САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

От «Снега» к Библиотеке поэзии

В московской библиотеке им. М.Ю. Лермонтова в начале октября стартует поэтическая мастерская «Снег». Которая, в свою очередь, является частью еще более масштабного проекта

Фото предоставлено Анастасией Явцевой и из Yandex.ru
Фото предоставлено Анастасией Явцевой и из Yandex.ru
В московской библиотеке № 76 им. М.Ю. Лермонтова в начале октября стартует амбициозный проект — поэтическая мастерская «Снег». Который, как выяснилось, является, в свою очередь, частью еще более масштабного проекта — создания Библиотеки поэзии. «Год Литературы» поговорил о «Снеге» с куратором мастерской, сотрудником библиотеки и арт-менеджером Анастасией Явцевой.

Снег

Что это вообще такое — «Снег»?

Анастасия Явцева: «Снег» — это мастерская для молодых поэтов Москвы. От 18, или даже 16, и до 30+. У нас молодость все-таки пока что понятие растяжимое. Формат программы — акселератор. Это значит, что она ограничена во времени и длится всего три месяца. Есть теоретический блок, в котором мы будем рассказывать о теории и истории поэзии, рассмотрим творчество как отечественных, так и зарубежных авторов. Вместе с экспертами и спикерами расскажем, как поэзия может бытовать в современном мире. Отдельным направлением курса станет диджитал-поэзия: поэзия в цифровом пространстве, а также коллаборация поэзии с другими видами искусства. Вторая составляющая программы — практика. Это, в том числе, «работа в полях», чтобы ребята, помимо того, что они «пишут в стол», могли выходить куда-то в городские локации. То есть, мы их буквально будем кидать в озеро с крокодилами.

А чуть менее метафорично?

Анастасия Явцева: Ну, например — мы собираемся и идем читать стихи в метро. Идем читать стихи на Красной площади. Что-то такое. Практика чтения. Во время обучения у нас предусмотрены практики работы с телом, сцендвижение. Работа над ораторским мастерством.

Ораторское мастерство и поэзия, это, само собой разумеется, вещи близкие. А вот сцендвижение и телесные практики — менее очевидно. Чья была идея, что современному поэту это необходимо?

Анастасия Явцева: Подобный проект я реализовывала в Самаре. Он длился несколько лет. По итогам школы у нас получалась постоянная труппа, которая способна на эстрадные поэтические выступления. То есть мы смешиваем академическую, условно говоря, поэзию с эстрадой. Это подразумевает, что поэт должен не только уметь писать стихи и читать их вслух, он еще должен уметь их преподносить как артист. То есть мы их готовим непосредственно к созданию каких-то интересных форматов — перформансов и т.д.

Конечно, и Владимир Маяковский, и Евгений Евтушенко с вами бы горячо согласились. Они были именно яркими эстрадными артистами. Творческие мастерские — это не столько программа, сколько личности. Кто у вас в качестве преподавателей?

Анастасия Явцева: Все известные люди, которые у нас будут — это не просто спикеры. Мы пригласили их не столько лекцию прочитать, сколько дать отзыв на стихи молодых поэтов. Поэтому к нам придут Дмитрий Воденников, Герман Лукомников, Оксана Васякина, Андрей Орловский. Также у нас будут профессора из РГГУ: Евгения Вежлян, Виктория Малкина, Елена Зейферт. И, соответственно, специалисты узких профилей. У нас будет работать психолог, проводить курс кинотерапии. Мы будем смотреть и разбирать кинофильмы. Какие эмоции они у нас вызывают. Для поэта очень важно быть осознанным, уметь правильно понимать свои ощущения для того, чтобы их правильно сублимировать на бумагу. Все эти процессы помогают воспитывать хороший вкус. Потребление массового искусства, конечно, не воспрещается. Но при этом знать и разбираться в каком-то элитарном пласте искусства необходимо. И мы хотим это сделать, в том числе, и через кино. Да, участники мастерской будут читать очень много поэзии, но на поэзии искусство не заканчивается.

Предполагается какой-то конкурсный отбор, собеседование для соискателей?

Анастасия Явцева: Да, можно подать заявку в письменной форме. Претендент должен прийти на кастинг в библиотеку 2 и 3 октября, прочитать наизусть два своих стихотворения. К одному из них нужно придумать перформанс. Можно экспериментировать, использовать или не использовать музыку, дополнительные средства выразительности. У кого какая фантазия.

Мы сейчас видели, у вас на полке в библиотеке стоят рядышком по алфавиту Рубальская и Рубинштейн. Вы не боитесь, что в мастерской получится то же самое?

Анастасия Явцева: У нас все-таки есть критерии отбора. Но даже если так и будет, мы же не можем сказать, что Рубальская не имеет никакой культурной ценности. Для какого-то слоя населения она является определенным авторитетом. А Рубинштейн — для другого слоя населения.

Разумеется. Просто Рубинштейну и Рубальской трудно было бы работать в составе какого-то одного семинара, одной «культбригады».

Анастасия Явцева: Ну, что ж, тогда будет шоу!

Фото: М. Визель

Культбригада

Какова конечная цель проекта «Снег»?

Анастасия Явцева: После прохождения акселерационной программы у нас предусмотрен финальный перформанс, который участники делают самостоятельно под руководством режиссера. На нем они должны показать, чему научились, что было и что стало. Ориентировочно — 19 декабря.

Когда проект закончится, есть два варианта. Первый — что это будет уже организованная труппа, которая сможет делать какие-то концерты в разных локациях. Если им окажется комфортно вместе, если мы сможем достичь той синергии участников, чтобы они стали в дальнейшем постоянно действующей самостоятельной труппой, это будет здорово.

Второй вариант — что каждый получит свои навыки, и уже с этими навыками будет заниматься либо сольной карьерой, либо какими-то другими проектами, связанными с поэзией. То есть наша цель — это дать определенный навык и опыт, который они смогут использовать в дальнейшем для своего продвижения, как поэтов. То есть мы им даем такой, условно говоря, социальный лифт.

Водитель такси, который привез меня к вам, очень удивился, узнав, что я ищу библиотеку: а что, они еще существуют? Надо же! Я тоже задам вам такой «водительский» вопрос: а что, поэтические перформансы еще кому-то нужны? Создание постоянной поэтической труппы — насколько это вообще востребовано?

Анастасия Явцева: Знаете, здесь вопрос создания не труппы, а индустрии. У каждого вида искусства есть своя индустрия. К примеру, музыкальная или художественная. Есть продукт, на него есть спрос. А вот с поэзией дела обстоят не лучшим образом. Это вопрос того, что здесь индустрии еще не создано. Поэтические книжки продаются очень плохо.

Скажем так: узконаправленная ниша. Все покупают друг у друга. Или просто дарят свои произведения.

Анастасия Явцева: Ну да, в основном это самиздат. Поэт должен сам заплатить деньги, чтобы издать свой сборник, а потом еще и бесплатно его раздать. Это все следствие отсутствия индустрии. Самым ярким примером современного поэтического сборника можно назвать «Живых поэтов». Мы активно сотрудничаем с их командой и пригласили редактора-составителя «Живых поэтов» Андрея Орловского в нашу поэтическую мастерскую, показать на своем примере, что поэзия жива и ей есть куда развиваться.

Так что же, единственная форма существования в индустрии — это перформанс?

Анастасия Явцева: Не совсем. На мой взгляд, поэтический перформанс, — это один из продуктов деятельности поэтической индустрии, который имеет право на существование и может продаваться. Другое дело, что продаваться может только качественный продукт, а не пустая концептуализация, что вот мы здесь покричим очень громко, здесь разденемся, и заодно почитаем стихи, и вот у нас получился такой перформанс, который никто не понял. Поэтому мы все-таки ратуем за то, чтобы этот продукт в этой индустрии должен быть качественным.

Библиотека поэзии

Давайте теперь об индустрии. Как вы планируете развивать поэтическое направление?

Анастасия Явцева: Поэтическая мастерская «Снег» — это маленький проект внутри большого: создание Библиотеки поэзии. Идея одновременно и простая, и сложная — превратить библиотеку им. Лермонтова в первую и главную в России Библиотеку поэзии. Мы хотим сделать на одной площадке культурный и продюсерский центр для поэтов. Чтобы они могли у нас получать не только образование. Мы хотим сделать здесь и исследовательский центр, и концертную площадку. Создать самую большую коллекцию поэзии.

Этот большой проект должен запуститься у нас в конце года. И мастерская — это не первый, но один из больших шагов по созданию такого большого центра.

А почему именно Библиотеки Восточного округа Москвы этим занялись? Почему, например, не Ленинка? Не Литинститут, не Институт русского языка, не Литмузей, в конце концов?

Анастасия Явцева: Во-первых, у нас очень классная команда, которую возглавляет Олег Михайлович Жаденов, генеральный директор Библиотек Востока Москвы. И под его руководством у нас собралась креативная команда, которая придумывает интересные проекты по самым разным направлениям. Недавно был фестиваль к 100-летию Рэя Брэдбери. Мы делали театральные постановки в библиотеках и даже в барах, проводили лекции и мастер-классы. Стараемся оживить эту отрасль.

Во-вторых, видимо, нам просто первым пришла эта идея. У нас есть много тематических библиотек: библиотеки приключений, есть библиотека дизайна, есть библиотека неба.

Посвященная вся целиком самолетам?!

Анастасия Явцева: Гораздо шире — эта библиотека является одной из точек роста. Это такой проект — у каждой библиотеки из него своя концепция в оформлении. Внутри стоит настоящий самолет. В него даже можно забраться. Более того, в нем под руководством инструктора можно научиться управлять самолетом с помощью специального тренажера симуляции полетов. В общем, у нас есть библиотеки всего, а поэзии нет. Мы поняли, что это упущенная возможность, и нужно как можно скорее сделать этот проект. В Лондоне, например, есть национальная библиотека поэзии. Она очень большая. Не поверите — даже в Африке есть восемь библиотек поэзии.

Отчего же не поверю? Африка большая.

Анастасия Явцева: А у нас в России, между прочим, такой же огромной, нет ни одной библиотеки поэзии. Самое время это исправить.