САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Русский ритуал на венесуэльской почве

Два стихотворения из книги 30-летнего русского поэта, вышедшей на двух языках в Южной Америке

переводы
переводы

Текст: ГодЛитературы.РФ

Фото с сайта www.elperroylarana.gob.ve и из фейсбука Сергея Климкина

В последний день календарной зимы в московском Музее Серебряного века поэт Денис Безносов (р. 1988) представил свой дебютный сборник «Существо», вышедший в московском издательстве ОГИ и составленный из стихов, набравшихся за семь лет и публиковавшихся в журналах.

Выступая перед неслучайной аудиторией, Денис все-таки сумел ее поразить — прочитав несколько собственных стихотворений на испанском языке. Оказывается, еще в прошлом году в далекой Венесуэле в серии «Поэзия мира» издательства El Perro y La Rana, в которой также вышла поэма Маяковского «Владимир Ильич Ленин» и американская классика - «Антология Спун-ривер» Эдгара Ли Мастерса, у него тоже вышел авторский двуязычный сборник под названием Ritual de la escritura, то есть, как нетрудно догадаться, «Ритуал письма».

По просьбе «Года Литературы» Денис Безносов предоставил два стихотворения из этого сборника, в оригинале и в переводе.

Denis Beznosov

Ritual de la escritura. Fudacion Editorial El Perro y La Rana, 2017. Переводчики: Арнау Бариос, Марко Аурелио Родригес

_________________________________________

ritual de la escritura

pasa por la calle bajo un sol candente

       alguien sin rostro solo

       hacia un banco lleva un cubo de aguafría

se inclina sobre la corteza de asfalto de donde

       se evapora un líquido se sienta

       en el borde    angustiadomira adelante

 

pensativo agotado en el paisaje monótono el foco

       borroso la pupila

       ensartada en los árboles el calor deslumbra

se han secado derritiéndose las ramas torcidas a lo largo

       de los senderos se sienta enfrente

       el ojo taladra    el parque reverberante

 

espera la hora más alta en el termómetro

       saca del bolsillo

       un pincel se inclina para mojarlo

en el agua y roza con él el asfalto candente

       está dibujando algo traza

       con mano tranquila    fragmentos de letras

 

algunos morfemas jeroglíficos o bien

       líneas imitaciones

       de frases parecidas a un habla a un texto

entero crecido con signos de puntuación con un sentido

       cosido según las normas pero

       al rato se vuelve    pálida agua

 

sus enunciados se evaporan y a pesar de esto

       el pincel todavía

       escribe dibujos de sílabas bajo

el sol sin notar las consecuencias escribe en el sitio

       donde ya se ha secado la antigua

       tinta lavando    con agua el asfalto

 

obediente a los gestos dirige el pincel

       la fuerza que a lo largo

       del banco trae una orla empapada

de sentidos pronunciados a través de ininterrumpidas

       líneas de texto y sin embargo

       se irá por la tarde    y detrás de él el habla
  _______________________________________

ритуал письма

проходит по улице под палящее солнце

       некто безликий один

       к скамейке в руке ведро с водой

холодной склоняется к испаряющей влагу

       корке асфальта садясь

       тоскливо на край вперед глядит

 

задумчив и вымучен в монотонном пейзаже

       фокус размытый зрачок

       в деревья продет слепит жара

рассохлись оплавившись вдоль дорожек кривые

       ветки напротив сидит

       и сверлит зрачком упругий парк

 

дождавшись по градусу наивысшего часа

       кисть из кармана достав

       склонился в воде смочив ее

к асфальту каленому прикасается кистью

       что-то рисуя чертя

       спокойной рукой фрагменты букв

 

морфемы какие-то иероглифы или

       строки подобия фраз

       похожих на речь на цельный текст

сращенный со знаками препинания смыслом

       сшитый по правилам но

       тот час же вода бледнеет и

 

его изречения испаряются впрочем

       кисть продолжает писать

       рисунки слогов под солнцем не

заметив последствие продолжает на месте

       высохли прежние где

       чернила водой асфальт омыв

 

послушен в движениях управляющий кистью

   силой которая вдоль

   скамейки ведет сырую вязь

рекомых сквозь линии непрерывные текста

   смыслов однако уже

   под вечер уйдет и речь за ним
       
_________________________________________

cada mañana

surgen allí altas chimeneas de cemento

       se condensa en el frío el humo derramado

metiendo la cara en lo redondo que cuelga de arriba

       agarrándose con la boca a elásticas telas bajo techo

sus bases penetran escondidas en el asfalto como raíces

       los edificios allí pesados respiran exhaustos

lengua alzada humo agitado silenciosas señales

       del aire se ven hinchadas sobre la ciudad

por allí abajo hay entradas íntimas pasajes

       empapados suburbios caminos están también

los que no acaban de despertarse o aquellos que

       ya no pueden verse despertando de verdad

se esconden sin boca en muchedumbres absortas

       a su lado nadan soñolientos roncos mecanismos

allí es preciso ir cada día para más tarde buscar

       el camino de vuelta hacia acá después por la tarde
  ________________________________________

каждое утро

исходят там высокие бетонные трубы

       сгустившимся на холоде расплесканным дымом

уткнув лицо в округлое нависшее сверху

       вцепившись ртом в упругие по-над кровлей ткани

подножья их корнями вниз в асфальт укрыты

       тяжелые там здания согбенно дышат

задрав язык колебля дым бесшумные знаки

       из воздуха над городом распухшие видно

там есть внизу укромные подъезды проходы

       промозглые окраины дороги есть и те кто

живут недопробудившись или те кто больше

       не могут пробуждение свое наяву видеть

скрываются безротые в задумчивых толпах

       вдоль них плывут дремотные хрипя механизмы

туда идти приходится каждый день а после

       обратный путь сюда искать потом под вечер