Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Об-экранизации-романа-Алексея-Иванова--Тобол-Дмитрий-Сосновский

Много плоских, мало осмысленных

Экранизация «Тобола»: это уже было с «Тёмной башней»

Текст: Дмитрий Сосновский
Коллаж: ГодЛитературы.РФ

К моменту премьеры «Тобола» веривших в то, что фильм по масштабному роману Алексея Иванова получится хотя бы не убогим, почти не осталось. Во всяком случае, среди читателей одного из главных современных отечественных прозаиков. Чуда не произошло: экранизация, снятая автором сериала «Есенин» Игорем Зайцевым, действительно получилась никудышной.
О том, что к книжному тексту лента будет иметь весьма опосредованное отношение, стало ясно давно, и это само по себе ещё ничего не значило — история кинематографа знает достаточно картин, далеко ушедших от своих первоисточников и при этом вполне состоявшихся как самостоятельное произведение. Даже нежелание Иванова быть упомянутым в титрах не было стопроцентной причиной заранее ставить крест на потенциальном блокбастере. Относительно недавняя «Контрибуция» по мотивам повести Юзефовича, например, сопровождалась похожим скандалом, но не так уж при этом была плоха.

Дело ведь не в неизбежном несоответствии и несоразмерности экранной адаптации эпическому двухтомному полотну, а в том, какой именно материал сценарист и режиссёр сочли достойным наибольшего внимания в условиях ограничений, которые ставит формат.

Понятно, что весь пёстрый ряд ивановских персонажей, у многих из которых есть реальные — и очень значимые для истории России — прототипы, в фильм никак не впихнешь. Таким образом из фильма о покорении Сибири исчезли и зловеще-загадочные вогулы с остяками, и хитрый бухарец Ходжа Касым с его интригами (то есть предполагается, что он всё-таки где-то есть, но разглядеть его — по крайней мере, в киноверсии — невозможно): всё вертится вокруг столкновений с джунгарами.

Кадры из фильма с сайта film.ru

Но и с избранными, коих действительно у Зайцева оказалось мало, обошлись довольно жестоко. Ссыльного малоросса Григория Новицкого можно опознать лишь по тому, что невзрачный вояка незадолго до того, как навсегда покинуть экран, вдруг начинает обращаться к женщине на украинский лад — «пани». Шведка Бригитта Шерзенфельд — реальная личность, между прочим — стала немкой, невесть как оказавшейся с мужем в русском плену. Очевидно, сделано это для того, чтобы играющая её латышка Агата Муцениеце могла без лишних объяснений общаться с Андреем Бурковским, исполняющим роль её возлюбленного — шведа Йохана Рената, на ломаном русском. Ведь Ренат по сценарию немецким не владеет. Наверное, это действительно проще, чем заставлять актёров учить труднопроизносимые реплики на шведском, да ещё потом заморачиваться с закадровым переводом или субтитрами, но от этой усреднённой имитации европейского акцента уровня «моя твоя не понимать» хочется на стенку лезть.

О том, во что превратился Пётр I у Дмитрия Дюжева, не без ехидства говорят даже те, кто робко пытается картину похвалить. Стараясь передать экстравагантность энергичного царя, актер в основном пучит глаза, орёт и обдает смущённо отводящих взгляд подданных конским ржанием. А в особо эмоциональные моменты «даёт Высоцкого», окончательно оборачивая сцены в Петербурге диким фарсом. При этом у Петра, занимающего в ленте в процентном соотношении несравнимо больше времени, чем ему уделено в книжной дилогии, появляется особая миссия — патриотическая. Заключена она в финальном пафосном спиче Императора Всероссийского, увы, насквозь пронизанном фальшью. Как и вообще Пётр Дюжева. Как и весь «Тобол» Зайцева целиком.

Губернатор Гагарин из противоречивой личности деградировал до тривиального дельца, не вовремя полезшего на рожон и в конце концов предсказуемо доигравшегося. Его непростые отношения с архитектором Ремезовым сведены до простой бытовой неприязни.
Но кому особенно не повезло, так это самому Ремезову. И то, что его сыграл очень симпатичный и, как видится, вполне подходящий на эту роль Дмитрий Назаров, этого исправить не может: великого русского картографа и летописца в фильме как такового нет. Есть только ворчащий стареющий бука, болезненно переживающий отдаление своих пубертатных отпрысков. Центральная, пожалуй, фигура романа Иванова оказывается где-то на периферии, а весь вложенный в неё смысл формулируется в лаконичном титре в самом финале: был он, мол, великим архитектором и вообще, кстати, много пользы Отечеству принёс. Хороший он, словом, мужик. Жаль, что понять это из фильма никак нельзя.

Выдрав из многослойного романа пару сюжетных линий — любовных, разумеется — и отполировав их до мыльного блеска, авторы «Тобола» провели безжалостную лоботомию оказавшимся их стараниями в центре повествования героям, лишив их глубины и цельности. Так что бедолаги неприкаянно бродят по склеенному из неряшливо вырезанных лоскутов сюжету — как будто в поисках утраченной вменяемой мотивации, всё ещё вызывающей у несчастных болванчиков, когда-то бывших яркими героями, фантомные боли. Периодически они неуклюже сталкиваются лбами, в недоумении переглядываются, смешно моргая, — и бредут себе дальше, если в живых остаются. До следующего нелепого столкновения, обусловленного шаблонным сюжетным поворотом.

Не будем особенно придираться к так-себе-графике: «Легенде о Коловрату», скажем, она особо не мешала, и нарисованный (а где и построенный) Тобольск выглядит ничуть не хуже нарисованной Рязани. И даже заниматься сравнением бюджетов и интенсивности раскрутки тоже не будем. К тому же некоторые боевые сцены «Тобола» действительно поставлены неплохо — оставим за скобками снайперские выстрелы из пушек и прочие чудеса на виражах, призванные развлечь зрителя.

Всё это порой и правда способно отвлечь от неизбывного чувства досады за потраченное время, пока где-то на фоне этого мельтешения пришпиленной пиксельной графикой не начинают смутно виднеться очертания широкого ивановского замысла. И для того, чтобы посмотреть поверх предлагаемой сценарием корявенькой и не в меру патетичной мелодрамки, этого, конечно, мало.

С упомянутым выше форматом тут тоже всё непросто — «Тобол» должен стать сериалом, так что нас ждёт некая расширенная телеверсия. По сложившейся у нас диковинной традиции, в преддверии выпуска многосерийки на зрителях проводят своего рода тестирование, выпуская полнометражный вариант в большой прокат. Насколько такая стратегия оправдана с точки зрения коммерции, решать, разумеется, продюсерам, но у зрителей и критиков она давно вызывает серьезные вопросы.

Самое печальное заключается в том, что «Тобол», который в силу хромающей на обе ноги драматургии с треском проваливает все попытки казаться полноценным фильмом, не справляется с другой своей ролью — ролью трейлера (двухчасового трейлера, да) к грядущему сериалу. Потому что разочарование, которое фильм оставляет после просмотра, отбивает всякий интерес и желание следить за развитием амбициозного изначально проекта.

28.02.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Кино и литература›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ