Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Исполняется 215 лет со дня рождения Владимира Даля

Мара, выползина, мантулись

22 ноября исполняется 215 лет со дня рождения Владимира Даля

Текст: Марина Королёва
Фото:http://posredi.ru

«Я любил отчизну свою и принес ей должную мною крупицу по силам»
В. И. Даль

Двести тысяч слов, сохраненных для нас навсегда — вот «крупица», которую принес России Владимир Иванович Даль. И это только слова, но ведь собрал он еще и почти сорок тысяч пословиц русского народа. Когда? Как? Без современных способов скоростной обработки информации, без систем архивирования? За одну, пусть и семидесятилетнюю, человеческую жизнь. И если бы эта жизнь была полностью отдана словарной работе, так ведь нет: был и морским офицером, и врачом, успел стать медицинской знаменитостью Петербурга, особенно удавались ему хирургические операции по удалению катаракты. В Каменец-Подольском заведовал госпиталем для холерных больных, увлекался гомеопатией, написал учебник по ботанике и зоологии… Да тут на десять жизней — и то много! Но словарь его, «Толковый словарь живого великорусского языка» — это, конечно, не просто одно из жизненных событий в ряду других. Так уж вышло, что настоящим памятником Далю стал именно он, но памятником живым, действующим. Магеллан, переплывший русский язык от А до Я, — вот кто такой был Даль, по словам писателя Андрея Битова: « Представить себе, что это проделал один человек, невозможно, но только так и было».

Исполняется 215 лет со дня рождения Владимира ДаляС 1863 по 2004 год словарь переиздавали в России около сорока раз, с 2004 было уже почти сто переизданий, если учитывать репринты оригиналов и изменённые версии. Казалось бы, что современному читателю в этом словаре, который был составлен полтора века назад? Да он и с самого начала не был нормативным, этот словарь, с его помощью нельзя было получить ответ на вопрос «как правильно?» — тот вопрос, за которым к словарям обращаются чаще всего. В словаре нет стилистической характеристики слов, нет никаких грамматических указаний, лексика для него не проходила отбора, Даль складывал туда всё, что слышал и записывал, как в гигантское хранилище. Зато есть пометы для диалектизмов — чтобы было понятно, где употреблялось слово, в какой местности. Лингвисты словарь, конечно, критиковали (не всегда ясно, где искать какое-то конкретное слово, вместе могут быть сведены слова созвучные, а не родственные; родственные слова иногда разнесены по разным словарным статьям и т.п.). Критиковали и даже пытались немного перестроить структуру словаря, чтобы легче было пользоваться (И. А. Бодуэн де Куртенэ в 3 и 4 изданиях), — но ценность словаря под сомнение никогда не ставилась. Точнее, бесценность.

Да, это прежде всего хранилище, наш языковой «золотой запас». Это источник, без которого не обойдется ни один специалист — филолог, историк, этнограф. Но это еще и завораживающее чтение для любого, кто захочет узнать, как звучал наш язык в прошлом. Открывай на любой странице: «мантулить» — блюдолизничать, поедать остатки от барского стола; «марудить» — медлить, мешкать; «мара» — наваждение, морок (вот откуда известное нам «марево»)… Бывает так, что ищешь одно слово, а натыкаешься на другое, которое и не предполагал увидеть в этом гнезде, и вдруг становятся очевидными глубинные связи, корни, что откуда взялось. Бывает, что слова забавляют или восхищают, вот как Пушкина в свое время, которому понравилось слово «выползина», услышанное от Даля. Выползина — шкурка, которую сбрасывают после зимы ужи и змеи, выползая из нее. Пушкин зашел к Далю в новом сюртуке и пошутил: «Что, хороша выползина? Ну, из этой выползины я теперь не скоро выползу. Я в ней такое напишу!». Он был в этом сюртуке и в день дуэли с Дантесом, а «выползину» пришлось с него спарывать, снять не получалось.

…Владимир Даль приехал к другу, как только узнал о дуэли, хотя официальным его врачом не был и родные его не звали. Он был рядом с Пушкиным, когда тот умирал.

Словарь завораживает. Это же не только и не столько о языке информация, сколько о быте, поверьях, приметах, обрядах, образе жизни. Откройте статью о слове «лапоть» — она расскажет обо всех видах лаптей (а их было множество!), посмотрите, что такое «рукобитье» — узнаете о сложнейшем свадебном обряде, который был на Руси. Даль пытался, да так и не смог избежать иностранных заимствований, которые и в его время населяли русский язык, они всё равно есть в словаре. Впрочем, он сделал одну почти детскую попытку: тайком включил в словарь несколько слов, которые сам придумал для замены заимствований — «сглас» вместо слова «гармония», «живуля» вместо «автомата», «ловкосилье» вместо «гимнастики»… Когда словарь вышел, подмену заметили, и Даль сознался: да, есть в его словаре слова, «не бывшие доселе в обиходе». Но что это в сравнении почти с двумя сотнями тысяч реально зафиксированных слов!

Меня часто спрашивают, можно ли пользоваться словарем Даля сейчас. Можно и нужно, вопрос только в том, что вы хотите там найти. Если это правописание, ударение, современное толкование — пользуйтесь крайне осторожно, за полтора с лишним века многое изменилось. Если же вы столкнулись с непонятным, загадочным словом, явно русским, но вам до этого не известным, обязательно загляните в словарь Даля, оно почти наверняка будет там, со всеми необходимыми пояснениями. Или вам интересно современное слово во всем его объеме — откуда взялось, что означало прежде, как развивалось его значение во времени. Это тоже Даль. Так мы открываем шкаф с бабушкиными альбомами и шкатулками, в которых хранятся старые письма. Открываем — и история оживает.


Я люблю читать словарь Даля, просто читать, с любой страницы. И всё равно не понимаю, как он это сделал. Не понимаю.


22.11.2016

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹В этот день родились›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ