САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Я читаю. Знаток клуба «Что? Где? Когда?» Михаил Скипский

О своих литературных предпочтениях нам рассказал игрок клуба «Что? Где? Когда?», двукратный обладатель «Хрустальной совы», педагог Михаил Скипский

Интервью со знатоком клуба «Что? Где? Когда?» Михаилом Скипским
Интервью со знатоком клуба «Что? Где? Когда?» Михаилом Скипским

Интервью: Екатерина Зайцева

Фото: инстаграм Михаила Скипского

Екатерина-Зайцева

Что вам сейчас интереснее: художественная литература или нон-фикшн? И почему? 

Михаил Скипский: Я всегда больше любил художественную литературу или мемуары. Книги «нон-фикшн» для меня сродни школьным учебникам — там много информации, они поддерживают эрудицию. Но не заглядывают вглубь вещей. Только художественная литература может научить тебя быть среди людей.

Ваша любимая книга? 

Михаил Скипский: «Бродяги дхармы» Джека Керуака.

Какая книга произвела на вас самое сильное впечатление в детстве (хорошее и плохое)?

Михаил Скипский: «Три мушкетера» - ее я перечитывал к сорока годам раз двадцать. Конечно, советский фильм сыграл важную роль: актеры в образах — как влитые. Сперва ты читаешь, чтоб познакомиться с основой фильма, потом оказывается, что в книге больше приключений. Потом — что твои типажи героев отличаются от персонажей Юнгвальд-Хилькевича. Потом — что «плохие» - не плохие, а «хорошие» - не такие уж и хорошие… И так, в сравнении, можно много перечитывать одно и то же, сравнивать персонажей «Трех мушкетеров» с продолжениями типа «Виконт де Бражелон», возвращаться в первую книгу… Потом попадается книга «Клуб Дюма, или Тень Ришелье» Переса-Реверте, и, чтоб с ней нормально взаимодействовать, ты снова перечитываешь Дюма...

Есть ли у вас нелюбимый, «вредный» писатель? И почему он такой?

Михаил Скипский: Есть масса бульварной литературы и людей - «коммерческих проектов», считающих себя писателями. Когда я гляжу на полки с ними, мне всегда жалко древесину.

Какую книгу прочитать надо всем?

Михаил Скипский: Я б предпочел не выделять одну. Тут сотни книг должны быть — от Библии и Корана до «Капитала» и от мифов Древней Греции до «Generation П». Из «малоизвестных» - я всем рекомендую «Толстую тетрадь» Аготы Кристоф.

Каких книг не хватает в школьной программе, а какие лишние?

Михаил Скипский: Никакие не лишние.


Художественные книги, прожившие больше одного поколения, уже не лишние.


Я бы хотел видеть больше иностранной литературы в школьных списках, всяческие базовые для понимания цивилизаций книги типа «Рамаяны» или «Илиады», больше Шаламова и Солженицына (Шолохова и Серафимовича там и так хватает) для понимания советской цивилизации. Но в школе все настолько зависит от учителя, к счастью, по-прежнему, а не от Министерства образования, что советов давать не нужно.

Как педагог, какие книги вы можете порекомендовать для прочтения подросткам?

Михаил Скипский: Любые, остающиеся актуальными спустя поколение. Лучше художественные - там больше ответов на вопросы, чем в других источниках. Чтение, создание эфемерных образов, оно само по себе облагораживает; любой внятный художественный текст заставляет быть Человеком.


Хотя, когда я был подростком, то каждая пластинка «Битлз» давала нам больше, чем школа за год.


У меня музыкальная часть культуры была приоритетней литературной.

Какую книгу хотелось бы сейчас перечитать, но не получается по разным причинам (и каким)?

Михаил Скипский: Нету таких книг. Я далек от условностей: хочется — беру и читаю, пусть это будет хоть самый наивный Ричард Бах, хоть мемуары спартаковца Рината Дасаева.

Насколько вы «плохой» читатель и в чем это выражается?

Михаил Скипский: Я просто мало читаю. Я аккуратен с книгами, я их аккуратно содержу и читаю обычно бумажные копии без карандаша. Но мало.

Следите ли вы за литературными премиями?

Михаил Скипский: Да, Букеровская или Нобелевская премия для меня — это лучшая реклама автору. С отечественными писателями проще — есть у кого спросить. А масса иностранной литературы, конечно, проходит мимо, надо ловить хотя б «больших рыбин».

Насколько для вас важен шум вокруг писателя/книги?

Михаил Скипский: Всегда приятно, когда шум вокруг писателя, а не политика или телезвезды.

«Великая книга», которая прошла мимо вас, это…

Михаил Скипский: «Анна Каренина».

Есть ли книги, которые помогли вам на «Что? Где? Когда?»? Какие?

Михаил Скипский: Конечно. Никакой специальной истории про то, что я вот только вчера прочитал книгу «Строение черепов динозавров» и мне задали вопрос про череп динозавра, у меня нет.


Но игра всегда требует и эрудиции, и образов. И то и другое берется от чтения.


Моя мама говорит мне регулярно: «Тебе стыдно чего-то не знать, ты же учитель!» Школа, конечно, работает совсем по-другому: иногда, наоборот, сказать ученику: «Я не знаю ответа, но знаю, где посмотреть или знаю, у кого спросить» — это куда более педагогично. А в игре иначе: в прямом эфире мне и вправду стыдно, когда я чего-то не знаю или не могу придумать.

Вы учитель географии. Читали ли вы книгу Алексея Иванова «Географ глобус пропил» и как к ней относитесь?

Михаил Скипский: Читал. Дважды. Потом на премьерный показ пошел в кино. Это великолепный писатель и блестящий роман. По теме могу предложить еще перечитать «Школу для дураков» Саши Соколова: там тоже главный герой — учитель географии «не от мира сего». А оказывается, что он нормальнее всех «нормальных» героев.