Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
кадр из фильма Мери Шели

Монстры в жизни и на экране

В российском прокате — фильм об авторе «Чудовища Франкенштейна» Мэри Шелли

Текст: Анна Ильина/РГ
Фото: rg.ru

Мировая премьера фильма женщины-режиссера из Саудовской Аравии Хайфы Аль-Мансур «Мэри Шелли» состоялась в сентябре 2017 года на Международном кинофестивале в Торонто (TIFF). Принят этот полнометражный дебют, поднимающий актуальную тему о женских правах, в Канаде был хорошо, и вот спустя полгода картина добралась и до России.

Кстати, Хайфа Аль-Мансур приобрела известность еще в 2012 году, когда ее дебютная картина «Ваджда» — полностью снятая в Саудовской Аравии, — получила несколько наград на Венецианском кинофестивале и стала первым в истории фильмом из Саудовской Аравии, номинированным на «Оскар».

Для российского проката название ее новой картины было адаптировано, и — признаем — не самым лучшим образом. «Красавица для чудовища» — под таким названием можно найти картину «Мэри Шелли» в российских афишах, и тут зрителям понадобится напрячь фантазию, чтобы не перепутать с известным произведением «Красавица и чудовище», на что, собственно, и рассчитывают прокатчики. Ибо большую кассу эта костюмная драма, посвященная когда-то хорошо известной английской писательнице начала XIX века, соберет вряд ли.

Для большей прибыли в первую очередь на главную роль в картине была привлечена звезда «Малефисенты», «Рокового искушения», «Неонового демона», «Трамбо» и других фильмов юная Эль Фэннинг. Но тут случилось яркое перерождение. По сути, начинающей актрисе удалось проникнуться образом 18-летней Мэри Шелли настолько, что она сама получила удовольствие и размах для игры гораздо большие, чем в коммерческих блокбастерах. Эль Фэннинг доказала, что может быть в кадре не просто хрупкой фарфоровой «белоснежкой», но человеком со стержнем, принимающим решения, порой не соответствующие ее юному возрасту.

Как из измученной женской души рождается незабываемый образ монстра — вот основная линия картины «Красавица для чудовища». Талантливой девочке выпала непростая судьба. Она родилась в «продвинутой» семье своего времени. Мать — мать Мэри Уолстонкрафт Годвин была борцом за права женщин, но рано умерла.

Не в силах совладать с непростым ребенком, отец и его новая жена отправляют ее подальше от дома набираться ума. И тут случается ее встреча со вторым претендентом на роль «чудовища» в ее жизни — поэтом Перси Бишем Шелли.

Актеру Дугласу Буту (удивительно похожему на нашего Риналя Мухаметова, или наоборот) удалось создать образ талантливого красавца-революционера с лихорадочным блеском в глазах, при виде которого женщины теряли голову. Он был женат, у него был ребенок, но строптивую Мэри это не остановило — она пошла на все, включая разрыв с отцом. Маленькая квартира, бедность, необходимость приютить у себя сводную сестру… Молодости все нипочем. Пока не наступают сложные обстоятельства, которые заставляют девушку быстро взрослеть.

«Отцом» «Чудовища Франкенштейна» как произведения в фильме — как собственно, и было в жизни — невольно становится лорд Байрон. Именно по его предложению молодые люди затеяли игру «страшную историю», что натолкнуло Мэри на идею будущей книги. Байрон — гуляка, повеса, бабник — таким его изобразил актер Том Стерридж. Никакого холодного красавца, изгнанника, «гонимого миром странника», в соответствии со строчкой Пушкина, лорда Байрона тут нет. Есть повеса с неизменной бутылкой в руке.

А еще, разумеется, есть красивые костюмы, изящные пейзажи — всё, за что мы так любим английские сериалы. Так что «Мэри Шелли» не затеряется — даже под псевдонимом.

Оригинал статьи:
«Российская газета» — 10.05.2018

Просмотры: 570
14.05.2018

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ