Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Глуховский рассказывает о книгах

Умрет ли литература?

Писатель Дмитрий Глуховский рассказал о фундаментальной потребности человечества и о гибридном литературном сериале

Текст: Дарья Крутоголова
Фото: инстаграм пользователя leginpeysar47

С развитием технологий многое в литературном мире менялось, меняется и будет меняться. Вопрос, который в связи с этим мучит заинтересованную общественность, был озвучен на ярмарке Non/fiction создателем серии «Вселенная Метро — 2033», журналистом и «единственным человеком в этом зале, который знает, что такое сторителлинг» Дмитрием Глуховским: «умрет ли литература, и как ее в таком случае хоронить?».

А отвечать на него Дмитрий начал издалека. Настолько издалека, что аж вспомнил свое детство: «Когда я был маленький, существовало всего два способа воспринимать информацию и развлекать себя — бумажные книги или немногочисленное кино по телевизору. Кроме этого, мама иногда покупала аудиосказки на пластинках — и сейчас, между прочим, это снова возвращается в моду». Собственно, детство писателя не сильно отличалось от детства миллионов детей в то время по всему миру. И, по его словам, в этом нет ничего странного — всегда, даже столетия назад, и столетия после нас, тем, ради чего человек в принципе живет, являются истории. «Это основа литературы. И в то же время основа самого мира». Но раньше внимание на этих историях было сконцентрировать легче — хотя бы потому, что способов их получения было не так много.

«Потом с нами случился интернет. Появилось огромное количество пиратских материалов, самиздата, а потом еще и в телевидении хорошие фильмы вытеснила латиноамериканская сериальная продукция. И концентрация, как и мы сами, очень растерялась от всего это изобилия», — как сказку на ночь рассказывал Глуховский. Сейчас же, когда люди осознали, что именно поменялось в этой их части жизни, их настигла паника, а не вытесняем ли мы новыми формами свое же желание получать дозу этих историй? Глуховский на это ответил предельно просто: «Нет. Сам по себе сторителлинг мало имеет отношения к романтистике и точно так же мало имеет отношения к носителям.


Желание рассказывать и слушать, читать и узнавать — базовая потребность,


которая никуда не девается и просто не может быть вытеснена. Литература и рассказывание историй не связаны ни с буквами, ни даже с изначальным языком. Не связаны они и с тем, где это все размещается и платишь ты за это или нет. Вообще, по сути, электронная книга литературу отнюдь не убивает.


Мы живем в самое читающее время, какое только было у человечества»,


— заявил Дмитрий, сравнив нас со своей же бабушкой, которая «сталкивалась с буквами всего пару раз в день». И правда, мы постоянно окружены своеобразным информационно-буквенным полем, мы постоянно что-то набираем, читаем, что нам приходит в соцсетях, читаем все, что написано вокруг нас. И это тоже вполне объяснимо, как считает Глуховский:

«Возможности все познать, прочувствовать и испытать нет ни у кого. Но каждый может представить себя другим, в этом и заключается уникальная пластичность человеческого сознания и способность его к эмпатии. Для этого нужны истории, для нашего же эмоционального насыщения». Когда мы ходим в кино, мы переживаем за героя. Мы его видим, мы его чувствуем и мы становимся им, как писатель становится своим героем, когда переносит его на бумагу. И так — с любой историей, независимо от ее формы.

И этих историй сейчас, несмотря на то, что все кричат об упадке культурно-эмоционального развития человека, больше, чем было когда-либо до нас. Это дошло до того, что «маститые писатели, признанные гении, сейчас конкурируют за ваше рассеянное внимание, причем конкурируют даже не столько между собой, сколько с вашими друзьями», говорил Дмитрий Глуховский. Раньше наш эмоциональный заряд растрачивался гораздо медленнее: писатель мог позволить себе провести своего читателя между рядами стройных строк и задумчивых описаний. Сейчас же, с учетом того, сколько обычному человеку приходится читать в день, заряд тратится максимально быстро, он просто «выдоен насухо». И именно из-за падения у нас общего уровня концентрации, падают к тому же и продажи обыкновенных бумажных книг.

И с этим отчасти связано то, что сейчас на передний план выходят аудиокниги и прочие аудиоформаты. «Люди неожиданно нашли у себя время на литературу, но не нашли желания тратить на это всю свою концентрацию. Транспорт — основное место, где люди совмещают обогащение собственного культурного уровня параллельно со своими делами». И смена аудиокнигами печатного слова — отнюдь не плохо, считает Дмитрий: «Чтобы пережить любой слом, искусство принимает новую форму. И именно это создает дух времени, дух эпохи». В конце концов, потребность в невизуализированной истории никуда не делась и не денется, даже если у нас у всех в будущем будет нейроинтерфейс вместо привычных нам электронных устройств.

Собственно, Дмитрий Глуховский — один из первых, кто сам толкает развитие новых форматов вперед. Сейчас готовится к выходу первый аудиосериал под его авторством — «Пост». «Это проект гибридного сериала. С одной стороны, это, разумеется, аудиокнига, написанная и озвученная лично мною. А с другой стороны — это попытка рассказать историю так, как это делается в сериале — используя многоактовость структуры и сплетение судеб, заканчивающееся и обрывающееся в интересных местах своеобразными крючками».

В конце концов, писатель все-таки четко ответил на заданный в начале самому же себе и всем собравшимся вопрос. Прозвучало одновременно мрачно и оптимистично: «Литература завтрашнего дня не будет похожа на литературу сегодняшнего дня. А мы все равно останемся обычными человеческими существами. И проще говоря, книга сдохнет, но литература бессмертна».

Всего лишь «Текст». О новом романе Глуховского

«Метро» Глуховского вырвалось в реальный мир

Просмотры: 339
02.12.2018

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ