Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Румянцев-о-Распутине-книга-серии-ЖЗЛ_1

Распутин без границ

В секции Нон-фикшн прошла презентация книги из серии ЖЗЛ Андрея Румянцева «Валентин Распутин»

Текст: Андрей Васянин/РГ
Фото: Михаил Синицын/РГ

Андрей Румянцев жил с Валентином Распутиным в одной комнате в студенческом общежитии и с тех же пор дружил с ним и наблюдал за его жизнью и возрастанием как прозаика. Книгу о своем сокурснике он начал писать еще при жизни последнего — в серии ЖЗЛ «Биография продолжается», — но пока писал, его героя не стало.

Сосредоточенность на главном, свойство не отвлекаться на внешнее и неважное для главного было, по словам Румянцева, главным в Распутине. Тот знал, что нем пишут, но, с уважением относясь к любому творческому порыву, давал Румянцеву делать все так, как тот считал нужным.

В книге я попытался рассказать, из каких истоков вырос такой талант, что его питало, отчего его вещи имели такой отклик, — говорил Румянцев на встрече с читателями. — Хотелось связать факты его биографии с тем, что говорил в своих книгах, отталкиваясь от реальных свидетельств. Читатель, думал я, должен был бы глубже понять распутинские книги, вчитаться в них и, пораженный, сказать — так вот откуда эти герои, эти характеры!

Румянцев о Распутине книга серии ЖЗЛ

Андрей Румянцев очерчивал перед нами факты биографии Валентина Распутина и давал проследить, что из них проросло в книги. Герой «Живи и помни» Андрей Гуськов вырос из рассказов отца писателя — и тот и другой по трагическому недоразумению получили срока. Настена из той же книги растет из биографии матери, «Прощание с Матерой» описывает судьбу деревни, где родился Распутин, одна из последних его вещей «Дочь Ивана, мать Ивана» написана по свежим следам трагического происшествия, случившегося в недавнем времени в Иркутске.

Его книги — непридуманны, потому что взяты из трепещущей жизни, — говорил Андрей Румянцев о Распутине, — и при этом в них прорастают вселенские человеческие проблемы.

И поэтому автор книги о Валентине Григорьевиче убежденно высказывался на презентации в том смысле, что ограничивать путь Распутина словом «деревенщик» — смешно. Белов, Распутин, Залыгин никакие не «деревенщики», просто деревенский материал им был близок. А термин выдумали советские критики с тем, чтобы ограничить творческие пути мастеров уровня Белова, Залыгина, Лихоносова, Распутина одной темой. А это несправедливо.

О деревне, напомнил Румянцев, писали и Бунин, и Толстой, и Чехов — не называть же их «деревенщиками»…

Ссылки по теме:
В Доме Пашкова вспоминали Валентина Распутина — 23.03.2017
Москвичи стали чаще покупать книги Распутина — 17.03.2017
Брызги шампанского и капли крови. О Распутине и Евтушенко — 15.03.2017
Русский мир Валентина Распутина — 15.03.2017
Нам не хватает голоса Распутина — 13.03.2017

06.06.2017

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ