Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Анна-Матвеева-в-кулинарном-конкурсе-Есть_интервью

Силы ЕСТЬ!

Председателем жюри нового литературного конкурса гастрономического рассказа стала Анна Матвеева, по счастливому совпадению — автор одноимённого романа «Есть!»

Интервью: Ольга Кошкина
Фото: Михаил Синицын

Мы поговорили с писательницей не только о литературной кухне, но и о том, какое место в ее обычной жизни занимает еда и всё, что с ней связано.

Анна, ваш роман «Есть!» рассказывает о соперничестве двух телеведущих, одержимых поиском новых кулинарных рецептов. Почему вас увлёк подобный сюжет?
Анна Матвеева: В литературном мире, как мне кажется, периодически возникает спонтанная мода на некоторые темы — конечно же, их никто официально не объявляет, просто вдруг совершенно разные авторы практически одновременно начинают писать, к примеру, о религиозных сектах. Или — об изобразительном искусстве. О русской революции. О 1990-х. Или (тренд сегодняшнего дня) — о дневниках. Идеи действительно носятся в воздухе… Я хорошо чувствую новые веяния, но не всегда успеваю на них откликнуться — работаю медленно, подаю на стол первое блюдо, когда все уже доедают десерт. Лет десять назад кулинарная тема была на самом пике, вот и я решила рассказать историю двух амбициозных «королев кухни». В тот момент мне это было очень интересно! К сожалению, работа заняла куда больше времени, чем я предполагала вначале, и роман вышел уже после того, как интерес к кулинарии (общий и мой собственный) несколько угас. Тем не менее, у этой книги немало поклонников, которые даже умудряются по ней готовить — хотя собственно рецептов в чистом виде там всё-таки нет. В прошлом году вышло второе издание «Есть!» в Редакции Елены Шубиной, в новой авторской редакции.

Так всё-таки о чём эта книга в первую очередь? О еде?
Анна Матвеева: Ну еды там хватает, читать на ночь категорически не рекомендуется! И всё-таки, прежде всего эта история — о призвании и о тоске по этому призванию, а ещё — об умении прощать тех, кто вас обидел.

Персонажи романа — и главные, и второстепенные — наперебой готовят вкуснейшие блюда. А вы сами хороший кулинар?
Анна Матвеева: Я скорее любитель, многие мои знакомые готовят значительно лучше, но я тоже кое-что умею. Мой конёк — простые в исполнении блюда, на приготовление которых уходит не больше часа. Когда я писала роман «Есть!», то честно готовила практически все описываемые там блюда — за исключением чипсов из куриной кожи. Что-то получалось лучше, что-то хуже… Случались и явные фиаско — мои взрослые дети до сих пор с содроганием вспоминают картофельное пюре «Фиалка», которым я пыталась их накормить. Но вообще, семье нравился тот период кулинарных экспериментов —


за три года работы над романом я приготовила множество разных блюд, и кое-какие рецепты получили официальную прописку в нашем семейном меню:


фасолевый суп, паннакотта, крученый шашлык из индейки, салат «Южный Крест» из папайи с авокадо и мятой и так далее… Я, кстати сказать, больше люблю готовить десерты, чем основные блюда, хотя сама сладкого практически не ем. И вообще, мои пристрастия в еде невероятно скучны — могу изо дня в день есть одно и то же, особенно если по кухне дежурила моя мама, недосягаемый гастрономический идеал. Второй кулинарный гений в моей жизни — племянница Ксения, у нас с ней совсем небольшая разница в возрасте, и так получилось, что именно у Ксюши я училась азам кухонного творчества.

Вы соблюдаете режим питания?
Анна Матвеева: Это не режим в строгом виде, скорее привычка, заложенная в далёкие годы юности. Я всегда готовлю себе очень обильный завтрак (когда это происходит в ресторане отеля, другие постояльцы на меня смотрят с ужасом), зато в течение дня ем очень мало, а вечером мне достаточно кефира и яблока. Вот яблоки, кстати, очень люблю! Но только свежие и нелипкие. Найти такие в наше время — целая история.

Какую из мировых кухонь вы считаете самой лучшей?
Анна Матвеева: Бельгийскую. Хотя отдельные любимые блюда у меня есть в каждой национальной кухне — люблю утку по-пекински (вообще люблю утку!), бургундских улиток (к сожалению, мне недавно рассказали, как их готовят к убиению — и я теперь не уверена, что люблю улиток по-прежнему), американских жареных устриц, голландскую свежую селёдку, латвийский чесночный хлеб и даже фиш-энд-чипс.

А есть блюда, которые вы не любите и не станете есть ни при каких условиях?
Анна Матвеева: Борщ и чернила каракатицы. Ещё для меня очень важно, кто готовил: если угощает неприятный мне человек (всякое бывает!), качество уходит на второй план, мне не вкусно по определению. И на рынках всегда покупаю фрукты-овощи-грибы только у тех, кто вызывает симпатию, нравится «чисто по-человечески».

Хотелось ли вам когда-нибудь написать книгу рецептов?
Анна Матвеева: И раньше хотелось, и сейчас хочется, тем более, что силы для этого пока ещё есть. Я её вижу не просто сборником рецептов, а циклом историй о людях, которые научили меня готовить то или иное блюдо. Даже иллюстратора для этой книжки уже нашла, теперь ещё бы свободным временем разжиться!

О сходстве литературного и кулинарного творчества размышляет одна из героинь вашего романа, в прошлом — не слишком успешный писатель. Вы тоже думаете, что книгу можно сравнить с жареной уткой?
Анна Матвеева: Отнюдь.


На кухне всё-таки важно строгое следование рецепту, тогда как в литературном творчестве самые лучшие произведения рождаются в том случае, если автор отступает от проверенного предшественниками метода.


Вас, как читателя, не раздражает, когда автор уделяет особое внимание тому, что и как едят его персонажи — даже если это не имеет отношения к сюжету?
Анна Матвеева: Всё, как обычно, зависит от автора! Например, я очень люблю детективы шотландского писателя Иэна Рэнкина, которые многие находят невероятно унылыми. Детектив Джон Ребус, сквозной персонаж книг Рэнкина, проводит довольно много времени в барах Эдинбурга, тому, что и где он пьёт и ест, отдано немало страниц. Так вот, в данном случае и персонажу, и романам это только на пользу — гастрономические и топонимические подробности создают нужную атмосферу, фон действия. Приведу обратный пример, правда, не из литературы, а из кинематографа — когда я давным-давно была с кем-то из своих сыновей, на тот момент маленьких, на премьере фильма «Люди Икс», то получила следующий отзыв:


— Фильм довольно интересный, но меня смущает, почему они за всё это время ни разу не поели?


Поделитесь, пожалуйста, рецептом своего коронного летнего блюда.
Анна Матвеева: Поделюсь. Это пирог с ревенем, который, впрочем, можно готовить и зимой, но тогда вместо ревеня нужно взять кислые яблоки, почистить их и натереть на крупной тёрке.

ВАМ ПОНАДОБИТСЯ:

3 яйца, 1 и 3/4 стакана сахара, ванильный сахар, 200 г размягченного сливочного масла (и еще немного для смазывания формы), разрыхлитель, ревень (5-6 крупных очищенных стеблей), соль на кончике ножа, 2 стакана просеянной муки в/с.

Отделите белки от желтков. Посуду с белками поставьте в холодильник, желтки разотрите с 3/4 стакана сахара и солью, добавьте размягченное масло. Постепенно всыпьте 2 стакана муки с 1 ч.л. разрыхлителя, тщательно перемешайте. Тесто получится довольно густым и липким — это нормально. Третью часть теста уберите в морозилку минут на 10-15, а оставшееся надо выложить в прямоугольную (лучше керамическую) форму, смазанную маслом, плотно прижимая к бортикам. В получившуюся основу покидайте порезанный небольшими кусочками ревень, посыпьте ванильным сахаром. Достаньте белки из холодильника, взбейте их миксером с 1 стаканом сахара в крепкую пену, полейте этой пеной основу с ревенем. Теперь достаньте из морозилки оставшееся тесто, натрите его на крупной тёрке и посыпьте сверху пирог, так чтобы белковая пена едва просвечивала. Разогрейте духовку до 200 градусов, выпекайте примерно 30 минут. Готовому пирогу нужно дать минут двадцать «отдохнуть», прежде чем идти к нему с ножом. Приятного аппетита!

11.07.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Конкурс «Есть!»›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ