столетия Октябрьской революции в Великобритании вышло огромное количество книг про Октябрьскую революцию.

«Я старалась написать человеческую историю. Роман о женщине, которая задает себе те же самые вопросы, что и любая другая женщина, вне зависимости от национальности и времени. Надеюсь, у меня это получилось», — поясняет Гузель.

Далее поговорили об экранизациях. В отличие от мировой практики, где процент экранизаций составляет 50%, в России эта цифра равняется всего 5%. Цифра поражающе мала. Но зато с первым романом Гузели Яхиной все обстоит намного оптимистичнее.

Съемки восьмисерийного фильма «Зулейха открывает глаза» уже стартовали в Пермском крае, скоро стартуют в Татарстане на берегу Камы. Сценарий писала не автор, поэтому она понимает, что сама несет ответственность за книгу, а за фильм — уже режиссер и телекомпания «Россия». Может быть, фильм понравится не всем, но сама Гузель к этому относится довольно спокойно. «К тому же актерский состав не может не радовать: Чулпан Хаматова будет играть Зулейху, Юлия Пересильд — Наталью, Сергей Маковецкий — доктора Лейба, — рассказывает Гузель. — Права на второй роман уже тоже куплены, и если найдется финансирование, то это будет уже полный метр».

Евгений Капьев заявил, что цифры, конечно, удручают, и есть попытки как-то это изменить, но сейчас они не выглядят рентабельными и поэтому не являются приоритетными.

В конце участники беседы рассказали о нескольких книгах, которые они советуют почитать. Как оказалось, Гузель Яхина мало читает художественной литературы, все больше диссертации, статьи, публикации, но с нетерпением ждет выхода книги А. Иванова «Пищеблок» и Евгения Водолазкина «Гризман».

На вопрос из аудитории, был ли когда-нибудь у писательницы период, когда она в попытках издать свой роман отчаивалась и думала, что написала ерунду и стоит все это бросить, Гузель ответила: «Я не ставила перед собой высоких целей, а просто хотела написать текст, который был бы интересен мне и который мой внутренний строгий критик одобрил бы. Я такой текст написала. И я очень хотела издать роман не сама, а чтобы его заметило и издало крупное издательство. Что касается прочих моментов — нет, у меня таких мыслей не было, поскольку все остальное полностью превзошло все мои ожидания».

07.09.2018

Просмотры: 0
Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ