Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Евгений Казарцев. До первой упавшей гирлянды

Проголосовать за лучший рассказ конкурса святочных историй «До первой звезды» можно до 8 февраля (до 23:55)

Евгений Казарцев, г. Минск, Беларусь

До первой упавшей гирлянды

Машу и так все в этот день раздражало, но когда на нее с потолка упала серебристая гирлянда — все, атас.

Конечно, в этом маленьком офисном ЧП никто не виноват: треугольный кусочек скотча просто не выдержал и отклеился от потолка, вот и слетела вниз безобидная гирлянда. Прямо Маше на челку. Все живы, никто не пострадал.

И она это все понимала, да только злости меньше не становилось. Как сказала бы проницательная бабушка: злится она из-за чего-то другого и просто выбирает для себя другие поводы.

(Бабушка никаким психотерапевтом не была — в ее молодости таких слов даже не знали. Нет, она просто обладала зоркостью любой советской бабушки. Эта самая зоркость шла в комплексе с набором чайного сервиза, высокой меховой шапкой и янтарными бусами. Но мы не об этом.)

А не нравилось Маше вот что: Костя, ее коллега из отдела по работе с клиентами такого-то сотового оператора, чью рекламу вы по телевизору видели, а если и не видели, то мелодию оттуда вам всегда готов напеть ребенок, не звал встречать вместе Новый год.

Ведь должен был! Присылал в свое время конфеты, отвешивал комплименты, хвалил челку Маши и ее белые зубы, заговорщицки подмигивал на планерках и помогал с буйными клиентами.

Маше уже тридцать, ее зубы не так белы, как иногда говорят, и челка порой неровно уложена, да и проблемы с кожей бывают по весне, но в целом — симпатичная барышня. Хоть и одинокая.

Возвращаемся к тому моменту, когда на нее упала гирлянда. Сразу даже не поняла Маша, что произошло. Потрясла головой, словила взгляд смеющегося клиента по ту сторону пластиковой перегородки, сжала губы и левой рукой скинула с себя украшение.

— Да ладно, вам к лицу, — с улыбкой произнес мужчина.

Маша протянула ему конверт с договором и новой сим-картой. Спешить он не спешил, двигал усами и будто хотел что-то еще сказать, но под суровым взглядом Маши растерялся. Наконец ушел.

— Твою мать, вы можете нормально приклеить? — прошипела Маша по внутреннему телефону.

— Да ладно тебе, сегодня уже Новый год, завтра можно все снять, — парировал ей веселый женский голос.

До конца рабочего дня оставалось меньше часа, а Костя по-прежнему не звал ее. Сидел, с кем-то переписывался с телефона, корчил глупые рожицы. Ну и к черту его.

Пока попрощалась с коллегами и поздравила всех сквозь зубы, кое-как проехала на автобусе домой, достала из холодильника купленные салаты и открыла бутылку шампанского — десять вечера. План был простой: поесть, выпить бокальчик-другой, посмотреть «Голубой огонек» и в полпервого лечь спать. Собственно, такой же сценарий был у любого Нового года за последние пять лет.

«Ненавижу, — думала Маша, — этого Костю — что он только себе вообразил? Обхаживать на работе соглашается, а позвать куда-нибудь — нет. И зачем тогда на него ставку делать, рассчитывать на что-то? Может, лучше снова тиндер скачать, найти там себе бэушное счастье, свыкнуться, родить ребенка и проводить вечера с сериалами?»

А по включенному телевизору уже пели и плясали. Киркоров махал новым боа, Пугачева показывала худые ноги, мелькали новые звезды телеэфиров — Юлии Вузовы всякие и прочие. В перерывах — реклама нескольких компаний, которые согласились по завышенным ставкам покупать ценные секунды для 31 декабря.

В 23:05 показали рекламу ее оператора: трое парней в ярко-зеленых шарфах (фирменный цвет компании) бегали по заснеженной пасторали и пели заводную песенку («Ты со мной, а я с тобой, позвони в момент любой», что-то такое) и зажигали бенгальские огни.

— О да, счастье прям из ушей льется, — пробурчала Маша и налила себе уже второй бокал шампанского.

Неожиданно один из героев рекламы, выхолощенный высокий блондин, повернулся прямо на камеру. От такой внезапности Маша услышала в голове звук падающих кастрюль. Думаете, таких переживаний не бывает? А встретьте что-нибудь подобное — тогда и говорите!

— Маша, хватит сидеть и жалеть себя! Мы с тобой! Ты же знаешь, где он живет. Приходи в момент лю-ю-юбой! — нараспев продекламировал блондин с экрана телевизора.

Она успела только моргнуть, а реклама уже закончилась: ровно так, как всегда и заканчивалась, — салютом в небе и кучей обнимающихся студентов.

Что бы вы сделали в такой момент? Вот и Маша сорвалась, натянула быстро свой лучший брючный костюм и полушубок сверху, так и оставила оливье в пластиковом контейнере на диване, рванула в ночь. Новогоднее чудо же, знак небес!

В городе было пустынно. Жила Маша почти в центре и уже давно знала: выйдут на улицы праздновать после полуночи. А за несколько минут до обращения президента и боя курантов все еще сидят за своими столами, ломящимися от салатов, истекающими майонезом.

Ехала в троллейбусе одна, вышла через пять остановок, завернула за угол, пробралась по дворам, сверила адрес с заметкой в телефоне и остановилась во дворе Кости. А что дальше делать — не знала, потому что не успела решить.

За нее, как и положено, все решила судьба: в третьем подъезде загорелась реагирующая на движения лампочка, раздался противный звук домофона, из-за двери вышел Костя, в красивом пальто и с прилизанными волосами, а за ним — неизвестная Маше барышня.

Подъехала машина такси. Костя с барышней прыгнули на задние сиденья со звонким смехом, а Маша так и стояла в темноте двора, за пятнадцать минут до наступления Нового года, вся в слезах и соплях.

«Возьми себя в руки», — приказала себе Маша и вытерла рукавом полушубка нос. Вспомнила бабулю — сейчас бы она сказала не волноваться и что свое само придет. Опустила плечи и пошла к остановке, чтобы встретить праздник в троллейбусе и дома завалиться спать под приключения Жени Лукашина в телевизоре.

До следующего троллейбуса оставалось несколько минут. Она закурила и отругала себя за то, что легко оделась. Сзади что-то бахнуло, Маша повернулась: петарда взорвалась в нескольких метрах за остановкой. Стайка подростков разбежалась, увидев ее недовольное лицо.

И в этот момент Машу окатили водой.

Она стояла на самом краю дороги, а зима выдалась не особо холодной — лужи не успевали замерзать. Вот и проехал кто-то прямо по воде, направив на и без того мокрую от слез Машу волну грязи и мокрого снега.

Все прокляв и устно, и про себя, Маша принялась руками очищать одежду. Послушался звук мотора — машина, из-за которой теперь она была похожа на старую мокрую дворнягу, давала задний ход.

Водитель остановился и выбежал из автомобиля, на ходу выкрикивая извинения и умоляя его простить. Маша была готова высказать ему все, что думает, но осеклась: это был тот самый клиент, при котором на нее днем упала гирлянда с потолка.

— А, это вы…

Он тоже узнал ее. Улыбнулся как-то иначе, протянул руку.

— Вот и встретились. Пойдемте, я вас довезу куда надо.

— С чего бы вдруг?

— Понравились вы мне. Да и нельзя на улице облитую лужей женщину оставлять, — брови его дернулись и встали «домиком».

«Ну его, — подумала Маша, — сама как-нибудь доберусь, и не нужны мне его подачки, нахал этакий». Но вместо этого произнесла:

— Меня зовут Маша. Давайте встретим Новый год.

Уже через минуту она сидела в машине рядом с ним и ехала в обратную от своего дома сторону. Одну руку он, Сергей, держал на руле, второй промакивал салфетками ее полушубок и что-то бормотал.

А Маша жмурилась. От чего? От счастья, конечно.

Просмотры: 1134
29.01.2018

Другие материалы проекта ‹Конкурс «До первой звезды»›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ