Наш сайт обновляется. Мы запустили полностью новый сайт и сейчас ведется его отладка. Приносим свои извинения за неудобства и уверяем, что все материалы будут сохранены.
САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Чуковский, Гайдар, Драгунский и другие дети в книге

Когда твой родитель знаменитый писатель — это не только приятно, но и может оказаться чревато непредсказуемыми последствиями

Текст: Аглая Топорова

Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Аглая-Топорова

О детстве и детях написано множество книг. Редкий писатель, особенно достигший настоящего успеха, не пишет об этапах своего взросления. Тем не менее литературных произведений, написанных писателями о собственных детях, на самом деле очень мало. Существуют книжки, посвящённые детям, книжки, где под видом удалого сорванца автор рассказывает о самом себе; знаменитые и захватывающие истории, родившиеся из традиционной вечерней сказки. Считается, например, что Д.Р.Р. Толкиен таким образом сочинил «Хоббита». Есть и писатели, которых прославила единственная книга о собственном детстве, — Александра Бруштейн написала множество пьес и воспоминаний, но в читательском сознании она осталась как автор блестящей книги о детстве «Дорога уходит в даль».

Эрнест Хемингуэй с сыновьями

Родные дети часто упоминаются и в произведениях писателей для взрослых, особенно мемуарного характера. «В празднике, который всегда с тобой» Эрнест Хемингуэй с нежностью рассказывает о том, что первым настоящим воспитателем его сына Бамби был кот по имен Ф. Кис. Правда это или фантазия стареющего нобелевского лаурета, неважно — ведь звучит это трогательно и убедительно.

Дочка Катя постоянно появляется в рассказах и повестях Сергея Довлатова, как фоновый персонаж, призванный подчеркнуть душевное смятение автора.

сергей довлатов с дочерью катей

Бывают и курьезные истории о том, как, сам того не желая, писатель делает своего сына по-настоящему культовым героем. Сочиняя первую в СССР историю о подростково-молодежном волонтерстве, Аркадий Гайдар хотел назвать основателя и командира отряда помощи семьям военных Володей Дунканом, которого близкие товарищи зовут исключительно по фамилии, а сама повесть должна была называться «Дункан и его команда». Однако весной 1940 года, во время работы над фильмом по еще не дописанной повести, именование «Дункан» было отвергнуто. В Комитете по кинематографии выразили недоумение: "Хороший советский мальчик. Пионер. Придумал такую полезную игру и вдруг - "Дункан". Мы посоветовались тут с товарищами - имя вам нужно поменять"

гайдар с сыном володей

«Тимуровцы» помогали больным, престарелым, боролись за лучшие показатели в сборе макулатуры и металлолома и в общем-то принесли много пользы окружающим, но вот к реальному Тимуру Аркадьевичу Гайдару не имели никакого отношения.

Главный советский детский поэт Корней Чуковский сделал свою младшую дочку Марию (Муру) героиней множества своих стихов. Образ обаятельной, любознательной и не по годам развитой девочки навсегда очаровал не одно поколение читателей:

Дали Мурочке тетрадь,

Стала Мура рисовать.

«Это — елочка мохнатая.

Это — козочка рогатая.

Это - дядя с бородой.

Корней Чуковский с дочкой мурой

Это — дом с трубой.

Ну а это что такое,

Непонятное, чудное,

С десятью ногами,

С десятью рогами?»

Это Бяка-Закаляка

Кусачая,

Я сама из головы ее выдумала».

«Что ж ты бросила тетрадь,

Перестала рисовать?»

Я ее боюсь!

Счастливое детство Муры Чуковской было прервано тяжелой неизлечимой болезнью: в 1929 году у девятилетней Муры диагностировали костный туберкулез. Прогнозы врачей не оставляли семье особых надежд, тем не менее Корней Иванович и Марья Борисовна Чуковские боролись за жизнь своей младшей дочери всеми доступными тогда способами. Оставив старших детей — Николая и Лидию - в Ленинграде, Чуковские переселились в Крым: в то время единственным способом лечения костного туберкулеза считалась перемена климата.

Бесконечные санатории, процедуры, операции, врачи — последние полтора года жизни Муры были полны боли и страдания. Ей удалили оба глаза, она не могла ходить, но, по воспоминаниям близких, верила в то, что выздоровеет, и продолжала интересоваться чтением. «Июнь. Я читал ей "Тружеников моря" — и через 5 дней, перечитывая ту же страницу, пропустил одну третьестепенную фразу. Она заметила: а где же: "он искоса поглядел на него?"», — пишет Корней Чуковский о последних неделях жизни дочери. — «В течение суток у нее есть один час, когда она хоть немного похожа на прежнюю Муру, — и тогда с ней можно разговаривать. Остальное время — это полутруп, которому больно дышать, больно двигаться, больно жить».

Мария Чуковская умерла 11 ноября 1931 года, но навсегда осталась в нашей памяти солнечной девочкой, ждущей новые ботиночки от «Чудо-дерева». Удивительно, но после смерти любимой дочери Корней Чуковский не только не оставил занятий детской литературой, но и увлекся детской психологией и развитием детской речи, своеобразным памятником Муре Чуковской стала теперь уже классическая книга Корнея Чуковского «От двух до пяти».

Алан Милн с сыном Робином

Судьба самого знаменитого литературного ребёнка, ровесника Муры, Кристофера Робина Милна, сложилась не так трагично, как Мурина, но и не так счастливо, как можно подумать. Став прототипом одного из самых известных сказочных персонажей, Кристофера Робина, из созданного его отцом Аланом Александром Милном «Винни-Пуха», К.Р. Милн всю жизнь прожил заложником своей нечаянной литературной известности и не мог простить этого ни отцу, ни матери.

В детстве его дразнили одноклассники, к тому же застенчивому, по собственным воспоминаниям, ребенку приходилось регулярно встречаться с журналистами, стремившимися запечатлеть счастливую жизнь семьи Милнов. А жизнь эта вовсе не была счастливой. Мать Кристофера Робина изменяла отцу, потому что считала его литературным неудачником: ей хотелось быть женой преуспевающего драматурга и писателя, а не автора книжки о медвежонке, поросенке и ослике, пусть даже и всемирно знаменитой. Надо сказать, что Алан Александр Милн тоже не был доволен тем, что в глазах критиков и издателей навсегда превратился в автора «Винни-Пуха», а его произведения для взрослых уже никто не воспримал всерьез.

И все-таки Алану Александру Милну было гораздо проще, чем его сыну, который тоже хотел стать писателем. Издатели даже не стали рассматривать роман Кристофера Робина Милна, а потребовали от него мемуаров об отце. Кристофер Робин написал эти воспоминания аж в трех томах, но они не принесли ему ни особенных денег, ни удовлетворения. Наоборот, достаточно жесткая и злая книга о семье и жизни создателя Винни-Пуха привлекла к Кристоферу Робину новую волну недоброжелательного интереса. Кристофер Робин Милн умер в 1996 году, в последние годы жизни он страдал от тяжелой болезни. В 2002 году вдова Кристофера Робина Лесли Милн учредила фонд имени их дочери Клэр (фонд Клэр Милн), куда поступает часть денег, полученных за использования образа Винни-Пуха, а средства фонда направляются на помощь детям, больным церебральным параличом.

Виктор Драгунский с сыном Денисом 1961г

Куда удачнее сложилась жизнь и Дениса Драгунского — прототипа Дениса Кораблева, героя «Денискиных рассказов» Виктора Драгунского, хрестоматийной советской книжки о детстве настоящего пионера и школьника. Каждый из «Денискиных рассказов» устроен по простой дидактической схеме: Дениска соврешает какой-то неправильный, впрочем, вовсе не криминальный поступок, а потом приходит мудрый отец и разъясняет непутевому сыну, в чем тот неправ, да и устройство мира в целом. Дениска сначала обижается, а потом понимает всю отцовскую правоту. Предполагается, что вместе с Дениской правилами хорошего поведения и грамотного миропонимания проникаются и юные читатели. Нужно отметить, что в отличие от многих любимых советскими детьми, но совершенно непонятных современным детям произведений детской литературы, «Денискины рассказы» сохранили некоторую актуальность и воспринимаются дошкольниками и младшими школьниками, по крайней мере, без отвращения. Простые истины вроде «тайное становится явным» всегда в цене.

А быстрораскаивающийся хулиганчик Дениска Кораблев стал вполне преуспевающим писателем и даже политологом Денисом Драгунским. Редкое социальное или политическое событие не вызывает у него желания высказаться. Впрочем, делает он это с присущими Дениске Кораблеву интеллекутальной ленцой и пафосом, и очень хочется, чтобы пришел мудрый папа и поставил завравшегося или, если угодно, замечтавшегося Дениску на место, в очередной раз объяснив ему, как устроен мир и каких глупостей не стоит говорить ни при каких обстоятельствах.

роман сенчин с дочкой

Русская литература 2010-х тоже обогатилась произведением, главной героиней которого является дочка автора, — это «Чего вы хотите?» Романа Сенчина. От лица старшей школьницы Даши, в которой безошибочно угадывается его дочь, Роман Сенчин рассказывает о быте и настроениях своей семьи в трудный для совестливого русского интеллигента период «болотных протестов». Глубоко проникнув во внутренний мир своей героини-дочери, автор приходит к печальному для него, но закономерному выводу: появление прыщей всегда будет интересовать и волновать подростка больше, чем войны, революции и родительские амбиции. И на самом деле это хорошо, потому что каждым переживаниям свое время. А дочери Романа Сенчина хочется пожелать избавления от тинейджерских проблем и долгой счастливой жизни.

* (Б. С. Камов. "Обыкновенная биография: Аркадий Гайдар")