САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Книги о Холокосте: что о них знают в России и Израиле?

Владимир Путин принял участие в мероприятиях, посвященных Дню памяти жертв Холокоста — а мы в связи с этим интересуемся, что знает и читает об этой трагедии современная молодежь

Книги-о-Холокосте-Путин-на-открытие-памятника-жертвам-в-Израиле
Книги-о-Холокосте-Путин-на-открытие-памятника-жертвам-в-Израиле

Текст: ГодЛитературы.РФ

Фото: ru.wikipedia.org/Мемориал Яд ва-Шем, израильский национальный мемориал Холокоста

Как сообщает официальный сайт Кремля, 23 января глава Российского государства с рабочим визитом посетил Израиль; там он поучаствовал в памятных мероприятиях, приуроченных к 75-летию освобождения Красной армией концлагеря Освенцим и Дню памяти жертв Холокоста. Также президент России принял участие в церемонии открытия в Иерусалиме памятника, посвященного подвигу жителей блокадного Ленинграда - годовщина освобождения которого тоже совсем скоро.

В связи с чем мы решили провести экспресс-опрос среди молодых (до 35 лет) россиян и русскоязычных израильтян, чтобы выяснить, что они знают и читают о Холокосте прямо сейчас — когда от тех жутких событий их отделяют не только три четверти века, но и три-четыре поколения. Вот какие книги нам назвали:

Книги о Холокосте Путин на открытие памятника жертвам в Израиле

«Даниэль Штайн, переводчик» Людмилы Улицкой

Бестселлер, получивший премию «Большая книга» за 2007 год. Основан на реальной истории Освальда Руфайзена.

"Книжный вор" Маркуса Зусака  

Фэнтези австралийца Маркуса Зузака, «литературного феномена» тоже основано на трагической реальности - известной ему по рассказам родителей, эмигрантов из немецкоязычной Европы, переживших Вторую мировую войну.

"Человек в поисках смысла" Виктора Франкла

Психиатр Виктор Эмиль Франкл провел в Дахау и Освенциме три года - с 1942 по 1945-й. И не просто выжил, но и обобщил свой страшный опыт в книге "Сказать жизни «Да»: психолог в концлагере". Легшей в основу его собственного метода помощи людям, потерявшим смысл жизни, известного как логотерапия.

«Бабий Яр» Анатолия Кузнецова

Анатолий Кузнецов, уроженец Киева, в 1941 году вместе со своей матерью, дедом и бабушкой, не успел эвакуироваться из родного города. Двух лет, проведенных подростком под немецкой оккупацией, оказалось достаточно для создания шокирующего документального романа. Сам Кузнецов впоследствии стал невозвращенцем, одним из первых проверившим на практике утверждение "с Темзы выдачи нет" - и умер в 49 лет от второго сердечного приступа.

«Свои. Путешествие с врагом» Руты Ванагайте

Книга литовской писательницы и журналистки Руты Ванагайте вышла в 2016 году, в год 75-летия трагических событий 1941 года. В книге приведены документы того времени, показания людей, участвовавших в расстрелах. Ванагайте с известным охотником за нацистами Эфраимом Зуроффом (выступившим ее соавтором) общается с оставшимися в живых очевидцами тех событий. Книга, мягко говоря, была встречена в Литве без энтузиазма.

Книги о Холокосте Путин на открытие памятника жертвам в Израиле

«Ночь» Эли Визеля

Одна из самых первых и потому самых известных автобиографических книг о Холокосте - чуть ли не благодаря которой это слово (holocaust, из древнегреческого ὁλοκαύστος — «всесожжение») закрепилось в европейских языках. Эли Визель посвятил жизнь тому, чтобы Холокост не был замолчан, и получил за это Нобелевскую премию мира в 1986 году.

«Татуировщик из Освенцима» Хезер Моррис

Новейший (2018) роман британской сценаристки, выросший из реальной биографии маленького человека - Людвига (Лале) Соколова, наносившего в Освенциме те самые печально знаменитые номера на тела заключенных.

«Танцующая в Аушвице» Паула Гласера 

Еще одна относительно новая книга, автор которой - голландец, восстановил по письмам и прочим документам необычную жизнь своей родной тети, осевшей в Швеции.

«Черная книга» Ильи Эренбурга, Василия Гроссмана, Маргариты Алигер

Книга, подготовленная известными советскими писателями и журналистами под редакцией Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга, должна была выйти еще в 1947 году. По замыслу Эренбурга, в сборник должны были войти "рассказы спасшихся евреев, свидетелей зверств, немецкие приказы, дневники и показания палачей, записки и дневники укрывшихся. Не акты, не протоколы, а живые рассказы должны показать глубину трагедии". Но настали времена "борьбы с космополитизмом" - и выход книги стал невозможен. А снова возможным - лишь через 70 лет, в 2015 году. Сегодня "Черная книга" известна во всем мире как одно из самых масштабных расследований фашистских преступлений.

«Бабий Яр» Евгения Евтушенко 

Над Бабьим Яром памятников нет.

Крутой обрыв, как грубое надгробье.

Мне страшно.

       Мне сегодня столько лет,

как самому еврейскому народу.

Это начало большого стихотворения 29-летнего поэта в 1961 году прозвучало очень сильно. И так же сильно звучит до сих пор.

"Тяжелый песок" Анатолия Рыбакова

Семейная сага: история нескольких поколений обычной семьи... в необычных обстоятельствах. В числе которых - Вторая мировая война и, увы, Холокост. В 1978 году роман стал сенсацией: во-первых, в СССР чувствовалась острая нехватка романов не о героях и их подвигах, а об обычных людях. А во-вторых, впервые после героев Бабеля эти обычные люди почти исключительно оказались евреями. В 2006 году сага стала телесериалом.

Дневник Анны Франк

Скромная немецко-еврейская девочка Анна не собиралась быть писательницей (или, во всяком случае, не успела об этом подумать) - но ее "Дневник" стал одним из самых известных и долговечных мировых бестселлеров XX века. Книги имеют свою судьбу. А некоторые судьбы не должны повторяться.