Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
На этот и другие вопросы отвечает генеральный директор Российской национальной библиотеки Александр Вершинин

Какими зданиями прирастет РНБ в год своего 225-летнего юбилея?

На этот и другие вопросы отвечает генеральный директор Российской национальной библиотеки Александр Вершинин

Текст: Ольга Штраус (Санкт-Петербург)/РГ
Фото: Сергей Николаев/РГ

Зачем библиотеке загородные резиденции? Какие результаты работы РНБ ее генеральный директор считает главным достижением минувшего года? Что дал нашей «Публичке» переезд в Московский район? На эти и многие другие вопросы в ходе делового завтрака в редакции «РГ» ответил генеральный директор Российской национальной библиотеки Александр Вершинин.

Первый вопрос на злобу дня: многих сотрудников вы уже отправили на удаленку?
Александр Вершинин: Мы все делаем в установленном порядке. Да, переводим людей на работу в дистанционном режиме, заключая с ними дополнительные соглашения. Таких сотрудников уже более ста, а скоро будет более двухсот. Для меня ситуация не стала неожиданной. Не в смысле пандемии, конечно. Просто с 2019 года мы начали активно переводить научных сотрудников, программистов, контент-менеджеров, дизайнеров на удаленку. Это современная тенденция трудовых отношений, которые идут вслед за сферой оказания услуг. Ведь библиотека давно уже обслуживает читателей в дистанционном режиме. Теперь по понятным причинам в залах библиотеки посетителей совсем нет, а читатели есть. Читают из дома. Наши сотрудники помогают им справиться с поиском и получением необходимых источников.

Наверняка это удается потому, что у вас уже много документов оцифровано?
Александр Вершинин: Оцифровано около 700 тысяч. А всего в книгохранилищах и архиве около 39 миллионов документов, есть необработанные фонды: требуется описание, каталогизация. Так что работы, как видите, предстоит немало. Переход на дистанционную работу с посетителями — это еще возможность заняться внутренними вопросами и проверить эффективность электронной формы обслуживания.

А сейчас требуется еще приложить дополнительные усилия по совместной деятельности учреждений культуры, образования и науки в новых условиях. Только что мне звонил один из ректоров петербургских университетов с просьбой помочь с оцифровкой учебников. Это актуальная проблема для вузов и практическая задача для нас.

Мы с удивлением узнали, что РНБ обеспечивается по второй категории энергоснабжения. Чем чревата такая «второсортность»?
Александр Вершинин: Большими рисками в связи с отключениями электроэнергии и перепадами напряжения. Кроме того, перед нами задача увеличить объемы электронного хранилища. А его система охлаждения также требует надежного электроснабжения. Тут не справиться даже с помощью локальных источников бесперебойного электропитания. Длительный перерыв в работе системы охлаждения может привести к утрате электронной информации. Только первая категория энергоснабжения гарантирует оперативное переключение на резервную линию.

А инженерная начинка исторических зданий может справиться с этими задачами?
Александр Вершинин: Конечно, вся инженерная инфраструктура требует модернизации. Но начинать нам пришлось с крыши. Ведь главная проблема нашего исторического комплекса была — протечки. И соответственно, одно из наших главных достижений прошлого года, что мы, несмотря на массу проблем, все-таки сумели сделать ремонт крыши. Уже перед самым Новым годом, 19 декабря подписали акт о выполнении работ на площади более 5000 квадратных метров. И хотя это только половина всей крыши исторического комплекса, но самая необходимая.

Фонды библиотеки растут, объем задач растет. А доходы?
Александр Вершинин: Последние годы в РНБ сопровождались снижением показателей доходов по внебюджетной части. В 2019 году мы переломили тенденцию: заработали более 22 миллионов, почти на четыре миллиона больше чем в 2018 году.

Существенный рост!
Александр Вершинин: В процентном отношении — да. В материальном выражении — маловато для такой большой организации, как Российская национальная библиотека. Мы бы хотели оказывать услуги не только отдельным пользователям — гражданам, но и организациям. Будем стараться находить возможности для реализации крупных публичных проектов, создавая для них необходимые условия.

В этом году РНБ отмечает 225-летие, именно с нее началась эра публичных библиотек в России. Поделитесь перспективными планами: пышно отмечать юбилей будете?
Александр Вершинин: Нет, никакой пышности. Но поощрим людей за достижения, покажем историю библиотеки на выставках и в публикациях. А что касается перспектив… Прогнозы оптимистические. Мы зарегистрировали участок третьей очереди в Московском районе. Проводим там предварительные проектные работы.

Удивилась, узнав статистику: оказывается, в день здание на Московском посещают 420 человек, а исторический комплекс — 330. И цифры посещений в год красноречивы: в старом здании — 113 тысяч посетителей, в новом — 145 тысяч.
Александр Вершинин:
На Московском проспекте теперь находится вся современная литература, там занимаются студенты. В историческом комплексе — рукописи, редкие книги… Происходит перемещение и некоторых исторических фондов на Московский. Нам надо перемещать документы, чтобы освобождать помещения для ремонтных работ.

Новые поступления в библиотеку теперь сразу приходят на Московский проспект. В ноябре туда переехало более двухсот наших сотрудников. Переезд прошел без остановки производственных процессов. Многие сотрудники позитивно оценили свое новоселье, говорят, что там лучше, чем в историческом комплексе. Хотя далось это перемещение всем нам очень непросто.

С вашим назначением генеральным директором совпало много перемен в жизни РНБ. Какие-то здания были переданы на баланс города, о каких-то объектах мы и вовсе с удивлением узнали…
Александр Вершинин:
Для многих открытием стал «объект» РНБ на Набережной Фонтанки, 36. Это здание бывшего Екатерининского института благородных девиц давно уже используется Публичкой, но не попало в Концепцию развития РНБ, утвержденную в 2018 году. В него переместили некоторые фонды из зданий, переданных городу. На Фонтанке хранится бесценный русский газетный фонд. Между тем, творение Джакомо Кваренги пришло в упадок, нуждается в ремонте и реставрации, причем безотлагательно. Состояние аварийное. Из самых проблемных помещений мы переместили фонды на Московский. Можно и необходимо начинать ремонт. Но пока нет проектов даже противоаварийных работ. Забот со зданием на Фонтанке много. Однако отказываться от него тоже не собираемся. Хотя и мечтаем поскорее выйти на проект третьей очереди на Московском проспекте, точнее, на Варшавской улице, согласно теперь кадастровому реестру. Второй очереди нам давно мало: по всем подсчетам ее хватит лишь на самые ближайшие годы, ведь приращение фондов идет постоянно и требуется срочный ремонт исторических зданий. Надо думать и над тем, в каком виде мы будем сохранять газеты — наши сотрудники считают, что непременно нужен бумажный экземпляр, газетный фонд у нас был и остается лучшим, самым полным в России. А хранится он как раз на Фонтанке…

Знаю, что у РНБ есть и загородные резиденции. Расскажите, что это? А главное — зачем они вам?Александр Вершинин: Это базы отдыха, учебные и оздоровительные комплексы и объекты. Сегодня они тоже нуждаются в ремонте и приведении в порядок даже с точки зрения кадастрового учета. Например, так называемая директорская дача. Десять лет уже мало используется. Ее перестройки никак не оформлены. В летний сезон попробуем разобраться с проблемами, потому что она может стать пунктом отдыха, например, для многодетных семей наших сотрудников.

На участке другой базы отдыха недавно выявили объект культурного наследия — дачу мастера фортепианных дел Шалька. Во второй половине 30-х годов там проживал композитор Исаак Дунаевский, написавший в то время много замечательных музыкальных произведений для популярных фильмов. К этому участку, как я с удивлением обнаружил, с другой стороны примыкает известный мне детский хоспис. В Президентской библиотеке было традицией ездить туда, чтобы поздравить детей с Новый годом. И вот, на новом месте, в РНБ, судьба к ним вернула. Наконец, самый большой участок — в Бернгардовке, недалеко от знаменитой усадьбы первого директора Императорской публичной библиотеки Алексея Николаевича Оленина. Она памятна не только именами Крылова и Пушкина, в советское время там жил поэт Николай Рубцов, а рядом проходит Дорога жизни.

Весь дачный комплекс РНБ мы планируем использовать в социально-культурных целях. Есть много интересных идей: от детских сказочных историй до творческих фестивалей. Но сначала предстоит проделать большую правовую и хозяйственную работу.

26.03.2020

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Библиотеки›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ