Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Русская-литература-и-коронавирус.5

Большое расстройство. Четверг — Зараженно семейство и обломовщина

Из дневника человека, который не хотел запасаться самым ценным впрок

Игорь-ВирабовТекст: Игорь Вирабов
Коллаж: ГодЛитературы.РФ/Илья Ильич Обломов — Олег Табаков. «Несколько дней из жизни Обломова»; реж. Никита Михалков. «Мосфильм», 1979

МИКРОБ ВСЕМИРНОГО РАССТРОЙСТВА *

ЧЕТВЕРГ (Зараженное семейство и обломовщина)

ИЗ НОВОСТЕЙ: На YouTube множество рекомендаций: как из туалетной бумаги сделать маску. Свежий ролик — лондонское казино, где у игроков вместо фишек идут рулоны туалетной бумаги.

ИЗ КАРАНТИННЫХ КНИГ

Пьеса Льва Толстого с пугающим названием «Зараженное семейство» написана в 1864 году. Читаем. Тут зараза — новые, передовые взгляды — актуальные вполне для наших дней.

Вот героиня Любочка, ни за что не пошла бы замуж за Венеровского, коли бы знала, что он будет командовать. «Потому мне и весело, что мы будем совсем как не то что чужие, а равноправные будем».

И Венеровский рад такой свободе отношений — и вдруг свернул к тому же пресловутому расстройству: а то, случись вдруг, у нее или у него «желчный пузырь не выливает свое содержание в желудок» — пришлось бы «вместе и страдать, ссориться». А так — прекрасная инфекция свободных отношений.

«Все это ново, но это просто».

В общем, очевидно: тут семью зараза победила. Свобода свободой, а несварение врозь.

Переходим к Гончарову. Роман «Обломов» — лучшее, что может быть в диванной самоизоляции.

Илья Ильич Обломов — Олег Табаков. «Несколько дней из жизни Обломова»; реж. Никита Михалков. Мосфильм, 1979


Илья Ильич — вот был бы идеальный кандидат, ударенный коронавирусом. С желудком, разумеется, проблемы.


«— Плохо, доктор. Я сам подумывал посоветоваться с вами. Не знаю, что мне делать. Желудок почти не варит, под ложечкой тяжесть, изжога замучила, дыханье тяжело… — говорил Обломов с жалкой миной.

— Дайте руку, — сказал доктор, взял пульс и закрыл на минуту глаза. — А кашель есть? — спросил он.

— По ночам, особенно когда поужинаю».

Рекомендации Обломову — будто из списка современных ЗОЖ:

«Страстей тоже надо беречься: они вредят леченью. Надо стараться развлекать себя верховой ездой, танцами, умеренными движениями на чистом воздухе, приятными разговорами, особенно с дамами, чтоб сердце билось слегка и только от приятных ощущений».

И что касается еды — «пищи мясной и вообще животной избегайте, мучнистой и студенистой тоже. Можете кушать легкий бульон, зелень; только берегитесь: теперь холера почти везде бродит…»

Доктор ушел, оставив Обломова в его любимой самоизоляции.

Илья Ильич сидел, не глядя никуда и ничего не чувствуя.

* МИКРОБ ВСЕМИРНОГО РАССТРОЙСТВА    
Из телеящика, из интернета рулоны новостей. Разматываются быстро. Как туалетная бумага, которую скупают в магазинах как последнюю жизненную ценность, — будто весь мир теперь мечтает только о клистире. Тому, кто отправляется на удаленку, в самоизоляцию, на карантин, есть что обдумать. Лечь на кушетку и перечитать то, что, казалось бы, давно знакомо. Тут ведь вот что выясняется. Русская литература давно предвидела: куда заведут человечество его инстинкты потребления и пищеварения. Сиюминутные коронавирусы переплелись с цитатами писательских пророчеств, поучительных сюжетов и рецептов.

   Кругом одно расстройство. Чтоб ничего не упустить, сел за дневник.

26.03.2020

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Дневник писателя›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ