Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Литобзор-октябрь-ноябрь

Обзор литературной периодики

Обзор литературной периодики (вторая половина октября — начало ноября)

Текст: Борис Кутенков
Коллаж: ГодЛитературы.РФ
Борис-Кутенков
Журналы, оставшиеся без «Журнального Зала», не унывают: «Октябрь» размещает бесплатную электронную версию на своём сайте, как и «Знамя», легко найти в Сети и «Урал». Определённая часть литераторов считает, что «упала гора с плеч — незачем поклоняться ложным кумирам и получать свидетельства собственной неудачливости» (из

Чередниченко

Сергей Чередниченко

частного разговора со знакомой, хорошим поэтом), а кто-то, как Сергей Чередниченко в рубрике «Лёгкая кавалерия» «Новой Юности», отмечает плюсы «нового восприятия»: «…в октябре 2018 года я вновь испытал потрясение, когда стал читать свежие публикации на персональных журнальных сайтах, а отчасти и на бумаге. (“Новый мир” и “Иностранка” читались не в ЖЗ и раньше.) И это дало возможность вновь увидеть лицо (обложки и макет изданий, дизайн и фишки сайтов), а через него – отчётливее разглядеть и индивидуальный облик каждого журнала». (Правда, на моё предложение индивидуализировать «облики» — развивая сайты и регулярно их обновляя, а не только вывешивая раз в месяц или квартал электронные версии — некоторые ЖЗ-редакторы отрицательно качают головой: «Это шаг в сторону пиара, а не в сторону литературы»). «Кавалерия» в

Валерий Шубинский

Валерий Шубинский

«Новой Юности» (несмотря на уже отмечаемый нами хаотичный формат) получилась на редкость насыщенной: Евгения Коробкова раздраконивает шоу ТНТ «Суперстихи», справедливо рассуждая о падении иерархий, но оценивая тексты участников по ученически-литстудийным критериям и забывая рассмотреть проект в социологическом аспекте. Не чужда социологии Елена Пестерева, обсудившая десять стихотворений современных поэтов с девятиклассниками села Тамбовской области и прокомментировавшая их реакцию (здесь отчётливо хочется цитат и анализа, но уже не в рамках этой рубрики). Валерий Шубинский пишет о поэтической регионалистике по следам «десанта» в Новосибирск, а Евгений Абдуллаев полемически заостряет вопрос о допустимых и недопустимых для биографа ходах.

Юлия Подлубнова

Юлия Подлубнова

Судьба «толстяков» волнует и «Урал», публикующий несколько выступлений из дискуссии «Толстые журналы — 200 лет вместе?». Леонид Быков уверяет, что «писателю с именем – прозаику ли, стихотворцу ли – журнал сегодня не нужен» («писатели с именем» бы поспорили с этим), акцентируя внимание на роли критики: «Белинского сегодня с базара не понесут. И не потому, что базар переименовали в рынок, и не потому, что нету критика с таким замахом, а потому, что нет в нём потребности. Нужда теперь не в неистовом Виссарионе, а в навигаторе и собеседнике. И потому литературных критиков сейчас читают и слушают не более, чем музыкальных или из сферы изобразительных искусств, не говоря уж о кино- и телеобозревателях – таких, как А. Долин или И. Петровская. Не надо комплексовать из-за утраты миллионов читателей: где большие числа, там демократия нулей, а жизнь совершенствуется инициативой единиц…»;

Ивана Нечуй-Левицкого

Иван Нечуй-Левицкий

Юлия Подлубнова исследует роль современных обзоров периодики — и затрагивает в том числе нашу деятельность на «Годе Литературы». Отдельные выступления посвящены отдельным феноменам: журналу «Литературная Грузия», работе публициста и переводчика Ивана Нечуй-Левицкого (1838—1918) и др.

Ирина Сурат публикует два новых исследования — о влиянии пластических искусств на Мандельштама (в октябрьской «Звезде» ): «…Мандельштам слегка раскачивает синтаксис за рамки языковой нормы: «срежь рисунок», как “дым уносит”, – здесь как будто пропущено «унеси», «срежь и унеси», и эта легкая неправильность “утепляет” поэтическую речь,

сурай

Ирина Сурат

придает ей характер спонтанного разговора. В финале взгляд переводится с картины города, с «рисунка» на уносимый дымом листок, похожий на ладонь, — красивый визуальный образ с нотой прощальной грусти; ходули — столбы дыма, убегающего вверх, оставляют ощущение мимолетности увиденного, сказанного, пережитого» — и о теме «парных человеческих свойств» в русской поэзии (в ноябрьском «Новом мире»; в Сети на момент написания обзора доступно только содержание номера ): «Поэты ищут, находят и называют эти пары, исследуют их живительную или разрушительную силу – им дано видеть родство там, где его не видно, соединять то, что для обыденного сознания не очень-то соединимо, в созвучии слов прозревать глубинный смысл. Для разговора об этой теме выбрано несколько стихотворений, в которых такие бинарные соединения закреплены словами прямого родства – сестринства или братства»: в качестве иллюстраций — анализ стихотворений Тютчева, Мандельштама, Цветаевой и Седаковой.

Михаил Павловец

Михаил Павловец

Михаил Павловец, доцент Школы филологии факультета гуманитарных наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», продолжает в 11-м «Новом мире» разговор о недостатках современного гуманитарного образования: «Думаю, проблема именно в том, что до сих пор в центре литературного образования стоит не ученик, а Книга. Именно по отношению к ней выстраиваются отношения долженствования и целеполагания: данная Книга должна быть прочитана, чтобы ты мог считаться образованным человеком, и в этом – цель литературного образования! Раньше это долженствование распространялось исключительно на классику, теперь же, под давлением времени, добавили и текущую словесность, что только раздуло обязательные списки, и без того малоподъёмные для большинства школьников. Любые профессиональные разговоры на тему преодоления кризиса литературного образования, его обновления скатываются к обсуждению двух проблем: как должен измениться список обязательных к прочтению произведений и как проверять результат, под которым понимается знание прочитанного. За этим стоит естественная боязнь учителя-словесника выпустить вожжи из рук: ведь его никто не готовил к работе в условиях максимальной неопределённости…»

Гандлевский

Сергей Гандлевский

Сайт The Insider разместил новое эссе Сергея Гандлевского  к столетнему юбилею Александра Галича — узнаваемая интонация классика о классике полна сдержанной ностальгии, независимости, бегущей общих мест, и доброй иронии -всё, за что мы, собственно, и любим эссеистику Гандлевского: «Непостижимо, как мог баловень и советский барин, по свидетельству очевидцев, уверенно шедший в комиссионках к самому дорогому антиквариату, так проникнуться катастрофой, постигшей миллионы соотечественников, и подняться до простоты и естественности едва ли не фольклорной, как вдох и выдох?! А как сумел бабушкин внучек и барчук Лермонтов сочинить «Казачью колыбельную» или выдумать, будто живого, служаку Максим Максимыча, штабс-капитана без страха и упрека?!»; «Галичу отказывают в лиризме люди, понимающие под лиризмом какое-то особое «лирическое» содержание (любовь, природу и т. п., лишь бы не злобу дня и политику.) Хотя подлинный лиризм свойство интонации, а не тематики…»

Алексея Чипиги

Алексей Чипига

Продолжаются публикации на сайте «Прочтение», недавно открывшем поэтический раздел. Обновление от 9 ноября — стихи Алексея Чипиги  (Таганрог) — преодолевающие «поэтизм» интонации мгновенными взломами синтаксиса, нарастаниями и спадами напряжения, намеренно бедными рифмами. Мелодическая насыщенность этих стихов потрясает:

Спроси у меня,
Что думает чувство,
Что чувствует мысль,
Как отдыхает закат.
У меня нет ответа на эти вопросы.
Просто мне нравится слушать и погибать
Телом позы твоей, телом позы твоей,
Телом розы.

Алексея ЧипигиМаина Каменева

Марина Каменева

«Новая газета» интервьюирует  директора книжного магазина «Москва» Марину Каменеву. О цензуре: «На сайте Министерства юстиции в открытом доступе есть список книг, запрещённых к распространению. Товароведы этим руководствуются, а так чтобы приходили и изымали — не помню. Или чтобы звонили, как было в советское время, и говорили: “Снимите с продажи!” Я лично снимала тогда с полок книги Виктора Некрасова, которые уничтожали, Василия Аксенова…» О роли электронных книг: «Мы первые в мире, еще в 2009 году, в розничном книжном магазине стали продавать электронные книги и обучать процессу скачивания наших покупателей. Когда я говорила на международных конгрессах своим коллегам, что мы популяризируем электронные книги, они отвечали, что мы сами роем себе могилу. Я парировала, что время не остановишь, и если мой покупатель хочет электронную книгу, то он должен получить её у нас…» О помощи государства: «Мы совершенно частное предприятие. Даже смешно, кому сейчас помогает государство…  Хотя нет, лукавлю! Была грандиозная помощь четыре года назад, когда был объявлен Год Литературы мы впервые провели Книжный фестиваль на Красной площади…»

Артём Скворцов

Артём Скворцов

В «Октябре» — две значимых публикации о разграничении поэзии и прозы и о новейших книгоиздательских форматах и трансформациях книги в цифровую эпоху. Артём Скворцов пишет о «поэтической прозе» Гоголя и Саши Соколова и вновь отвечает на столь же древние, сколь и требующие новейших формулировок вопросы: «Прозаик и поэт различно относятся к своей аудитории, а проза и поэзия по-разному воздействуют на читателя. Неверно идентифицировав объект (поэма это или роман, прозаик или поэт), мы начинаем подходить к нему не с теми ожиданиями, каких он заслуживает, неизбежно видим предмет искаженно или принимаемся критиковать его за отсутствие свойств, которых у него на самом деле и быть не должно. Это похоже на то, как если бы биолог упорно описывал лягушку в качестве мыши и с изумлением, а то и недовольством замечал, что мышь выходит странная: ни шерсти, ни хвоста, ни зубов. Сказанное относится и к столь сложной

Юлия Щербинина

Юлия Щербинина

материи, как поэзия в прозе…» Юлия Щербинина в своих дельных, подробных и удивляющих обилием изученного материала исследованиях продолжает сетовать на видоизменение «эталонных форм»: «…Однако книга – самоподобная и самовозобновляемая фигура, узнаваемая в бесконечной череде трансформаций. Даже самые радикальные попытки изменения ее внешнего облика не выходят за пределы прототипа. Во всем разнообразии родовидовых форм книга всегда подражает самой себе, отсылает к своему первообразу. И, пожалуй, главная проблема настоящего времени – не снижение читательского интереса и не узурпация содержания формой, а посягательство на самоподобие книги – ее распредмечивание, развоплощение. Настойчивое стремление изменить и улучшить то, что давным-давно уже обрело эталонную форму…»

Владимир Сорокин

Владимир Сорокин

Ряд изданий посвятили материалы 200-летнему юбилею Тургенева. На «Горьком» о писателе говорят филологи и литераторы. Владимир Сорокин: «Именно он, а не Пушкин, Лермонтов и Гоголь, создал полноценный, роскошный язык русской прозы, которая стала мировым брендом. Его проза задышала полноценно. Он визуализировал язык описания, сделав читателя зрителем, наполнил прозу тонкими запахами, далекими звуками. Скольжение вечерней тени по полю, тончайшие нюансы залитого солнцем или ночного леса, фигуры и лица людей, движущихся в пространстве, изумительное описание щеголей, крестьян, самоотверженных женщин, революционеров, бессмысленно резонерствующих молодых людей, рыхлых и глупых помещиков,

Эдуард Лукоянов

Эдуард Лукоянов

улыбающихся собак…» Эдуард Лукоянов: «Почему мы так мало читаем Тургенева? Мне кажется, дело в том, что нас и в школе, и после приучают ценить в русских писателях их наплевательское отношение к русскому языку и стилю. Если уж берется русский человек за роман, то он должен быть непомерно тучным и неряшливым. Вспомните, сколько раз учителя литературы с придыханием рассказывали, что Лев Николаевич Толстой при редактуре специально калечил и переворачивал слишком гладкие фразы. Тургенев совсем не такой, он писатель абсолютно европейский, писатель стиля…»

Textura посвящает опрос другому классику — Достоевскому: Сергей Оробий

Сергей Оробий

Сергей Оробий

расспросил писателей о проекте Вячеслава Курицына и Юлии Беломлинской, законспектировавших «Братьев Карамазовых», и о том, как чувствуют себя идеи Достоевского в XXI веке. Дмитрий Быков: «Что касается переписывания классики: классика принадлежит всем и потому беззащитна, с ней можно делать что угодно, хоть осовременивать, хоть конспектировать, хоть адаптировать для детского чтения. При этом ничего ей не сделается. Не думаю, что «Братьев Карамазовых» можно усовершенствовать: значительную часть очарования Достоевского, которое на многих действует, составляет именно его очевидное, кричащее несовершенство. Композиционная несбалансированность. Пластическая слабость – однообразие пейзажей, скажем, и повторяемость портретов, – при интеллектуальной и эмоциональной остроте…»

Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

Казахское издание Manshuq интервьюирует поэта и культуртрегера, руководителя семинара поэзии в Открытой литературной школе Алматы Павла Банникова. Получился откровенный разговор о поэзии как духовной практике, спасающей человечество от самоуничтожения, о неактуальности «позы глашатая»: «Из какой-то другой позиции нужно говорить, которая не ставит говорящего на какой-то пьедестал. Вообще говорить с пьедестала противно и мерзко. Говорить нужно с человеком. Поэзия – это всегда диалог. Как молитва, понимаешь? Если молитва – это диалог с богом, то поэзия – это диалог с читателем. Ну, и с богом, если повезёт…» О ситуации в казахстанской поэзии и самых ярких именах: «Общая черта – направленность вовне. Незацикленность на одной национальной литературе, восприятие себя в контексте поэзии в мире вообще. Это очень неприятное восприятие – поэзия разная, и иногда на фоне кажешься себе ничтожеством. Но это полезно – не даёшь себе застыть в рамках одной культуры, языка, эстетики. Это общее у всех проявляется по-разному…»; «Ардак

Павла Банникова

Павел Банников

Нургазы. Безумно интересный автор, с которым, наверное, и будет связано будущее казахской поэзии. Ардак родился в Китае, там же окончил университет, вернулся в Казахстан. Выпускал долгое время самостоятельно (в одиночку) – героический человек вообще – газету «Шетел әдебиеті», где сам переводил на казахский язык американских и английских модернистов в диапазоне от Эзры Паунда и Роберта Фроста до Томаса Элиота. Потрясающей работоспособности человек и потрясающий автор. Это, наверное, то настоящее, что есть сейчас в казахской поэзии…»

15.11.2018

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Литературный обзор›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ