САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Улыбчивый фашист и зловещий снеговик

У Николаса Блейка — автора великолепного детектива «Чудовище должно умереть» (1938) — вышел новый (для русского читателя) сборник

Блейк_рецензия
Блейк_рецензия
Петр-Моисеев

Текст: Петр Моисеев *

Фото: обложка взята с сайта издательства «Рипол-Классик» 

Точнее, новый в нем только первый роман - «Улыбчивый с ножом». Название способно отпугнуть любителя детективов — так и видишь перед собой не предвещающую ничего хорошего (в литературном отношении) фигуру очередного маньяка. Но бояться нечего: название — цитата из Чосера (поэтому по-русски роман должен был бы скорее называться «Льстец с ножом»), и относится она не к маньяку. Впрочем, и детектива в «Улыбчивом» нет — это старый добрый приключенческий роман о разоблачении глубоко законспирированной фашистской организации.


Написана книжка буквально в самый канун Второй мировой, так что без фашистов там никак, но и к событиям еще не начавшейся войны сюжет не привязан.


«Улыбчивый» восхитительно старомоден — государство здесь исключительно надежно, а положительные персонажи — сплошь опора демократии и члены профсоюза. Все просто и понятно: здесь наши, там — замаскированные орки. В общем, все как в «Тридцати девяти ступенях» или в «Иностранном корреспонденте» Не пройдет и тридцати лет, как шпионские романы станут гораздо мрачнее. Но время Ле Карре еще не пришло.

Интересно, что «Улыбчивый с ножом» - своего рода боковое ответвление от его детективного сериала о сыщике-любителе Найджеле Стрейнджуэйсе. Видимо, Блейк хорошо понимал, что обратился к совсем другому, чем обычно, жанру, и после первых глав практически вывел великого сыщика из круга действующих лиц, заставив гоняться за членами организации «Английский флаг» его жену Джорджию. И хорошо сделал: когда один и тот же Фандорин то дедуцирует, то прыгает с крыш а-ля Джеймс Бонд — это неправильно. А Джорджия, в отличие от своего склонного к созерцательности мужа, как раз авантюристка и путешественница: машину на скаку остановит, из горящей избы выберется. Ей и секретные материалы в руки.

Ну а для любителей детектива в этом сборнике припасен уже издававшийся, но не ставший от этого хуже роман «Дело мерзкого снеговика». Снеговик действительно мерзкий, в чем мы убеждаемся уже к концу первой главы. Но постепенно выясняется, что зловещая сцена с тающим снегом, открывающая роман, почти завершает рассказанную в нем историю. А если танцевать от загадки, то книга могла бы называться, например, «Дело безумной кошки». В заснеженном английском поместье хозяева показывают гостям комнату, где якобы склонен появляться призрак. Во время этой демонстрации призрака не видит никто, кроме кошки, - по крайней мере, ведет она себя неадекватно. Понятно, что кошку кто-то чем-то опоил; понятно, что этот кто-то хотел понаблюдать за реакцией одного из присутствующих. Но кто? И в чем смысл такого спектакля? И, разумеется, едва Стрейнджуэйс успевает войти в курс дела, тут же появляется и труп: сестра хозяина дома найдена повешенной; все указывает на самоубийство, но… Не внушающий доверия врач лечил Элизабет Рестэрик от наркомании с помощью гипноза; один из братьев то ли любил ее, то ли ненавидел, другой получает деньги после ее смерти — в общем, все, как полагается. При этом, как мысленно замечает Стрейнджуэйс, «любой в Истерхэм-Мэнор мог убить Бетти, и у каждого был тот или иной мотив. Но ни один из этих мотивов не был по-настоящему веским...» Однако, переходя от завязки к средней части романа, Блейк не оказывается на должной высоте.


Эта самая средняя часть детективного романа вообще представляет собой ловушку для писателей: ее надо так аккуратно заполнить событиями, чтобы читатель не потерял веры ни в писателя, ни в героя.


В «Мерзком снеговике» это может произойти: сюжет не слишком буксует, однако возникает чувство, что Джорджия, и детектив-инспектор Блаунт — лучшие сыщики, чем официальный «великий детектив» Стрейнджуэйс. А ближе к финалу герой (впрочем, не только он) всерьез принимает версию, ошибочность которой видна невооруженным глазом. И если бы разгадка просто опровергала эту ошибочную версию, разочарования было бы не избежать. Но, к счастью, буквально в предпоследней главе Стрейнджуэйс восстает от интеллектуального сна и доказывает свое право на статус «великого сыщика», а в последней главе реабилитируется и сам Блейк — разгадка оказывается гораздо сложнее, чем могло показаться проницательному читателю.


Не поднявшись в этот раз до уровня «Чудовища», Блейк, однако же, выполнил свой долг перед читателем, честнейшим образом его обманув.


* Петр Моисеев — кандидат философских наук, литературовед, специалист по истории и теории детективного жанра