Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Сокол, овечка и «Роза мира»

Не только котики: настоящий писатель может сделать персонажем увлекательной книги любого зверя

Текст: Александр Чанцев
Обложка с сайта Litres.ru

 

Успех книги Григория Служителя «Дни Савелия», трогательного «жития» дворняжного московского кота, победившего в читательском голосовании премии «Ясная Поляна», недвусмысленно показал: любовь к котикам не ведает преград. Но, впрочем, не только к котикам. Дикие звери могут быть так же притягательны.

 

Муса Мураталиев. Хваткий мой. М.: ЛитРес, 2019. 140 с.

Александр-ЧанцевТак ли много сейчас книг о животных, о дикой природе, как было во времена нашего детства в Советском Союзе? Кроме совсем уж детских или мультяшных креатур, кажется, совсем немного. А вот киргизско-российский писатель-аксакал Муса Мураталиев пишет о животных, точнее, от их лица (не нажимаются клавиши написать «морды»), имени.

«Хваткий мой» — история молодого сокола, «соколика». Покинувшего родное гнездо (вытолкали в первый полет, и тут же стал чужим, самостоятельным), но — попавшего в силки к охотнику, который долго приучал его стать охотничьим соколом.

И здесь не только полная экотичнейшая этничность, но и настоящий мастер-класс по приучению соколов. Как везти только пойманную птицу (за шиворотом, а то испугается на всю жизнь, испортится), как кормить, разговаривать, на какие древнейшие праздники солнцестояния, праздники птиц впервые выносить во двор, пускать на первую охоту.
Это, кстати, на фоне отношений в селе — соседи ревнуют, что мюлюшкер (охотник на птиц) Кончой поймал настоящего тынара (сокола). Их нужно пригласить на ритуальное благодарственное жертвоприношение барана, накормить горячим супом-шурпой, вести правильные беседы, по старшинству обнести водой для омовения рук…

А соколик растет. Страдая в неволе, становится полуголодным, злым хищником-охотником.


По сути, тут история Маугли наоборот.


Сокол-тынар попал в цивилизацию, «получил профессию», почет и прочие человеческие (никому не нужные) атрибуты-привилегии. Но утратил не только свободу, но и себя. Цивилизация разрушила и убила его — в конце птица погибает в поединке не с лисой, а с собакой хозяина. Которую сокол никогда не любил — за раболепную прислуживость.

Но не так просто. Не так, возможно, воспитывает его Кончай. Как говорит ему другой мюлюшкер, «настоящий сокольник ищет дорогу к душе сокола, а ты хочешь, чтобы тынар только повиновался да выполнял желания твои?» И это очень и очень важная идея. Речь тут гораздо больше чем просто о правильной дрессировке. В «Розе мира» Даниила Андреева было о животных сказано радикально сущностное. Не только — конечно! — о человеческом к ним отношении, но и о необходимости бережно и воспитательно поднимать, возносить животных до человеческого уровня, чтобы затем вместе возноситься по лестнице-лествице отнюдь не окончившейся еще эволюции.

Муса Мураталиев этим отчасти и занимается — входя в мир, в душу животного, смотря на мир людей его глазами. Это, возможно, даже явственнее во второй повести книги «Жнивье» — об овечке в отаре. Представим, кстати, такой сюжет в качестве заявки на книгу-бестселлер или экранизацию: овечка спит, лежит, у нее болит зуб, ее из-за старости отбраковывают и везут на бойню. Но у Мураталиева, наоборот, тут оптика, а за ней и язык достигают мощи проникновенности. Овцы видят «длинные утренние сны», мечтают, что будет «можно пожевать сколько угодно по ее аппетиту нежных и разных трав», отдав свою шерсть, «печалятся душой», едут в очень быстром и непонятно шумящем загоне (машине), размышляют над загадкой не осознанной ими еще их старости: «Ведь она кто, если не та, что была всегда?»

И это уже вопрос не только отправленной на убой овечки. Как и то, почему обе повести о животных заканчиваются их убийством.

16.10.2019

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ